Красная строка № 9 (360) от 11 марта 2016 года

Без руля и без ветрил

Обидно и больно смотреть, как уже четверть века рушится потенциал великой державы, предаются интересы народа в угоду кучке нуворишей, а главное — разрушаются вера и нравственные устои людей. Некомпетентные и безынициативные управленцы высшего звена имитируют бурную деятельность, а результат — хуже некуда. Правительство не знает, куда и как двигаться, а потому и не может достичь желаемого результата.
Эту мысль можно наглядно проиллюстрировать на примере сельскохозяйственной Орловской области. Да, и в советский период были недостатки и перекосы в развитии аграрного комплекса, но постоянно росла оснащенность энергонасыщенной техникой, росло мастерство и повышалась производительность труда, сохранялся устойчивый уровень производства. Сейчас все по-иному.

За последние 25 лет численность тракторов в Орловской области сократилась с 22,7 тыс. единиц до 5,7 тыс., комбайнов с 8,5 тыс. до 2,8 тыс. шт., то есть даже в пересчете на энергоемкость — снижение колоссальное.

Резко сократилось производ­ство картофеля — с 632,2 тыс. т до 443,6 тыс. т.
Полностью свернуто производство конопли, ценнейшей культуры региона, а ведь только один Кромской район производил 4,2 тысячи тонн волокна и 535 ц семян. Не случайно в этом районе дюжина коноплеводов была удостоена звания Героев Социалистического Труда. Эта культура ценна не только своим лечебным маслом, она подавляет рост однолетних сорняков, дезинфицирует почву от грибковых болезней.
Производство мяса в живом виде сократилось с 177,5 тыс. т в 1990 г. до 117,2 тыс. т в 2015 г. Молока, соответственно, с 754,4 тыс. т до 182,7 тыс. т, яиц — с 363,7 млн. шт. до 156 млн. шт., шерсти — с 665 т до 50 т. (Табл. 1).

ks_09-4

Падение огромное, да и как может быть иначе, если загублено поголовье животных! Численность крупного рогатого скота во всех категориях хозяйств сократилось в 4,6 раза: с 718,1 тыс. голов до 155,9 тыс. голов. Свиней — более чем в 1,5 раза: с 498,9 тыс. голов до 327,9 тыс. голов. Овец и коз — в 4 раза: с 231,9 тыс. голов до 58,3 тыс. голов. Особенно пострадало дойное стадо. В 1990 году коров было 234,3 тыс. голов, сейчас — 38,6 тыс. голов. Кто может таких реформаторов, пустивших под нож почти 300 тыс. коров, назвать нормальными людьми? И это в одной области, а по стране сколько?!

Практически не растет применение минеральных удобрений, в пять раз сократилось внесение навоза. А ведь мудрая русская пословица гласит: «Вноси навоз густо, не будет в амбаре пусто». И особенно печально, что перестали известковать кислые почвы, которых в нашей области очень много, где pH значительно выше нейтральной. Ежегодно известкование почв проводилось на площади более 190 тысяч га, сейчас — менее одной тысячи.

Бесспорно, вздутые, бесконтрольные цены на минеральные удобрения — «кусаются», но что мешает брать из отвалов наших известковых карьеров скопившиеся горы отходов, так называемой известковой мучки, и простейшим разбрасыванием вносить в почву, заведомо зная о колоссальной отзывчивости наших почв на известковые материалы, и не на год, а на пять лет!

Хочется привести данные о производстве продукции в Орловской области на душу населения в 1990 году (табл. 2).

ks_09-44

Показатели говорят сами за себя. Таков был уровень производства и обеспечения населения основными продуктами питания. Даже в послеельцинский период, в 2005 году, область, набрав обороты в советское время, доминировала в стране и ЦФО по производству продукции на душу населения (табл. 3).

ks_09-444

Чтобы дальше удерживаться на плаву, запаса прочности не хватило. Начался ежегодный устойчивый спад, и конца-края падению не видно.

Придя к власти, так называемые реформаторы ликвидировали главные отрасли обслуживания аграрного комплекса: «Сельхозтехнику», «Сельхозхимию» и двойное подразделение строительной индустрии села. Свели на нет перерабатывающие отрасли, исключая сахароварение.

Во всем капиталистическом мире наряду с непосредственными производственными секторами села поддерживают и все обслуживающие отрасли. Применяется система квот и дотаций, а их исполнение строго контролируется. Там предельно низкие кредитные ставки, и кредит доступен всем без исключения. Ни один производитель аграрной продукции не испытывает трудностей с ее реализацией. В то время как у нас — вакханалия и в снабжении, и в сбыте.

Вероятно, еще долго страна будет бороться с наследием Ельцина, этого специалиста «по работе с документами». Коржаков рассказал в своей книге, как тот «работал»… Элементарным разгильдяйством можно объяснить тот факт, что наша страна, будучи одним из самых больших производителей минеральных удобрений, меньше всех в Европе вносит их в почву. Сырье дешевое, запасы огромные, а внутренние цены зашкаливают. Тот же перекос и по ГСМ. Но правительство этого не хочет замечать и продолжает плыть по течению.

Нужно в приоритетном порядке повысить финансирование аграрной науки, возродить селекционные центры Ставрополья, Кубани, Немчиновки и других регионов, а не финансировать забугорные семенные компании. Как можно использовать зарубежные семенные фонды без учета наших почвенно-климатических зон?

Почему не используется богатый аграрный опыт, накопленный в Орловской области в советский период, когда во всех хозяйствах начали внедрять научно-обоснованные программы «Сэлекс», по которым на ЭВМ рассчитывались рацион, период лактации, запуска ветеринарного обслуживания и времени выбраковки для каждой коровы, свиноматки и других половозрастных групп животных? Также на ЭВМ рассчитывалась программа химизации для каждого конкретного поля применительно к высеваемым культурам и обеспеченности NPK. Каждому колхозу и совхозу выдавались планы рационов кормления животных и химизации почв. Эти планы являлись основанием для расчетов потребности технических средств, кормов и средств химизации и защиты посевов.

Более того, орловским агропромом и информационно-вычислительным центром был заключен договор с ВАСХНИЛ, через ВНИИ ЭСХ, по разработке на Орловском ИВЦ методики оценки эффективности развития районов. На основе ресурсного обеспечения с учетом всех факторов, влияющих на конечные результаты. Наша методика оценки прошла апробацию не только в своей области, но и ряде других краев и областей и была одобрена методическим советом ВНИИ ЭСХ и опубликована в печати.

На территории области успешно работали ВНИИ ЗБК, институт плодовых культур, мощный аграрный институт, старейшая в стране Шатиловская опытная станция. В 15 км южнее Орла был создан областной институт — селекционный центр для выращивания элитных семян зерновых культур и многолетних трав. И колхозы, и совхозы области два года получали собственные элитные семена. Для примера: один килограмм элитных семян синегибридной люцерны эквивалентен стоимости одного килограмма икры осетровых пород рыб.

Всех проблем на селе в одночасье не решить, но нужно вычленить главные и над ними работать. В стране миллионы гектаров зарастают чертополохом и березняком, как в период оккупации, а правительство «отвалило» каждому переселенцу в дальневосточном крае аж целый гектар! Ну кто поедет за тридевять земель за гектаром пашни?! Неужели забыли, как решал эту проблему Петр Столыпин?

Но, может, плохо только в аграрном секторе? А как в промышленности? Да хуже некуда. В Орле остался один-единственный объект, где опытный и дальновидный генеральный директор сумел сохранить от разрушения и захвата свое предприятие. Все остальное разрушено. Крупнейший в Европе сталепрокатный гигант по выпуску легированной стали клепает болты, гайки и прочий метиз. Пять лет коллектив завода приборов отбивался от рейдеров, но силы оказались не равны. Теперь вместо ценнейших приборов идет бойкая торговля чем попало. Та же участь постигла завод «Малютка». На ладан дышат «Дормаш» и завод погрузчиков.

Все корпуса часового завода, выпускавшего продукцию мирового уровня, которую охотно покупали многие страны Европы и Америки, сейчас превращены в проходной двор торговых площадок под самыми экзотическими вывесками. Потенциал оборудования и кадров был готов к быстрому перепрофилированию на выпуск любых самых совершенных приборов по импортозамещению, в том числе и для оборонного комплекса. Но руководители страны и региона отдали на слом ценнейшее предприятие. В так называемый переходный период один его цех освоил даже огранку якутских алмазов, но алчность оказалась сильнее, «камушки» разграбили, а деньги отправили в оффшоры на тайные счета «нужных» людей.

Потеря трех приборостроительных заводов только в одном городе — это страшное явление, но куда страшнее потеря уникального кадрового потенциала. Сколько лет понадобится, чтобы заново подготовить стольких конструкторов, инженеров, мастеров и других специалистов, довести их опыт и знания до высокого уровня!
К сожалению, о таких «мелочах», как гибель заводов, правительство даже не задумывается. Ему важнее целыми днями красоваться на телеэкранах, забывая о том, что умные идеи и ценные мысли приходят в тишине. Мне с горечью рассказывал генеральный директор сохранившегося объединения, как ему в перестроечный период пришлось изворачиваться. Понимая, что все объединение уже не спасти, он собрал в отдельную группу лучших конструкторов и ведущих специалистов и, перераспределив финансовые ресурсы, сумел сохранить элитный костяк, а на его основе восстановить все предприятие. Но каково было ему и другим руководителям заводов резать по живому, выбрасывая на биржу труда сотни ни в чем не повинных людей!

Нельзя без боли проезжать мимо орловского мясокомбината, смотрящего на мир через пустынные глазницы окон. Он рушится не потому, что «все ушли на фронт», а потому, что нет ни говядины, ни свинины. И область вынуждена завозить молочные продукты из Белоруссии, Белгородской, Тульской и даже Саратовской областей.

К слову, следует ужесточить контроль за поставкой «из-за бугра» модифицированной и трансгенной продукции. Не исключено, что и по этой причине участились случаи рождения неполноценного потомства, что может привести к деградации нации.

Урбанизация и ошибки управления всех уровней вообще привели к резкому сокращению сельского населения. Много сел и деревень перестали существовать. В 40-е годы ХХ столетия в деревне Юдинка Покровского района, на моей малой родине, проживали почти 350 человек, сейчас — 14 человек. В крупный Некрасовский сельский Совет входили лишь пять деревень, сейчас двадцать пять входят в укрупненный «из трех бывших Советов» с численностью всего 1055 жителей. И снова готовится новое укрупнение из-за недостатка финансирования. Село умирает, но процесс можно остановить, создав целостную инфраструктуру, для начала хотя бы в центральных, пока еще относительно густонаселенных регионах.

Заметьте, что хотя спад производственных показателей наблюдается и во многих других областях, но, например, Калуга и Белгород, благодаря компетентности и патриотизму губернаторов Артамонова и Савченко, выделяются просто-таки островками жизни!

В стране же в целом нет четкой и продуманной программы развития отраслей производства, всё пущено на самотек. И страна похожа на корабль-призрак, блуждающий в океане без руля и ветрил. Не косвенные признаки, а ужасающие примеры показывают, что экономика движется по наклонной в пропасть. Только за неделю февраля число безработных в стране выросло на 17 тысяч человек. За 2015 год число россиян за гранью бедности увеличилось с 16 до 19 млн. человек, а это 13% населения страны. Есть над чем призадуматься…

Но одно совершенно ясно: ельцинская команда «реформаторов» создала бандитский капитализм по образцу и подобию Дикого Запада. А нынешняя власть продолжает следовать этому курсу. Твердо убежден, что сейчас как никогда нужна управленческая структура типа Госплана, своеобразный мозговой центр, способный давать вектор развития каждой отрасли на обозримый период и перспективу. Но не такие прогнозы, какие постоянно выдают Улюкаев и Набиуллина, не попадая пальцем даже в небо, а научно-обоснованные, за которые, к тому же, надо нести ответственность. Или передать эстафетную палочку другим!

Только сейчас высшая власть начинает понимать, что без ответственности нет исполнения, и даёт отмашку на оргвыводы вплоть до освобождения и ареста губернаторов. А почему эту методу не распространить на высший проворовавшийся чиновный люд, успевший набить суму и упорхнуть за рубеж или спрятаться за спины покровителей? Далек от мысли, что нужно карать по любому поводу, вовсе нет. Но надо помнить нужные слова, сказанные в нужное время: «Вор должен сидеть в тюрьме»! Тогда и коррупция будет побеждена, и программы развития будут выполняться.

И еще два примера. Старшее поколение помнит, как на одном из съездов партии М. А. Шолохов раскритиковал министра финансов Гарбузова за плохое финансирование производственных отраслей и фискальную налоговую политику на селе. Его голос возымел действие. Производственный сектор получил финансовую поддержку и был отменен налог, исчислявшийся с каждого плодового дерева, из-за которого крестьяне вырубали сады (о чем сейчас на экранах телевизоров идет художественный фильм). Но тогда был «тоталитарный режим»…
А сейчас 1 марта на съезде Торгово-промышленной палаты настойчивый призыв делегатов насытить финансами производ­ственные отрасли до 400 млрд. руб. в год вместо 20 млрд. намеченных президент отклонил, ссылаясь на мнение Набиуллиной. Поразительно: мнение многих ученых-экономистов — за, экспертов и бизнесменов — за, участников съезда — тоже за, одна Набиуллина против, и она одержала победу! «Пиррову» победу, победу над здравым смыслом, над стагнирующей экономикой. Доколе Набиуллина и Улюкаев будут выполнять советы Кудрина и продолжать убийственный курс своих кумиров Гайдара и Чубайса, авторов и исполнителей самой шоковой, самой грабительской приватизации, которой не знала мировая история! Курс, при котором в городах рушатся заводы, а на селе благодатная пашня зарастает чертополохом.

И кто из правительства додумался именно сейчас выставить на приватизацию лакомые куски собственности, когда курс рубля обвалился, и дорогостоящие объекты уйдут за бесценок, при пустой казне, трещащей по всем швам?! Слово за вами, Дмитрий Анатольевич…

Ю. В. Кушелев,
экономист.

Лента новостей

самые читаемые за месяц