Красная строка № 3 (398) от 3 февраля 2017 года

«А точка усмехнулась и стала запятой…»

Писала газета, показывало телевидение — и власть довела дело до конца. Именно в такой логической последовательности следует подводить итоги истории Анны Ю. — орловской школьницы, страдающей сахарным диабетом, которую алчные водители один за другим высадили из своих маршруток под тем предлогом, что электронный проездной билет у девочки якобы не сработал при наложении на считывающее устройство-терминал (валидатор).

Об этом скандале мы подробно рассказывали в декабре прошлого года («КС», № 43 (394) от 16 декабря 2016.) История имела продолжение в виде ответов из администрации города Орла и от уполномоченного по правам ребенка в Орловской области. Содержание этих писем не могло удовлетворить обратившуюся с жалобами мать Анны ввиду половинчатости принятых мер.

По не зависящим от «Красной строки» причинам (кража тиража) мы вынуждены были пропустить два срока выхода нашей газеты (30.12.2016 и 13.01.2017), и поэтому с некоторым опозданием опубликовали эти ответы («КС», № 1 (396) от 20 января 2017 г.). Между тем, вдохновляемые вниманием СМИ (к делу подключилась и телерадиокомпания «Истоки») чиновники продолжали работу, и пострадавшая семья накануне Нового года и в январе получила еще письма — от заместителя главы администрации города Орла, начальника управления городского хозяйства и транспорта Р. Игнатушина и заместителя председателя правительства Орловской области А. Ремиги (он ведает в том числе и вопросами транспорта). Тексты этих писем во многом перекликаются. Но есть и отличия. Поэтому мы решили объединить их в одной большой цитате.

Итак:
«В соответствии с показаниями системы спутниковой навигации ГЛОНАСС от 9 декабря 2016 года в указанное заявителем время (10 часов 10 минут) на остановочном пункте «3-я поликлиника» были следующие транспорт­ные средства с государственным регистрационными номерами:

1) транспортное средство с государственным номером А006ОА, обслуживающее маршрут № 4 «ул. Алроса — Госуниверситет УНПК» (МУ ПАТП № 1);

2) транспортное средство с государственным регистрационным номером К746ТС, обслуживающее маршрут № 15 «Спецавтобаза — завод «Живмаш» (ИП Кривова М. Н.).

По данным АО «РИЦ Орловской области» проездной билет, выданный Ю. Анне, фиксировался 09.12.2016 в 09 часов 09 минут на маршруте № 18 и в 16 часов 36 минут на маршруте № 16. В связи с этим администрация города Орла запросила в АО «РИЦ Орловской области» информацию о работоспособности 09.12. 2016 года терминалов, установленных в автобусах с государственными регистрационными номерами А006ОА (маршрут № 4 и К746ТС (маршрут № 15).

По всем обстоятельствам произошедшего инцидента проведена разъяснительная работа с перевозчиками, обслуживающими вышеуказанные маршруты. Ими, в свою очередь, проведена соответствующая беседа с водителями, работавшими на данных автобусах 09.12.2016 года, о правилах перевозки пассажиров и взяты объяснительные, после чего они были уволены.

Также всем перевозчикам, осуществляющим перевозку пассажиров по муниципальной маршрутной сети города Орла, было поручено незамедлительно провести соответствующую разъяснительную работу с водительским составом о перевозке пассажиров во избежание возникновения подобных ситуаций и исключения возможной уголовной ответственности за оставление людей в опасности». (Конец цитаты).

Хотелось бы, конечно, знать, что ответило АО «РИЦ Орловской области» по поводу работоспособности терминалов? Ну да ладно, не будем слишком придирчивы.

Важнее то, что из всего изложенного можно сделать несколько выводов. Во-первых, проездной у Анны Ю. благополучно срабатывал до и после инцидента на остановке «3-я поликлиника». А это доказывает, что девочка была добросовестным пользователем своего электронного проездного документа и что даже если он и не сработал в злополучный час, то не по ее вине. Во-вторых, из сказанного в официальных письмах следует, что какие-то правила перевозки пассажиров в Орле все-таки существуют и что, опираясь на них, управу на хамоватых водителей найти все-таки можно. Ну, и, наконец, третий вывод: чтобы вся эта система сработала, нужно предавать дело гласности. Проще говоря, бить во все колокола и не стеснятся побеспокоить ответственных лиц в их кабинетах.

Можно было бы на этом поставить точку, но, как поется в одной детской песенке: «…А точка усмехнулась и стала запятой!». Увы, все наши выводы, скорее всего, пригодятся нам очень скоро. Потому что в истории Анны Ю. уже наметилось не менее проблемное продолжение.

Как известно, всем пассажирам, пользующимся электронным проездным, в новом году был преподнесен неожиданный подарок от власти и перевозчиков: количество поездок по проездному стало ограниченным. Так вот, 25 января Анне Ю. водитель в маршрутке сказал, что она уже прокатала все поездки, предусмотренные на ее карточке. Девочку на этот раз не высадили из автобуса, но предупредили, что ее проездной больше не действителен. По словам матери Анны, деньги на карточку были положены месяц назад, 24 декабря. Но вот что удивительно! В почтовом отделении, куда женщина пришла за разъяснениями, ей распечатали чек, согласно которому на электронном проездном дочери осталось 33 неиспользованные оплаченные поездки. Судя по всему, это еще один тревожный звоночек и пролог к большой проблеме, с которой столкнутся пользователи ограниченных электронных проездных. Так что продолжение следует.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц