Разведка доложила…

К 90-летию ВЧК—КГБ—ФСБ

Изданному в 2000 году сборнику документов о деятельности органов государственной безопасности СССР предпосланы слова директора ФСБ России Н. П. Патрушева: «Живым и павшим в годы Великой Отечественной войны советским разведчикам и контрразведчикам». Выполняя свой долг перед Родиной, тысячи сотрудников НКВД, НКГБ, военной контрразведки «Смерш» вели борьбу с абвером, тайной полевой полицией, СД на фронтах, в глубоком тылу и за рубежом. Об одном из эпизодов незримой схватки с опытным и коварным противником рассказывают ставшие достоянием истории рассекреченные документы минувшей эпохи.

Величайшей в истории человечества Орловско-Курской битве предшествовал поединок советских и фашистских спецслужб, дуэль умов, от исхода которой зависела судьба Отечества и последующих операций Второй мировой войны.

7 мая 1943 года Председателю Государственного комитета обороны И. В. Сталину доложили сообщение НКГБ за № 136/м. Речь шла о готовящейся гитлеровцами наступательной операции «Цитадель». Текст радиограммы генерал-фельдмаршала Вейхса отделу верховного командования был получен советской резентурой в Лондоне.

Как надежно зашифрованная немцами радиограмма оказалась в Англии?! Британская разведка сумела добраться до немецкой шифровальной машины «ЭНИГМА» и, используя ее аналог, обеспечила дешифровку радиограмм. Однако получаемые сведения англичане держали в тайне, опасаясь утраты источника информации. Не делились они секретами и с русским союзником.

Не надеясь на благородство джентльменов с туманного Аль­биона, советская внешняя разведка добывала секретные материалы из недр тех же британских спецслужб с помощью разведывательной группы, известной как «кембриджская пятерка». Расшифрованные немецкие радиограммы сотрудник шифровальной службы Джон Кернкросс и его товарищ Ким Филби передавали советскому резиденту…

После поражения под Сталинградом немцы готовились к реваншу. Первый удар они планировали нанести южнее Орла группой армий «Центр» генерал-фельдмаршала Клюге, второй — севернее Харькова группой армий «Юг» генерал-фельдмаршала Манштейна. Оба удара были нацелены на Курск.

В очередной немецкой радиограмме сообщалось: «Для противодействия осуществлению плана «Цитадель» противник располагает приблизительно 90 соединениями, находящимися к югу от линии Белгород — Курск — Малоархангельск. Наступление частей группы армий «Юг» встретит упорное сопротивление в глубоко эшелонированной и хорошо подготовленной оборонительной зоне… В настоящее время трудно предугадать, попытается или нет противник избежать угрозы окружения путем отхода на восток, которая последует за прорывом основных участков на линии Курск — Белгород — Малоархангельск».

Замысел был очевиден — взять советские войска в клещи.

Для перепроверки этих планов была организована тщательная разведка в зоне действия Центрального, Воронежского и Юго-Западного фронтов. Помимо авиационной и фронтовой разведок задействовали возможности Центрального штаба партизанского движения и территориальные органы, в том числе и на Орловщине. Разведку интересовали данные о передислокации немецких войск и подготовке к наступлению.

11 мая Управление контрразведки «Смерш» Брянского фронта доложило о сосредоточении немецкой группировки в районе Орла. Зафронтовой агент, внедренный в абвергруппу при штабе 2-й танковой армии, сообщил: «Немцы усиленно следят за передвижением советских войск. В Орел регулярно прибывают эшелоны с боеприпасами, в том числе крупного калибра. В городе появились бронетанковая дивизия «Мертвая голова» и эсэсовские части. 4 мая через Орел проследовали большие мотомеханизированные колонны, в связи с чем жителям запрещено было появляться на улицах»…

Для сокрытия планов летней кампании немцы прибегали к дез­информации, забрасывая «пе­ре­бежчиков», «теряя» фальшивые документы и карты, активно используя шпионов и диверсантов. В течение 1943 года военной контрразведкой и органами НКГБ были выявлены свыше 1260 гитлеровских агентов в районах действия советских войск.

Шел напряженный поиск «момента истины», от которого зависели во многом исход сражения и жизни сотен тысяч бойцов и командиров.

23 июня 4-е (разведывательно-диверсионное) Управление НКГБ доложило: «По поступившим данным, немцы предполагают начать наступление на Восточном фронте с города Орла в направлении города Елец и в дальнейшем на Пензу. С городов Курска и Харькова наступление должно развиваться на Воронеж, Белгород и Малоархангельск с задачей окружить и уничтожить группировку наших войск на этом участке фронта. В район Орла противником стянуто 9 армий, из которых половина танковые. В составе танковых армий находятся танки типа «тигр»… Сведения получены из разговоров офицеров германской фронтовой разведки»…

Вскоре захваченный разведгруппой офицер немецкого разведывательного отдела штаба ВВС Карл Круг подтвердил, что немцы стягивают войска к Орлу, сообщив о составе группировки и дислокации аэродромов.

В доклад Верховному Главнокомандующему Генштаб включил сведения, добытые разведгруппой «Дубровцы» (орловскими чекистами Воробьевым И. М. и Алексахиным П. Г.)

О намерении гитлеровцев взять реванш под Курском сообщил и разведчик Н. И. Кузнецов из партизанского отряда Д. Н. Медведева. Не осталась без внимания чекистов беседа шведского дипломата Ассерсона с первым секретарем посольства Великобритании в Москве: называлась конкретная дата начала операции. Армейская разведка ее уточнила: в 3 часа 5 июля.

Маршал А. М. Василевский вспоминал: «В этот ответственный момент советское командование предъявляло особые требования к органам разведки. И нужно сказать, она была на высоте и неплохо помогала нам. Как ни стремился враг держать в тайне планы своего наступления, как ни отвлекал внимание советской разведки от районов сосредоточения основных своих ударных группировок, нашей разведке удалось не только определить общий замысел врага на летний период 1943 года, направление ударов, состав ударных группировок и резервов, но и установить время начала фашистского наступления.

Работа разведчиков позволила упредить действия немцев контрартподготовкой, обескровить вражескую группировку и перейти в контрнаступление. Стратегическая инициатива оказалась в руках советского руководства. Гитлеровцы вынуждены были перейти к обороне. Часы истории неумолимо приближали окончательный разгром германского фашизма.

Орловско-Курская битва вошла в историю как образец стратегического мышления советской военной школы, величайшего мужества, отваги и героизма солдат и офицеров.

Выиграть сражение помогла четкая и слаженная деятельность всего разведывательного и контрразведывательного аппарата органов государственной безопасности СССР.

Имена многих чекистов, в том числе Героя Советского Союза Д. В. Емлютина, В. А. Засухина, Г. М. Брянцева и других наших отважных земляков навечно вписаны в Книгу памяти Отечества.

Ю. Балакин,
полковник в отставке, Почетный сотрудник госбезопасности.

самые читаемые за месяц