Красная строка № 34 (340) от 18 сентября 2015 года

А не юродство ли это?

Подводя итоги выборов, орловские наблюдатели движения «Голос за честные выборы» констатируют «повышенное досрочное голосование». В Орловской области с тех пор, как эта норма опять вернулась (после некоторого перерыва) в законодательство, досрочно голосовали уже дважды — на губернаторских выборах прошлого года и вот теперь — на муниципальных. Но если в прошлом году досрочно проголосовало только 4 процента избирателей, то теперь, если судить по предварительным данным с некоторых избирательных участков г. Орла, раньше срока к урнам пришло в десять раз больше избирателей.

Региональный эксперт комитета гражданских инициатив (фонд Кудрина) Д. Краюхин рассказал журналистам об интересном эксперименте, который был проведен при активной поддержке со стороны КПРФ. Отыскав в законодательстве соответствующие статьи, наблюдатели от компартии на выборах 13 сентября потребовали пересчета голосов, отданных досрочно. Как не сопротивлялись избиркомы, но вынуждены были подчиниться: заранее проинструктированные наблюдатели просто тыкали председателей участковых комиссий носом в статьи закона, о которых те даже не знали.

Д. Краюхин привел цифры с одного участка, который был организован в 19-й школе. Из 2077 зарегистрированных избирателей приняло участие в голосовании 916 (44,1%). Из числа этих проголосовавших досрочно отдали свои голоса 385 человек (42%). В подавляющем большинстве — за партию власти. Общие результаты голосования (с учетом досрочного) по официальному счету таковы — 53,3% голосов — за «Единую Россию»; 22,5% — за КПРФ. Ну и совсем ничтожные показатели — у ЛДПР, «Справедливой России», «Яблока» и т. п. Так вот, если из общих итоговых цифр вычесть результат досрочного голосования, то картина получится просто удивительная. Оказывается, что те, кто пришел на выборы «день в день» — 13 сентября, отдали предпочтение КПРФ — 36 процентов голосов! Единая Россия получила 28, 2 процента, ЛДПР — 12,2, «Справедливая Россия» — более 5! И даже Партия пенсионеров и «Яблоко» — по 4 процента. Вывод напрашивается сам собой — предварительное голосование, скорее всего, было ангажированным, а его итоги — заранее просчитанными и организованными. Когда по той же методике будут проанализированы данные со всех участков, итоги состоявшихся выборов можно будет поставить под сомнение. По крайне мере, в этом убежден Д. Краюхин и его единомышленники.

По некоторым оценкам, число купленных в прямом смысле слова голосов на этих выборах исчислялось тысячами. В не меньшем количестве люди просто послушно шли на досрочное голосование и заполняли бюллетени так, как им было велено.

Вопрос в том, почему орловцы поступали таким образом? Означает ли такое поведение избирателей их тотальную бестолковость или это показатель уровня цинизма в нашем обществе?

Как говорится, можно привести коня на водопой, но нельзя заставит его пить. Но «реализм действительной жизни» в Орле таков, что наш орловский конь и пить будет, если уж привели. Можно даже говорить об известной доли честности наших избирателей. Им говорят — проголосуй за такого-то кандидата или партию и получишь свои 250 — 800 рублей. При этом никто не может проконтролировать «купленного», что он там начеркает в закрытой кабинке для голосования. Но избиратель идет и голосует «в строгом соответствии с договором», причем устным.

Либералы объясняют это рабской психологией орловского избирателя. Но так ли это? Раб и схитрит — недорого возьмет! Тем более, если высока вероятность, что никто его за руку не поймает. Да еще и взыграет ретивое: раз заставляет барин — так возьму и обману! Как известно, для рабовладельческого строя была характерна высокая степень разрушения средств производства самими исполнителями работ. Но орловский обыватель подчиняется и продается вполне сознательно и добросовестно, если так можно выразиться. И боюсь, что объяснить это можно только одним: полным разочарованием в демократических процедурах и местных органах власти. От этой власти не зависит улучшение жизни обывателя. Эти две линии жизни не пересекаются. Кем ни наполни горсовет — лучше не станет. Лично мне буквально перед выборами довелось разговаривать с одной бывшей советской учительницей, заслуженной пенсионеркой, оставившей о себе добрую память в той школе, где она проработала всю жизнь. Умная, образованная женщина с каким-то вызывающим восторгом заявила мне, что если бы ей представилась возможность, то и она бы проголосовала за деньги. И в этом, почувствовал я, выразилась вся степень ее презрения к существующему строю и системе власти. Скажете — цинизм? А может быть своего рода — юрод­ство! Когда уже всерьез невозможно говорить об этой так называемой демократии, которая от выборов к выборам оборачивается ухудшением жизни, кого бы мы ни избрали — невольно захочется эпатажа! С паршивой овцы — хоть шерсти клок: денег на водку или благоустройство двора, который десятилетиями не ремонтировался, или чего-нибудь еще.
В отсутствие действительно сильной, ответственной, национальной власти, о которой обы­ватель уже начинает забывать, или имеет о ней смутное мечтание, получается эпатажный подсознательный протест против «великой лжи нашего времени» — западной демократии, которая приводит к власти только выскочек и проходимцев, имеющих целью лишь собственное обогащение. Эдакое «юродство во демократии». Разве не похоже?

Развратившаяся власть, которая, как семинарист Миша Ракитин из знаменитого романа русского классика, уже окончательно решила для себя, что в этой жизни «все позволено» для «умных людей» — от бани с девками до казнокрадства и подлога, — эта власть развращает народ. Пока он, допустим, юродствует. Но что будет завтра? А вдруг и пожилая учительница, и пьяница, и студент, и полицейский окончательно решат для себя вопрос: стоит ли жить ради правды и добра? Что если ответом будет та самая формула, по которой уже живет наша власть? Тогда — держись, Россия!

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц