Красная строка № 27 (333) от 31 июля 2015 года

А народ-то власти не верит…

После того, как Советский избирком отказал в регистрации кандидатом в депутаты самовыдвиженке А. Борисовой, сославшись на то, что шесть подписей из пятидесяти пяти на ее подписном листе, открывающем дорогу к регистрации, сомнительны, другой претендент на тесный горсоветовский стул — И. Коновалов, также вызывающий подозрение и опаску, поскольку, как и А. Борисова, в недалеком прошлом был замечен с беспилотного летательного аппарата в компании В. Рыбакова — известного орловского бузотера, не дающего спокойно жить нашему областному дурдому, — так вот этот И. Коновалов, сделав выводы из чужих ошибок и не желая доверяться судьбе, привел на заседание ТИКа, решающего, что с этим И. Коноваловым делать, всех, кто ставил подписи на его подписных листах!

Это, доложу я вам, было зрелище.

Шесть вечера, пустое здание Советской администрации, одинокий охранник на входе, и только второй этаж, где творится демократия, гудит, как растревоженный ульем Смольный.

Жарко, открыты окна в просторном, созданном для скопления народа фойе. А в фойе этом кого только нет: мужчины, женщины — молодые и… в самой поре, даже дети бродят, поддерживаемые родителями, по коридору, поскольку, совершенно очевидно, родителям, пришедшим в свое личное время в орган власти на разборку, не было с кем своих малышей оставить.

А, может, и с другой целью они привели юных боевиков? Один, с соской, Лешка — как признался, назвав имя, его папка — произвел на меня такое впечатление, так внимательно и проницательно смотрел на меня своими глазенками этот серьезный гражданин, такие у него кулаки, что я на месте членов ТИКа Советского района поостерегся бы в этот день принимать неосмотрительные решения.

И члены ТИКа поостереглись — зарегистрировали И. Коновалова в качестве кандидата, лишь для приличия, полагаю, заявив, что одна подпись все же вызывает сомнение. Но поскольку эта мелкая заноза никак не влияла на сам факт регистрации, коридор второго этажа администрации Советского района, оккупированный встревоженными и, судя по настрою, очень решительными разнополыми и разновозрастными гражданами, издал ликующий клич. Так свои эмоции выражают люди, отчаявшиеся добиться справедливости, решившие жечь мосты (а там будь что будет), но, к своему восторгу и удивлению, победившие малой кровью, даже почти вообще без нее (потраченное на борьбу и демонстрацию гражданской позиции время — мелочь, вообще не потери).
Лешка с соской реагировал на вердикт избиркома без эмоций, он был спокоен, как снайпер в засаде. Похоже, парень уже понял, еще не научившись говорить, что борьба только начинается. У него еще все впереди.

Конечно, можно предположить, что ТИК принял во внимание и присутствие в кабинете, где оглашалось решение, известного орловского, неуемного и беспощадного, но доброго в душе правозащитника Д. Краюхина, сделавшего себе смелую прическу и потому напоминающего своим новым обликом бритоголового с фотоаппаратом; и недоверчивые темные глаза Жоры Саркисяна — лица закавказской национальности, который мало того, что лицо, так еще и носит майку с оскаленной волчьей пастью. Всего этого можно испугаться. А можно — и нет, к страшному, как и к доброму, привыкаешь.

Но вот что делать с полусотней совершенно нежурналистского народа, который в один день объединила идея необходимости борьбы с творящейся несправедливостью? Эти люди уже высказали власти свое категорическое недоверие. Ни один из них — ни мужчина, ни женщина, ни работающий, ни пенсионер — не ответил отказом обоснованно опасавшемуся за свое кандидатство И. Коновалову, пришедшему к этим людям в дом (!) с просьбой поддержать, прийти вечером в администрацию и удостоверить, если потребуется, то, что и так их подписью было удостоверено; никто не сказал: «Да ты что, любезный? Я полностью доверяю властям и закону! Не пойду». Пришли в администрацию все. И настроены были решительно. Это значит, что из пришедших власти и закону в данной ситуации не доверяет никто.

И если бы ТИК этим душным вечером «зарубил» необходимое количество подписей, создав формальное основание снять И. Коновалова с выборов, люди, ставившие эти подписи, а вместе с ними и другие подписанты, также выдвигавшие И. Коновалова в кандидаты, тут же, в коридоре районной Советской администрации, пришли бы к железобетонному выводу, что власть в данной географической точке принадлежит жуликам.

А когда такое или подобное мнение становится в обществе преобладающим, общество может власть — так или иначе — сместить. Власть, привыкшая по ошибке считать неконфликтный и покладистый народ электоральным быдлом, неосмотрительными движениями этот процесс только ускоряет.
Создался любопытный прецедент. Выборы еще не состоялись, а народ в отдельном районе уже победил. Причем «воевать» он шел против власти.

Тревожный симптом. Даже для нашей хронически нездоровой области.

Сергей Заруднев.

b

самые читаемые за месяц