Орловская искра № 8 от 1 марта 2019 года

«А царь-то у нас подменный!»

Без церемоний и обиняков — о взаимоотношениях российской власти и народа — так была заявлена тема беседы ведущего передачи «Главтема Народ» А. Бобылёва с профессором, зав. кафедрой МГИМО В. Соловьём. Видео появилось 24 февраля на сайте информационного агентства «Аврора».

Интересно здесь уже то, что «Аврора» — это один из неглупых и содержательных государственно-патриотических ресурсов. А В. Соловей — политолог, не чуждый либеральных взглядов. И это уже само по себе придало разговору должную остроту и насыщенность. Одним словом, интервью, на наш взгляд, получилось вполне заслуживающим внимания.

Сегодня мы предлагаем нашим читателям небольшой фрагмент этой беседы. А полностью с передачей можно ознакомиться на сайте «Авроры».

Ведущий: — Здравствуйте, друзья! С вами «Главтема Народ». Я — Александр Бобылёв… У нас в гостях доктор исторических наук, публицист, писатель и очень востребованный политолог Валерий Дмитриевич Соловей.

…Я неплохо играю в шахматы — наверное, не хуже среднего члена шахматного клуба «Четыре коня» города Васюки. И вот, глядя на российскую шахматную доску, совершенно не понимаю, что делает гроссмейстер О. Бендер. Когда в сентябре было объявлено о пенсионной реформе, на мой взгляд, гроссмейстер отдал ферзя.

Поскольку я общаюсь со многими политологами и политиками, то составил себе такое среднее резюме их впечатлений от происходящего. Говорится о том, что это кто-то делает, для того чтобы отстранить Владимира Владимировича Путина. Скажите, пожалуйста, а кто бы это мог быть, по вашему мнению?

Соловей: — Александр Георгиевич, вопрос не в бровь, а в глаз. Но я категорический противник — и не только из-за своего академического бэкграунда, но и потому что довольно много знаю и работал с политиками — я категорический противник теории заговора. Я знаю, что никакой заговор не нужен там, где есть глупость, жадность, наглость. Главное — глупость и жадность. Вы слышали, наверное, есть такая «бритва Оккама»: «Не надо умножать сущности сверх необходимого». Давайте мы просто сфокусируемся на пенсионной реформе и я расскажу, как было дело.

Ещё накануне выборов Владимир Владимирович дал поручение своим помощникам подготовить план реформ, потому что к нему постоянно приходили и говорили: «Плохи у нас дела, нам надо что-то делать!». А делать надо что? Инфраструктурные проекты, дороги, мосты… Плюс жалобы на здравоохранение, образование… Подготовили они эти нацпроекты.

Второй этап был: «А сколько это стоит?» А стоит это 26—28 триллионов рублей.

Третий этап — поручение правительству: найдите деньги!

И министры ему приносят… Как мой знакомый охарактеризовал, они даже не экономисты, они — бухгалтеры. Они посчитали, что мы повысим НДС — это принесёт нам столько, мы увеличим налоговую нагрузку, акцизы — это принесёт нам столько… А вот здесь ещё пенсионная реформа, которая принесёт нам столько.

А о политической стороне дела они совершенно не думали. И вообще никто не задумывался. Хотя ряд людей из окружения Владимира Владимировича в тот момент сказали: ну зачем нам эта пенсионная реформа? Это вызовет колоссальное социальное недовольство, а особой экономической нужды в этом нет, поскольку выигрыш, который вы сейчас вычислили, он будет мизерный. Зато недовольство значительно превзойдёт любой экономический выигрыш.

Но! Владимир Владимирович же у нас получил какую поддержку на выборах? И он пребывал благодаря этой поддержке в абсолютной уверенности, что люди его настолько любят, что всё проглотят. И я сейчас нисколько не преувеличиваю. Поэтому то, что произошло потом — массовое недовольство и катастрофическое падение рейтинга — для него стало крайне неприятной неожиданностью. И он впал в минорное настроение…

Ведущий: — А он об этом знает, да? Потому что есть мнение, что не догадывается…

Соловей: — Он знает об этом. Другое дело, как он сам это для себя интерпретирует, как интерпретируют другие люди, которые находятся в его окружении… Но он об этом знает.

А то, что произошло, это на самом деле катастрофа. Это катастрофа для отношений власти и народа… Ведь люди проголосовали за Владимира Владимировича не потому, что они его очень любят. Они проголосовали потому, что они надеялись, что он, придя, снова вернувшись в Кремль (фигурально), снова во­зобновит свой социальный контракт с народом — я ваш царь, я не даю вас в обиду… И первым ударом по массовому сознанию, первым и сакраментальным, стало то, что состав правительства не изменился. Не просто не изменился! Есть три человека, которые вызывают всеобщее недовольство — это Дмитрий Медведев, Мутко и Голикова.

Ведущий: — А Эльвира Сахипзадовна сюда не относится?..

Соловей: — О ней никто и не знает, поверьте. Так вот эти три человека, как в своё время называли Чубайса, — общенациональный аллерген. И все они остались на своих местах.

Это было первое, когда людям стало понятно: уже ничего не будет, нам надеяться не на что. Второе, что их добило, — это пенсионная реформа. И вот этот контракт, который существовал между персонально Путиным и российским народом, он оказался подорван безвозвратно. И всё пошло-поехало…

И теперь чего мы будем ожидать, и что отчасти уже происходит на наших глазах, — это качественного изменения общественного, массового сознания. То есть нам осталось не так долго ждать, когда люди скажут: «А царь-то у нас подменный!» Но главное — не когда они это скажут, они это уже говорят, главное — когда они начнут действовать в соответствии с этими словами…
Сначала меняется сознание, а затем последуют новые политические и социальные практики.

Ведущий: — Вы считаете, что дистанция между изменением политического сознания и изменением политического поведения небольшая?

Соловей: — Мне было бы трудно самому её определить. Но я в последние месяцы много говорил с разными социологами и в Москве, и в провинции, причем в первую очередь меня интересовали те, кто занимается качественной стороной сознания, массовой психологией, — и мне сказали, что должно пройти около года, с их точки зрения. Это не означает, что через год мы увидим с вами массовые волнения в Москве, в Петербурге… Но, видимо, резко вырастет социальная активность. Причем, всё это будет иметь в качестве толчка локальные проблемы: здесь хотят открыть мусорный полигон, а здесь не чистят дороги, а здесь какой-то конфликт между полицией и населением… То есть ничтожные… Вы же терпели всё это! Ведь власть как думает? Поверьте, я это знаю не понаслышке! Вы же всё терпели? Почему бы вам и дальше не терпеть? Я могу точно сказать, что в Кремле не осознают, что мы подошли к качественному порогу и, возможно, мы его уже преодолеваем. Скорее всего, уже преодолеваем. За которым вот это накопившееся недовольство начнёт превращаться — внезапно для всех, это в России всегда так происходит — в действие.

Ведущий: — А что будет триггером? Некая случайность?

Соловей: — Обычно так всегда и происходит — случайные события, и реакция на них оказывается непропорционально сильной…

Публикация подготовлена Агентством печати
«Красная строка».

Лента новостей

самые читаемые за месяц