Красная строка № 35 (386) от 14 октября 2016 года

«А вы сами-то в Бога веруете?»

Заседание координационного совета по вопросам межнациональных и межконфессиональных отношений при губернаторе Орловской области 6 октября 2016 года началось с довольно решительных высказываний. И хотя долгое время, как посетовал председательствующий — первый губернаторский заместитель А. Бударин, совет не собирался и фактически не работал, представители конфессий говорили так, как будто чувствовали за своей спиной мощную поддержку государства.

А разговор шел о сектах и их опасном влиянии на неокрепшие умы. Кажется, за четверть века «демократизации» еще не звучало так решительно и не­двусмысленно это слово — «секта». Представители православной церкви, иудаизма и ислама выступали по очереди, но единым фронтом, называя вещи своими именами.

Православный священник говорил о разрушении адептами деструктивных культов нашей истории и культуры.
Представитель еврейской общины выразился еще более определенно: по его словам, секты стараются сбить верующих с религиозного пути предков. Федерация еврейских общин, подчеркнул выступавший, с 2004 года готова была участвовать в подготовке закона «О сектах». Но до сих пор в российском законодательстве нет даже такого понятия, что позволяет религиозным организациям исповедовать деструктивные культы и втягивать туда людей. Давно назрел и перезрел вопрос: как, по каким признакам отличать традиционную религиозную организацию от сектантства. Пока же еврейской общине приходится действовать самостоятельно, на свой страх и риск, используя специальные программы, которые помогают иудеям отличить истинную религию своих предков от ложных интерпретаций.

Да-да, оказывается, сектант­ство — это проблема не только христианская и исламская. Есть свои сектанты и в иудаизме, и они — такая же головная боль для приверженцев древней еврейской религии, как и псевдохристианские культы для Русской православной церкви и агрессивный ислам — для мусульман.
Представитель последних обратился к властям Орловской области с откровенной просьбой: помогите наладить работу с мусульманами региона! Нужны помещения, транспорт и грамотные наставники, знающие истинный ислам.

И в том, и в другом, и в третьем мусульманская община региона крайне нуждается. Руководство этой общины хотело бы иметь доступ к заключенным, исповедующим ислам, чтобы уберечь их от влияния опасных идей. Если верить выступавшему, в Орловской области с этим проблемы.

Заместитель директора Орловского филиала РАНХиГС В. Ливцов, как бы обобщая все сказанное, привел ряд любопытных статистических данных. Оказывается, 72 процента россиян уверены, что секты в нашей стране растут и множатся, а 57 процентов так или иначе сталкивались с адептами различных организаций, пытающихся вербовать новых сторонников. Пять процентов не видят в сектантах никакой опасности или сами являются членами различных сект, «а это миллионы людей!» — подчеркнул В. Ливцов.

Есть в стране ученые, которые занимаются изучением проблемы, но официально сектоведение как бы и не признано в России. Между тем специалисты выделяют некоторые черты, которые являются типичным для всех деструктивных культов. Ливцов их перечислил. Это претензия на исключительность, вольная интерпретация традиционных религиозных учений, создание психологической зависимости человека от лидеров или всей организации в целом. А еще — манипуляция сознанием, что само по себе, заметил В. Ливцов, уже может быть квалифицированно как экстремизм. Некоторые специалисты, подчеркнул выступавший, находят, что в деятельности различных деструктивных культов в этом смысле просматривается единая система.

Задача ее, как сказал патриарх Кирилл, — сделать людей иностранцами в собственной стране, духовно изуродовать их. Пример Украины наглядно продемонстрировал, на что может быть направлена энергия такого сообщества «манкуртов».

Что же касается нашей родной Орловщины, то здесь, как напомнил В. Ливцов, испокон века были богатые сектантские традиции. В Орле и в Орловской губернии еще до революции коренились хлысты, скопцы, молокане и др. И не просто первичные организации прививались на орловской земле. Здесь находили благоприятную почву общероссийские центры этих сектантских движений.

Сегодня в Орловской области, по словам В. Ливцова, можно выделить три основных течения деструктивной направленности: это восточные культы, использующие разные формы медитации, оккультные силы, секты откровенно сатанинской направленности. Появились в последнее время и так называемые неоязычники. По дороге на Ливны, например, сам выступавший не так давно обнаружил капище Перуна с явными следами ритуальных действий. И все это вполне легально. Возникли у нас и так называемые «родноверы» — еще один неоязыческий культ, который претендует на некую историческую преемственность, и совершенно безосновательно, как считают серьезные ученые.

Одних приверженцев «Свидетелей Иеговы» на Орловщине около двух тысяч человек — чуть ли не самая массовая общественная организация в области, заметил В. Ливцов.

Ему и священнослужителям вторили и представители молодежного антисектантского центра, открывшегося в Орле при академии госслужбы как филиал общероссийской одноименной организации. «Ни в одной из конфессий не отказались от сотрудничества с нами», — прозвучало на заседании координационного совета. Даже армянская диаспора тоже ищет управу на «своих» сектантов.

На минуточку показалось даже, что собравшийся после многолетнего перерыва координационный совет по вопросам межнациональных и межконфессиональных отношений войдет в историю как исторический форум, положивший начало решительной борьбе с сектантством. Деятельность «Свидетелей Иеговы» уже как будто запрещена судом на территории Орловской области. Кажется, еще немного и…

Но тут слово попросил начальник областного управления юстиции С. Кудрявцев. И иллюзии вмиг развеялись. Заветная минута прошла, и опять потянулось время «демократизации», толерантности и обтекаемых понятий.
«Между патриотизмом и национализмом очень тонкая грань, — стал многозначительно намекать на что-то нехорошее руководитель орловской юстиции. И посоветовал быть острожными в формулировках. По его мнению, в термине «секта» «много субъективизма», потому, дескать, и в законодательстве нет определения этому явлению до сих пор. «Ставить клеймо, даже на «Свидетелях Иеговы», преждевременно, — сказал Кудрявцев, — их дело обжалуется в Верховном суде, и неизвестно, каким будет результат».

Неожиданно Кудрявцева поддержала заведующая кафедрой теологии и религиоведения ОГУ Т. Человенко: «Я бы термин секта вообще не употребляла, — ошарашила она всех и попыталась убедить присутствующих в эффективности положительного знания, следуя известной логике: чем что-то запрещать, лучше хорошенько растолковать, что такое истинные ценности. «Когда будут знания, возникнет чувство самосохранения», — сказала, в частности, Т. Человенко. По ее мнению, следует употреблять термины «новое религиозное движение», среди которых бывают «агрессивные», а бывают просто «оппозиционные».

Помните у Льва Толстого? Старшая дочь Ростовых Вера всегда говорила очень правильные вещи. Но как только она их произносила, всем присутствующим становились почему-то неловко за Веру.

Возникшую неловкость попытался было смягчить В. Ливцов: дескать, и мы о том же, нужно, наконец, дать четкое определение, что есть секта, что не есть секта, и тогда не придется вечно балансировать на этой теме. Но было уже поздно. Собравшиеся, а это были и работники образования, и члены координационных советов при главах районных администраций, еще недавно сочувственно и с надеждой кивавшие словам выступавших, — теперь явно приуныли. Координационный совет при губернаторе возвращался в проторенное за четверть века реформ русло: «умеренность и аккуратность», «как бы чего не вышло»; что скажет западная «княгиня Марья Алексеевна?»; «все религии хороши — выбирай на вкус»…

А на ум почему-то пришла недавно услышанная история об орловской девушке-подростке, у которой мать вдруг обнаружила странные порезы на запястье. После долгих и безуспешных попыток добиться от дочери, что это такое, мать, наконец, выяснила: ее девочка вступила в секту сатанинского толка и уже прошла обряд посвящения — зарезала живого кролика, совершила ритуал кровосмешения с остальными членами секты.
Представить эту девушку на лекции об истинных ценностях у меня, честно говоря, не получилось. А вот как ОМОН вяжет руководителей «нового религиозного движения» и конфискует литературу сатанинского содержания, делая при этом неожиданные открытия «по линии ФСБ», я себе живо представил.

А еще вспомнил, как «свидетели Иеговы» стояли на пороге моего дома и жадными глазами старались высмотреть за моими плечами жену, с которой им случайно удалось поговорить на улице и которую они почему-то сочли готовой продолжать разговор об «истинной вере». Никогда не забуду той злобы, которая вспыхнула в глазах старшей из визитерш, когда я в довольно резкой форме потребовал не беспокоить меня и членов моей семьи.

Вспомнился мне и эпизод из фильма В. Хотиненко, снятого по мотивам романа Ф. Достоевского «Бесы». Следователь по следам главного героя приходит в келью к старцу Тихону. Но следователь не смог понять мудрого православного монаха и уходит неудовлетворенный беседой! Вслед ему Тихон задает простой вопрос: «А вы сами-то в Бога веруете?» И высоколобый умница-следователь вдруг как на стену натыкается. Он и сам не знает, верует или нет. И испытывает при этом некий интеллектуально-психологический шок: слуга закона все это время безуспешно пытался бороться с силами зла, не определившись в главном — а он-то верует в Того, Кто только и может противостоять этим таинственным и неуловим силам?

Можно ли убедить кого-то на академической лекции в существовании истинных и ложных религиозных ценностей, если у этого слушателя нет веры в Бога? Без веры все получится слишком умозрительно, а значит, как и говорят «демократизаторы», плюралистично. Можно послушать умную лекцию об истинном христианстве и тут же клюнуть на пропаганду тех же «свидетелей». Кстати, одна из орловских учителей, которой «по случаю» досталось преподавать «Основы православной культуры» в четвертых классах средней школы, в сердцах как-то заметила мне, что учение «иеговистов» гораздо понятнее и логичнее православного учения. Вот вам и «положительное знание».

Вера в Бога должна прививаться с детства, и не столько на рациональном, сколько на эмоционально-психологическом уровне, как любовь к родителям. Но это значит, что традиционная религиозность должна войти в наш быт — в наши семьи, в детские сады и школы. А у нас сегодня в детских садах в качестве наглядной агитации скорее увидишь красочные знаки Зодиака, чем религиозные образы и символы. А потом с пустыми сердцами, наслушавшись пропаганды о толерантности, о «новых религиозных организациях», оппозиционных и не очень, эти повзрослевшие дети придут в университет, где высоколобые преподаватели будут пытаться рационально объяснить им, что такое истинные религиозные ценности, чтобы выработать у нашей молодежи «нужный иммунитет». Право, почти неосуществимая задача!

Председательствовавший на заседании координационного совета А. Бударин вполне в духе времени подал сигнал С. Кудрявцеву и Т. Человенко, мол, мы вас поняли, заметив, как бы в скобках, что, и христианство, дескать, начиналось как некая секта в иудаизме. Такая вот тонкая игра развитого ума. Как тут не вспомнить вопрос старца Тихона!

Что же, с точки зрения формальной логики и впрямь, не все ли равно — что сектантство, что христианство, что сунниты, что шииты, что хасиды, что иудеи?.. Аргументы в пользу тех и других всегда найдутся.
И только глубоко верующие люди знают ответ на «дискуссионный» пилатовский вопрос: «Что есть истина?». И они не будут вступать ни в какие дискуссии — ни с сектантами, ни с властью. Они просто будут защищать свою веру!

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц