Мы обязаны работать с чистой совестью

В силу общественного долга — а я возглавляю Совет ветеранов прокуратуры области — мне нередко приходится заходить по разным проблемам к прокурору области С. Д. Воробьеву. И почти всякий раз разговор так или иначе касается борьбы с преступностью.

Сергей Дмитриевич убежден (и с этим, я думаю, любой согласится), что ее успех зависит не только от законодательной базы. Любой закон, каким бы он хорошим ни был, — это, прежде всего, правовой документ. Он вооружает сотрудника и предоставляет ему поле деятельности. Но перспектива действенности закона — в сознании самого исполнителя. То есть, проще говоря, все зависит от конкретных людей, исполняющих эти хорошие (или не очень) законы. И от того, в каких условиях они работают, конечно.

…В 1961 году, после окончания Саратовского государственного юридического института, я прибыл на работу в Орловскую область и был направлен следователем в Свердловский район. Прокуратура размещалась в одном маленьком кабинете. Сыро, неуютно, все ободрано… Документы готовились от руки.

Из транспорта для прокурора — телега и санки, но без лошади, так как ее содержать было негде. Чтобы куда-то поехать, надо было идти к начальнику РОВД В. А. Ермолову. Он не отказывал, но всегда предупреждал: не задерживаться.

Благо, что в те далекие времена убийства, изнасилования и другие тяжкие преступления совершались редко.

Потом меня перевели в Моховской район. Там прокуратуры как таковой не было вообще — сарай с худой крышей. К тому же я еще и жил в этом сарае.

По сводкам того периода за несколько лет в этом районе не значилось уголовных дел. Зато следователи были постоянными читателями районной библиотеки. Мне об этом сказали прямо в глаза на рабочем совещании, куда я был приглашен вместо прокурора, который тогда учился в Воронеже.

В прокурорских отчетах района тех лет в графе о количестве оконченных уголовных дел стоял прочерк. Самый главный показатель в борьбе с преступностью — уголовные дела, а их нет, тогда зачем этим работникам и прокуратура? Почитать книги и в сарае можно.

«Что за святой район? — подумал я. — Ни одного преступления за последние 5 лет!» Занялся изучением ситуации. И стали выясняться интересные факты.

Например, отдел кадров райпотребсоюза на мой запрос сообщил, что многие сотрудники не бывали в отпуске по 10 и более лет. В их личных делах — одно и то же заявление: «Я в отпуске не нуждаюсь, хочу работать». Что же их побудило стать такими «патриотами труда»?

Такое заявление читаю в личном деле заведующего центральным складом Рожкова и во всех 30 личных делах, которые по моему списку представили. По постановлению прокуратуры назначаю ревизию всех торговых точек района. Начальник ревизионного отдела облпотребсоюза Суховилова в своем акте отразила картину причин нежелания идти в отпуск: у заведующего центральным складом недостача на 120000 руб. (это по курсу 1962—1963 гг.)…

По возбужденному уголовному делу было арестовано 5 главных фигурантов, остальные — под подпиской, в том числе главный бухгалтер и председатель райпотребсоюза. Подготовлено постановление о предъявлении обвинения главному лицу района, соучастнику преступного «бизнеса», первому секретарю райкома — Г. М. Савину. Изобличающих документов и показаний свидетелей на него — сверхдостаточно.

С моим докладом прокурор области согласился и пошел в обком, захватив с собой документы. Но в обкоме решили так: «Мы его (Савина) уберем, пошлем в профком Залегощенского сахарного завода, ну а насчет Гончарова — вы решайте. Зачем ему было в такие глубины лезть?»

Меня из этого поверженного района перевели старшим следователем городской прокуратуры…

Это, так сказать, «лирическое» отступление — к вопросу о кадровом потенциале прокуратуры и второй, не менее важной, проблеме — создании условий для того, чтобы этот механизм заработал, как и положено ему работать — с полной отдачей.

— Прежде чем рекомендовать кого-то на ту или другую должность, — рассказывает С. Д. Воробьев, — я лично провожу с кандидатом беседу, и, если его ответы убедительны, отличаются полнотой, зрелостью знаний, содержат элементы практики, я даю согласие на оформление. К подбору людей мы подходим всесторонне, вдумчиво, взвешиваем все «за» и «против» и только после этого принимается решение.

Работник прокуратуры должен быть не только образован, юридически грамотен, профессионально подготовлен, но и обязан соизмерять свою работу с личной совестью, всегда быть морально стойким.

Прекрасно понимает прокурор области и вторую сторону вопроса: чтобы каждый сотрудник целенаправленно посвятил себя многоплановой работе, его ничто не должно отвлекать, в том числе — и социальные проблемы.

«Если человек — из любой сферы деятельности — не обеспечен, например, жилищными условиями, то его мысли будут заняты не работой и ее перспективами, а тем, как обзавестись квартирой. Отсюда все погрешности, все ошибки в работе, которые порой исправить невозможно или весьма затруднительно, и он сам оказывается, в конце концов, под вопросом, — считает Сергей Дмитриевич. — Понимая значение квартирной проблемы, руководство областной прокуратуры решило поставить ее первой в повестке дня. И она практически решена: сотрудников прокуратуры, не обеспеченных жильем, на сегодняшний день нет.

Не менее значимый вопрос — это условия, в которых люди выполняют свои ежедневные обязанности. Вот почему после назначения прокурором Орловской области я незамедлительно, в самые первые дни, побывал во всех районных прокуратурах. Убедившись воочию, как обстоят дела, я для себя сказал: «Нет, так дальше не пойдет. За работу в таких условиях строго не спросишь и не задашь вопрос: почему у тебя пробелы в надзоре, не выполняются планы…»

На раздумья времени не было. Составили план, в котором предусмотрели, в каком из районов произвести капитальный ремонт, в каком — построить заново или реконструировать старое здание. Вначале мы привели в порядок все городские прокуратуры, провели перепланировку под штат сотрудников, который сформировался на сегодня. В кабинетах тоже создали необходимые условия. В целях безопасности мы решили организовать штатные милицейские посты, с оснащением охранной и пожарной сигнализацией и другой техникой, чтобы вовремя предотвратить или не допустить чрезвычайных ситуаций».

Как председатель Совета ветеранов, я время от времени бываю и в районных прокуратурах. И могу, со своей стороны, засвидетельствовать: все именно так и есть. То, в каких условиях сегодня трудятся работники прокуратур, например, Северного или Советского районов г. Орла, — даже сравнивать нельзя с тем, что было еще совсем недавно: образцовый порядок, идеальная чистота, которую, прямо скажу, не всегда увидишь в частной квартире, где без напоминаний снимаем обувь, прежде чем войти…

Удалось мне побывать и на открытии прокуратуры Свердловского района, в котором я сам некогда начинал. С. Д. Воробьев лично приветствовал гостей и проводил экскурсию по двухэтажному особняку, в котором будут трудиться сотрудники прокуратуры Свердловского района: отдельные для каждого работника технически оснащенные кабинеты, актовый зал, зал для занятий спортом, столовая, подсобные помещения и даже душевая кабина. У входа в здание — милицейский пост, куда выведена необходимая сигнализация для предотвращения возможных ЧП.

Председатель Орловского областного Совета народных депутатов И. Я. Мосякин в своем выступлении по этому поводу полушутя-полусерьезно заметил: «В прокуратуру идут многие жители района с разными вопросами, разным настроением, но если кто-то пришел и его на законном основании привлекли к ответственности, я уверен в том, что ему будет легче принять меру воздействия в таких вот прекрасных кабинетах, в таком красивом здании, в котором разместилась прокуратура, чем в приспособленной, некрасивой, извиняюсь, халупе».

Так вот, возвращаясь к началу нашего разговора, сказывается ли все это на борьбе с преступностью, в том числе — и коррупцией? Ответ, на мой взгляд, очевиден.

Какой же вывод можно сделать из всего сказанного? А вывод прост: работать с чистой совестью мы обязаны всегда, в любых условиях. А в таких — тем более. И пусть никакие невзгоды не столкнут нас с избранного пути. Тогда, может быть, хоть и не скоро, но наступит время, когда прокурор произнесет обвинительную речь над последним коррупционером в нашей стране.

В. В. Гончаров, председатель Совета ветеранов прокуратуры Орловской области, старший советник юстиции.

самые читаемые за месяц