Пять жизней русского Ивана

С того радостного Дня Победы минуло уже 65 лет. Много? Мало? Человеческая память — великая вещь — со временем на короткой ноге: то растягивает его непомерно, а то и прессует, оставляя только самое нужное, самое важное. Вот сейчас я держу в руках восемь печатных листов — воспоминания ветерана Великой Отечественной войны Ивана Ветрова. Всего восемь листов, а перед глазами — целая жизнь. Даже пять жизней — на столько периодов делит свой путь сам автор.

Жизнь первая… Родился Иван Иванович летом далекого 1926 года в селе Сретенье, неподалеку от Орла. На берегу речки Рыбницы стояли тогда чуть больше ста домов, весной и летом буквально утопавшие в цветущих садах, церковь да начальная школа. И отец, и дед, и прадед маленького Ванюши пахали землю; последний к тому же был известным в округе кровельщиком. У матери Ивана родилось шестеро детей, но к началу войны в живых остались четверо — два сына и две дочери.

— Очень ярко мне помнится из детства 33-й год, — рассказывает Иван Иванович. — На Украине тогда был голод, и бабушка с мамой постоянно подкармливали беженцев. Специально для них у нас в печи всегда стояли большие чугуны с едой. Ужасно было смотреть на чужое горе! А на следующий год, со сплошной коллективизацией, пришли голодные времена и к нам. Лошадей, помню, чтобы они не падали, приходилось подвешивать на веревках… И даже в 35—36-м годах, когда в колхозах наконец-то появились первые тракторы и МТС, урожаи были такие же мизерные. Да и уходили они в основном на госзаготовки, а нам выдавали по 100—150 граммов зерна на трудодень.

В 39-м Иван был принят в 5-й класс орловской школы № 12. В Орле у него жил дедушка-железнодорожник, и мальчик, глядя на его работу, тоже мечтал стать машинистом. Да и на селе жизнь вроде начала налаживаться. Но все прервала война…

31 августа 1941 года немецкая авиация совершила на Орел первый налет. А 3 октября по старой кромской дороге, со стороны Лаврово, почти без боя вошли в город и вражеские танки. Так началась Иванова вторая жизнь — жизнь в оккупации.

— Мы тогда квартировались на Комсомольской, — вспоминает ветеран. — Утром проснулись — было тихо, спокойно, свет горел, радио работало. И вдруг на улице, безо всяких звуков боя, появились танки. Конечно, сразу началась паника, грабежи, и мы с дедушкой решили идти домой, в Сретенье. Проходили через наш военный лагерь (он тогда в Лужках был, где сейчас озеро Светлая жизнь). Там все открыто, солдаты бежали, бросили амуницию, припасы, лошадей. Смотрим, лужковские оттуда уже тащат что могут. Потом и мы туда приходили. Немцы охрану поставили, но вещи разбирать не запрещали. А когда горел элеватор и мы с матерью поехали за пшеницей. Еще вот патоку можно было брать с кондитерской фабрики, а вообще-то сразу издали приказ, запрещавший грабежи под страхом смерти.

Помнит Иван Иванович, как его мать спасла нашего сбитого летчика по имени Володя. Два месяца он у них жил, помогал, чем мог, а когда про это прознали полицаи и посадили солдата в подвал, мальчик по ночам тайком носил ему еду. Через пару дней Володе удалось бежать, и с тех пор Ветров никогда его не видел. Как и своего отца. Иван Ветров-старший погиб на фронте в первый же год войны; в семье не осталось даже его фотокарточки…

Потом была суровая зима 41—42-го (морозы порой доходили до сорока градусов), бесконечные поборы, усилившиеся к следующему году. После поражения фашистов под Сталинградом в деревнях появились войска полевой жандармерии и СС, стали отбирать скот для убоя, а молодежь угонять на работы в Германию. В начале июля 43-го Иван с товарищем бежал в сторону близкой уже линии фронта и через сутки попал в передовые части Красной Армии. Уже в освобожденном Сретенье Ветрова после долгих уговоров (не подходил по годам) зачислили в зенитный полк 5-й Орловской дивизии. Третья — самая страшная — военная жизнь не пощадила его 17-ти лет.

В составе Брянского, а затем 1-го Белорусского фронтов Ветров участвовал в освобождении Брянска, Почепа, Клинцов, Гомеля; форсировал реки Десну и Сож… Сражения в Белоруссии — атаки, бомбежки, артобстрелы… Своими глазами видели солдаты сожженные деревни, обращенные в прах города, могилы на кладбищах, могилы на улицах и целые поселки, превращенные в одну братскую могилу. Там было особенно тяжело: стояла глубокая осень, продовольствие не доставляли, и по ночам приходилось ходить по огородам — с одного сухаря сыт не будешь. В одном из боев неподалеку от Гомеля Иван Иванович был ранен.

Военная дорога привела Ветрова — уже в звании старшины — на западную границу, в Польшу, где его 323-я дивизия участвовала в Висло-Одерском генеральном наступлении 14—17 января 1945-го. Иван Иванович со своими фронтовыми товарищами освобождали Люблин, лагерь смерти Майданек… «Сначала налетала наша авиация, — рассказывает Иван Иванович, — потом артиллерия начинала бить — получался огненный вал. А уж за ним бежали мы, пехота. Особенно мне этот вал запомнился под Варшавой — тогда по 560 стволов на 1 километр устанавливали…»

Память старого человека милосердна, и многое из того времени уже забылось, но бои на захваченном у Вислы плацдарме и сражение за Варшаву остались в ней навсегда. Немцы цеплялись тогда не то что за каждый дом — за каждый бугорок. Много позже Иван Иванович узнал, что за эти бои 1382 советских воина удостоились высокого звания Героя Советского Союза. Сам он был награжден медалями «За отвагу» и «За освобождение Варшавы», орденом Отечественной войны I степени.

Потом Иван Иванович был тяжело ранен, и поэтому День Победы он встретил демобилизованным по инвалидности, в поезде под Рязанью: «Утром рано выхожу на перрон — а там народу тьма, бабки с самогонкой, с сухарями, наливают нам, кто может выпить. Вернулся в Орел, помню, в 12 часов ночи и пешком — домой. Встреча была, конечно, исключительная, вся деревня сбежалась. Из 11 ребят в наше село только трое вернулись, и то все избитые, раненые. А из этих троих теперь только я остался».

Мирное время, время восстановления и расцвета — жизнь четвертая… До сих пор помнит Иван Иванович подарки, которые ему по возвращении в Сретенье выдали в военкомате: 10 метров ситца на платья сестрам, карточки на хлеб и соевый жмых. Назначили и пенсию — 12 рублей 50 копеек. Выучившись на зоотехника по пчеловодству, Ветров какое-то время работал в родном колхозе. Тогда же женился, родилась дочь Надя. А в 50-м году Иван Иванович перешел на работу на плодово-ягодную станцию, на должность заведующего хозяйством, а потом — и замдиректора предприятия. Здесь он «задержался» на целых 27 лет и считает это время лучшим в своей жизни: «Все шло как-то очень бодро, весело, по-хорошему напряженно». Работа была в радость, хозяйство росло, ширилось. Сначала ведь рабочих там было всего около тридцати человек, им приходилось быть мастерами на все руки. Но со временем появились новые конюшни, гаражи, вырос рабочий поселок, совершенствовалась научная и материальная база предприятия. А сколько радости вызвала установленная в новехоньком клубе премиальная стационарная киноустановка — одна из первых в области! Стоит ли говорить, что на очередной сеанс собирался не только коллектив станции, но и все местные жители.

В 74-м году Ветров был назначен управляющим хозяйством «Ботаника», которое вскоре вышло в число передовых — как по урожайности ягодных культур, так и по цветоводству. За успехи в области последнего он удостоился серебряной медали ВДНХ. «Тогда только начали завозить тюльпаны из Голландии. Мы организовали свой питомник, где луковицы проходили адаптацию, размножали их и рассылали по всей стране, вплоть до Новосибирска. Спрос на эти цветы был громадный, да и урожайность не подводила. Представляете — целые тюльпановые поля на Ботанике… Выращивали мы и пионы, огромное количество сортов. Сейчас этого ничего не осталось, — вздыхает Ветров. — Сады станции пришли в запустение, какие-то частники там появились… А было богатейшее хозяйство».

Нынешняя, пятая жизнь Ивана Ивановича — жизнь пенсионера. В ней пришлось ему перенести три тяжелых удара — смерти матери, жены и дочери Нади. Несмотря на возраст, Ветров с выходом на пенсию продолжал трудиться на самых разных работах — от кладовщика до гидрометеонаблюдателя и предпринимателя. Не оставил ветеран и общественной работы. Сейчас, например, Иван Иванович — заместитель председателя Совета ветеранов Орловского района. Фронтовика часто приглашают на встречи в школы, институты. Почти вековая память его бесценна и по-прежнему дорога потомкам. В 1996 году Ветров женился вторично; у супруги Ивана Ивановича, Лидии Петровны, с которой они живут вдвоем в маленькой квартирке, — интереснейшая, достойная отдельного рассказа жизнь. Дети, внуки, трое правнучек — все устроены, все живут благополучно. Вот только бы здоровья побольше — и совсем неплоха будет эта пятая жизнь… Пусть за ней следует и шестая!

От души поздравляем Вас, Иван Иванович, с наступающим праздником Великой Победы! Счастья и здоровья Вам и Вашим родным и близким!

Юлия Астрахан.
Фото предоставлено
И. И. Ветровым.

самые читаемые за месяц