Жил человек в лесу…

Говорят, что призвание — это не то, о чем мы мечтаем, а что действительно нужно от нас людям, обществу, стране. Николай Иванович Сазонов в юности мечтал о море. А поступил в Красноярский лесотехнический институт. Так сложились обстоятельства. «Зеленое море тайги» — это, конечно, звучит красиво и романтично. Но заниматься лесозаготовками и сажать новый лес на месте вырубленного — занятие, прямо скажем, будничное, земное. Мало в нем романтики — одни технологии и тяжелый физический труд. Но выпускник лесотехнического института Николай Сазонов взялся за дело по-крестьянски крепко, и лесное дело стало его призванием на долгие, долгие годы.

Родился Н. И. Сазонов в далекой Бурятии, тогда еще автономной советской республике в составе РСФСР. По распределению поехал работать в Томскую область, в один из поселков на реке Чулым. «Лесистость — 96 процентов», — так вспоминает теперь о тех местах Сазонов. И больше никаких романтических воспоминаний. Разве что рыси, которые довольно часто попадались на пути лесозаготовителей. Из-за них, этих грациозных кошек, приходилось таскать на плече ружье. А в остальном — обычная работа.

Будни покатились чередой, как вагоны по узкоколейке, по которой возили лес. Много бессонных ночей пришлось пережить главному инженеру леспромхоза Сазонову из-за этой железной дороги: вечно что-то случалось на узкоколейных рельсах, проложенных на время лесозаготовок. Другое яркое воспоминание той поры — внедрение передовой технологии вырубки, которая позволяла сохранять молодую поросль хвойных деревьев. Молодому руководителю Сазонову приходилось самому брать бензопилу в руки, чтобы показать пример рабочим, переломить привычку работать по старинке. Трудно было всем. Настолько, что запомнилось Сазонову на долгие годы.

Там, на берегах реки Чулым, Николай Иванович быстро завоевал авторитет и продвинулся по служебной лестнице. Но из-за болезни дочери пришлось покинуть суровый сибирский край и искать места с более благоприятным климатом. Министерство лесного хозяйства предложило Сазонову Орловскую область. Однако с должности главного инженера пришлось Николаю Ивановичу «спуститься» в лесничие Урицкого лесничества. Сазонов не комплексовал по этому поводу: лесничий так лесничий.

В Орловской области лесозаготовки почти не велись. Тут леса разводили.

Тогда, в 70-е годы прошлого столетия, серьезных проблем с незаконной вырубкой лесов или, скажем, с вторжением на заповедную лесную территорию каких-нибудь особняков или дач не было. Сазонов вспоминает только об одной проблеме тех лет: многочисленные стада колхозных коров частенько вытаптывали молодую лесную поросль. С позиции дня сегодняшнего невольно думается: вот ведь было время, было кому и что вытаптывать!

Сажали лес по склонам оврагов и на границах полей. И полей тогда было немало, и землю для них берегли от оврагов, эрозии почв. Работы хватало. лесничество, вспоминает Сазонов, работало непрерывно, как большое производство. А он, Николай Иванович Сазонов, на этом производстве был кем-то вроде начальника одного из цехов. Только вот чтобы побывать в каждом уголке этого цеха, приходилось садиться на мотоцикл.

Потом в биографии Сазонова был Орловский лесхоз, где Николай Иванович работал главным лесничим. Занимался в основном питомниками. Там вырастал из семян «посевной материал» — саженцы для будущих искусственных лесов. Познакомился сибиряк с интересными, талантливыми лесоводами Орловщины А. А. Якуниным и А. М. Малеевым. Опытные лесоводы, продолжатели дела знаменитого Шатилова, они стали наставниками и добрыми товарищами Николая Ивановича.

За четыре года работы на Орловщине Сазонов сумел проявить себя и был назначен главным инженером областного управления лесного хозяйства. А еще через три года Николай Иванович становится начальником этого управления. В его воспоминаниях об этом периоде жизни нет захватывающих историй, скандалов, эпизодов борьбы. Ровная, будничная работа. Мирное созидание — по плану и в соответствии с законом. Даже пожары в самых лесных, Знаменском и Хотынецком, районах Орловщины той поры не оставили заметного следа в воспоминаниях бывшего начальника управления лесного хозяйства. Потому что не было на Орловщине масштабных пожаров. А те, что возникали, быстро ликвидировались. Были для этого и силы, и средства. И никакой нехватки горючего ни для пожарных машин, ни для вертолетов. Наличие этой техники под рукой, видимо, было настолько естественным, что Николаю Ивановичу, в общем-то, и вспоминать нечего. Один только раз пришлось ему не на шутку схлестнуться с первым руководителем области из-за незаконной вырубки лесонасаждений в одном из районов области. И было это то ли в 1984-м, то ли в 1985 году — Сазонов уже точно и не помнит. Но точно — на заре перестройки, когда завершалась мирная и планомерная эпоха созидания.

Характерно, что и его производственно-созидательная деятельность закончилась в 1986 году. И началась другая. Николай Иванович Сазонов становится председателем обкома профсоюзов работников лесных отраслей, то есть защитником интересов трудящихся. Однажды на Болховской мебельной фабрике проверка выявила, что около тридцати работников вредных производств не смогут выйти на досрочную пенсию только из-за того, что в свое время отдел кадров неправильно оформил их прием на работу. И Сазонов встал на защиту людей. В результате руководители предприятия были наказаны за халатность, а пенсии оформлены.

Сегодня Николай Иванович Сазонов и сам на заслуженном отдыхе. 1 февраля ему исполняется 70 лет. Заслуженный лесовод Российской Федерации живет недалеко от Орла, в деревне. Вместе с женой ведет подсобное хозяйство, которое, как говорит Николай Иванович, кормит всю его многочисленную семью. Две дочери родили ему двух внуков и двух внучек. Старший внук уже закончил военный вуз и служит в Петербурге. Есть уже и правнучка. Молодежь не забывает своих стариков, помогает им.

Дом пенсионера Сазонова стоит рядом с лесом…

А. Градов.

самые читаемые за месяц