Красная строка № 11 (406) от 7 апреля 2017 года

Ах да, был ещё забор!

Нам уже не привыкать, что губернатор Орловской области В. Потомский — настоящий хозяин своего слова. Настоящий хозяин своего слова как делает? Слово дал, через некоторое время то же слово — взял обратно. Потому как — хозяин. Лозунг «Языком трепать — это вам не мешки ворочать» — полагаю, украсил бы скучный фасад орловского «Серого дома».

Впрочем, В. Потомский так быстр, что плакаты за ним могут и не поспеть. Например, еще вчера мы любовались микрорайоном «Малый Петербург» на гигантских придорожных билбордах. Каждый вменяемый обыватель мечтал переселиться в этот островок изысканной цивилизации, возводимой АО «АИЖК Орловской области» — акционерным обществом, собственником которого почти на 100 процентов является областная власть. Сам Вадим Владимирович — тоже почти петербуржец — являлся живым подтверждением серьезности намерений авторов проекта. Уж почти петербуржец будущих малых петербуржцев точно не обманет! Хотелось думать…

Обманул. Всякое случается, но чтобы проводник надежд и символ нерушимости твердого, почти петербуржского слова взял, да и сказал через три года, когда по русской традиции принято ждать обещанного, что теперь проект прикрывается, поскольку оказался нерентабельным, — такого, думаю, не ожидал никто.

А за неделю до того со стройплощадки «Малого Петербурга» сперли забор — восемьдесят погонных метров отличного металлического профиля. То есть народ за время правления В. Потомского хоть в малом, но научился предугадывать события. Орловцы при В. Потомском поумнели. Еще за неделю до того, как губернатор сообщил, что областная власть намерена расторгнуть договор с АИЖК и изъять у акционерного общества землю, предназначенную под строительство «Малого Петербурга», поскольку проект оказался неликвидным, неизвестные все же ликвидное имущество АИЖК обнаружили — сперли-таки забор. С паршивой овцы, как говорится…

Это событие является в некотором смысле знаковым. При Потомском вообще много воруют. Случается и такое, к чему сразу и термина не подберешь. Случаев таких много, но чтобы не разбрасываться, давайте останемся на стройплощадках АИЖК. АО с почти 100-процент­ным участием областной власти — идеальная возможность рассмотреть итоги хозяйственной деятельности администрации капитана-губернатора.

Начнем с руководства. Оно в АИЖК менялось трижды. Ныне рулит четвертый и, по всей видимости, последний глава этого акционерного общества. Самый яркий из вождей АО «АИЖК…» — С. Кочергин, успевший сделать еще и головокружительную общественно-политическую карьеру, возглавив местное отделение «Изборского клуба», — ныне в СИЗО, под следствием.

В бытность С. Кочергина главою АИЖК с объекта на берегу Орлика (недостроенный многоэтажный дом по адресу: ул. Панчука, 83) было «уведено» 37 млн. рублей путем приписок. Данный факт установили эксперты, приглашенные в акционерное общество после очередной смены руководства.

Возникновение недостроенных громадин в некогда одноэтажном центре почти заповедного Орла тоже хорошо характеризует власть. Чтобы визуально оценить степень этого рукотворного уродства, постойте несколько секунд на смотровой площадке «Дворянского гнезда».

Уродство окажется перед вами. Власти хотелось по быстрому срубить денег.

События, к которым не сразу можно подобрать точную терминологию, тоже достаточно ярки. Возвращаемся в несостоявшийся «Малый Петербург». Прежде чем что-то строить, нужно сделать проект планировки территории. Такой проект «Орелгражданпроекта» уже имелся, его лишь следовало подкорректировать.

Однако власть заказала новый проект фирме, которую курировала супруга вице-губернатора М. Бабкина. Проект вышел никаким. Тогда власть обратилась за помощью к фирме «Ребрус», имеющей отношение к «главному архитектору Орловской области» В. Вермишяну, чью должность, оценивая плоды труда Ваагна Ваники на орловской земле, можно упоминать, только беря ее в кавычки. «Ребрус» взял за основу старый проект и воткнул в него по своей схеме четыре десятка типовых многоэтажек, не разработав ни сетей, ни транспортной инфраструктуры. Эта работа тоже оказалась негодной. Однако на оба проекта ушло не то 11, не то 13 миллионов, после чего доводить свой труд до ума пришлось тому же «Орелгражданпроекту», который справился с делом за два месяца и за гораздо меньшую сумму.

Какими терминами следует квалифицировать первые два проекта? Не знаю, следствие не велось. Но деньги были освоены хорошие.

Забор, украденный из «Малого Петербурга» неделю назад, тоже представляет собой интерес. Он являлся частью еще большего забора, возведенного вокруг участка, на котором предполагалось строить сразу четыре дома.

Любопытно, что, несмотря на наличие проектов инженерных сетей, тот факт, что они прошли экспертизу и имелось разрешение на строительство, а на участок по временной схеме провели электричество и водовод, — эти дома при нынешней власти все равно не могли быть построены.

«Малый Петербург» — это всего лишь одна из фигур речи, на которые так щедр орловский губернатор. Каждая фигура напоминает морковку, висящую перед мордой устало бредущего ослика. Ослик — регион. Сверху — губернатор. Ослик устает тянуться за надоевшей морковкой, губернатор меняет наживку. В этом он мастер. В том, что не нужно быть ослами, тоже есть резон.

«Малый Петербург» рассчитывался на 10—11 тысяч жителей, предполагалось построить две школы, три детских садика и жильё для очередников, то есть льготных категорий населения. Стоимость одного «льготного» квадратного метра не должна была превышать 30 тысяч рублей. По такой цене в «Малом Петербурге» предполагалось продать 80 процентов квартир, а двадцать процентов разрешалось реализовывать по более высоким ценам для компенсации расходов.

Но оказалось, что никто этот компенсирующий механизм не рассчитывал. Двадцать процентов — это не восемьдесят, для компенсации, даже по грубым прикидкам, не хватит. Но дело обернулось еще серьезнее. Себестоимость квадратного метра в «Малом Петербурге», с учетом расходов на социалку, составила около 36 тыс. рублей. Это больше, чем стоимость квадратного метра квартиры, продаваемой по рыночной цене в том же районе другими компаниями.

В такой ситуации умная и ответственная власть работает с министерствами, входит в федеральные программы, позволяющие получать субсидии; на подрядные работы заводит местные строительные организации, у которых есть деньги; — то есть из дела, на которое уже потрачены миллионы, не выключается.

Однако умная и ответственная власть — это не наш случай. Хотя нельзя сказать, что орловский губернатор сидит сложа руки. Каждый год, например, он бывает в Сочи, где тепло обнимается с Германом Грефом — руководителем «Сбербанка», показывая тем самым, что кредитные линии «Сбербанка» для Орловской области всегда открыты. Но в случае с АИЖК это не совсем так.

Ругая администрацию Орловской области и лично В. Потомского за обрушение «Малого Петербурга», мы не можем сказать, что критикуемые обрушили в том числе и областные финансы. В случае с недостроем на ул. Панчука, например, деньги, уведенные в неизвестном направлении путем предоставления фальшивых актов выполненных работ, принадлежали не областной казне, а тому же «Сбербанку». Как специалисты этой солидной организации могли прокредитовать аферу, трудно сказать. Однако после этого события кредитная линия «Сбербанка» акционерному обществу «АИЖК Орловской области» закрылась. И, тем не менее, в Сочи В. Потомский летает и регулярно руки Г. Грефу жмет. Странная история.

Чем еще показательно орловское областное АИЖК? Что может быть надежнее для потенциальных дольщиков, нежели сам статус этого акционерного общества? По сути, строительная организация представляет собой хозяйственное подразделение «Серого дома». Губернатору-то можно верить?!

Некоторые наивные люди поверили, вложились. Однако в договоре АО «АИЖК Орловской области» с областным же департаментом имущества, являющимся собственником земельного участка, на котором виртуальный «Малый Петербург» строился, обязанности ни городской, ни областной властей не прописаны.

Что бы в Орловской области ни происходило, В. Потомский ни при чем. К промахам, по документам, он не причастен. А пустые обещания к делу не пришьешь.

Тем не менее, все проектные работы специалисты АИЖК выполнили. Что дальше? А дальше появляется забор вокруг участка, готового к возведению четырех многоэтажных домов. Проекты сетей есть, все готово к строительству. Но чтобы подключиться к ливневой, например, канализации, нужно врезаться в городскую ливневку за пределами стройплощадки. А этой ливневки попросту нет. Её не существует. Но без этого подключения даже построенные дома никто не примет в эксплуатацию. Такая эксплуатация противозаконна.

Строительство ливневой канализации — прерогатива и обязанность города. Г-н Усиков отвечает, что денег на ливневку у города нет. Но поскольку А. Усиков не может застопорить областные проекты по определению, аналогичные запросы (про ливневку) ушли всем замам В. Потомского, курировавшим данную эпопею.

Попытайтесь хоть где-нибудь разыскать хотя бы одно внятное рассуждение высокого областного чина на эту тему. Молчание. Никто не собирался решать проблемы и «Малый Петербург» строить. Это просто очередная морковка, которую пришло время заменить другой.

При иной областной власти проект, возможно, удалось бы реализовать. Но у нас нет другой власти. Про власть же имеющуюся рассказывают удивительные истории. Из окружения лица, удалившегося недавно от «Серого дома» в сторону Санкт-Петербурга, просочилась информация, будто г-н Синягов, известный всем по делу Будагова, якобы сообщил на совещании по проблемам АИЖК, что областная власть проект планировки территории, намеченной под «Малый Петербург», похерит, участки объединит и вообще начнет все с чистого листа.

Если это правда, то в ней нет ничего невероятного, поскольку такой «бизнес-проект» полностью соответствует характеру власти. Казалось бы — на АО «АИЖК Орловской области» уже потрачено 50 миллионов. Глупо начинать с нуля. Но, с другой стороны, почему не освоить еще несколько раз столько же, по сути, ничего не построив?

Кому-то такая философия покажется расточительной и едва ли не преступной. Но кто-то сочтет ее гениальной. Орловцы, в разработке подобных схем не участвующие, тоже не дремлют. Дольщики, так и не получившие жилья от АО «АИЖК Орловской области», через суд арестовали движимое имущество этого легендарного «хозяйственного подразделения» «Серого дома». Все четыре автомобиля АИЖК стали на прикол, чтобы не испариться, не дай Бог, в неизвестном направлении, как 37 млн. с улицы Панчука.

А больше с АИЖК взять нечего. Хотя, нет! Был еще забор…

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц