Красная строка № 26 (421) от 15 сентября 2017 года

Борьба с коррупцией методом погружения

Достоверно не известно, когда губернатор Орловской области В. В. Потомский стал аспирантом Среднерусского института управления (Орловского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, г. Орел, бул. Победы, 5а). Важнее — результаты столь похвальной тяги к знаниям у человека, уже имеющего, если верить его официальной биографии, два высших образования и прожившего на свете 45 лет.

Результаты не замедлили явиться. В № 1 «Среднерусского вестника общественных наук» за нынешний, 2017-й, год опубликована статья (научная работа?) аспиранта В. В. Потомского «Антикоррупционная политика России: тенденции формирования и реализации». Это так удивительно, что часть статьи (научной работы?) в том же «Вестнике» даже переведена на английский язык — в целях, мне совершенно не понятных.

Вадим Владимирович на себя не похож в этом своем произведении. В исследовании тенденций формирования и реализации антикоррупционной политики России он осторожен, медлителен, не в меру задумчив и пресен, в тексте напрочь отсут­ствуют так присущие губернатору задор и напористость, парадоксальность мышления и революционная смелость идей. Создается впечатление, что работу писал не В. В. Потомский. Однако фамилия — Потомский — и имя — Вадим Владимирович — его. Сделаем вывод, что аспирант волнуется.

Как борца с коррупцией или, хотя бы, аспиранта, исследующего на ощупь, без претензий, данные тенденции, мы орловского губернатора знаем мало.

Давайте знакомиться с этой ипостасью Вадима Владимировича. Следует сделать оговорку, что текст в «Среднерусском вестнике» является своеобразной ширмой, стоящей между нами и настоящим В. Потомским, поскольку в мире высоких знаний, так уже заведено, никуда не деться от научных руководителей, которые так и норовят своей ученостью испортить чей-то незамутненный ум. Тем не менее, работа официально является плодом авторских усилий губернатора Орловской области Потомского В. В., к нему и будем обращаться.

Всё, как обычно, в подобного рода делах — предельно корректное и скучное изложение «родовых и видовых понятий», цитирование правящего в данный момент «классика» (на данный момент — В. В. Путина), пересказ «своими словами» чужих исследований и наблюдений, идеологически правильные сегодня посылы и никого ни к чему конкретному не обязывающие умозаключения из разряда «автор — за все хорошее против всего плохого». В нашем случае — против проклятой коррупции, разъедающей государственное тело России.

Автор явно обеспокоен. Мы тоже. Давайте беспокоиться вместе! Мы в этом смысле — соавторы Вадима Владимировича, решившего не ограничиваться практическими успехами на антикоррупционном фронте и подтянувшего в качестве тяжелой артиллерии теоретические разработки.

Даже не будем спорить, согласимся с автором как один: «Антикоррупционная политика находится в тесной взаимосвязи с другими социальными явлениями, происходящими в социуме, такими как право, экономика, культура, идеология, мораль».

Именно, как верно заметил Вадим Владимирович, в социуме всё это, все эти безобразия и происходят. Например, экономика: на юбилейных объектах, свидетельствует полиция, неизвестные коррупционеры украли целый миллиард! Или это культура? Нет, культура — это возбуждение уголовного дела по факту успешно завершенного псевдокапитального ремонта академического театра им. Ивана Сергеевича Тургенева. Или это идеология? 2018 год вроде как объявлен годом классика. Или это уже мораль? Словом, социум.

Несмотря на то, что мы разделяем обеспокоенность аспиранта В. В. Потомского, кое-что в его работе все-таки настораживает. Так он пишет: «В России коррупция всегда присутствовала…».

Откуда такие глубокие познания? Откуда такая уверенность? Таки коррупция присутствовала в России всегда? Ужели? Хорошо, согласимся в качестве допущения. Однако через несколько абзацев текста губернатор Орловской области вновь настаивает: «Очевидно, что коррупция в России — не признак только сегодняшней исторической эпохи. Коррупция присутствовала в той или иной форме и объеме во все исторические периоды Российского государства».

А вот это уже звучит как мантра, Вадим Владимирович будто старается повторением ослабить бдительность государственных антикоррупционных органов, невзначай, но исподволь одновременно лишая последней надежды и тот самый обворованный, ограбленный, разложенный коррупцией социум — режиссеров, идеологов, полицию. Коррупция всегда была — и точка!

Но (гуманист!) он все же оставляет и шанс на спасение. Пишет так: «Чтобы успешно бороться с коррупцией, все сферы государственного управления должны стать открытыми для общества».

Как же! «Красная строка» в качестве иллюстрации который месяц пытается добиться от этих открытых сфер подтверждения того, что аспирант В. В. Потомский является мастером спорта СССР по дзюдо, а в ответ от этих самых сфер — ни гу-гу. Мелочь, конечно, но как мы с таким отношением к социуму вместе будем вершить большие антикоррупционные дела?

А дел много! В. Потомский цитирует правящего классика (В. Путина): «Опыт России последних лет свидетельствует, что прямолинейная либерализация уголовно-репрессивного преследования коррупционеров, обращение к совести людей, политизация коррупционных дел, антикоррупционные пиар-кампании, переход к кратным штрафам, покрывающим нанесенный ущерб, себя не оправдали. На поверку оказалось, что лишь 8% взяточников осуждены к реальным срокам лишения свободы, возмещение же по исполнительным листам нанесенного ущерба не превышало одной сотой от суммы судебно вынесенных штрафов».

Вывод — «коррупция в нашей стране в нарушение всех основополагающих принципов конституционного строя приобрела системный характер».

То есть коррупция стала частью системы, одной из ее характеристик. Как же бороться с этим злом?

В. Потомский объясняет, как, заходя несколько издалека: «Антикоррупционная политика Российской Федерации является важнейшим направлением государственной политики, цель которой заключается в выражении неприятия коррупции».

Здрасьте! Какое же это неприятие, если сам президент признает, что государство создало все условия для того, чтобы коррупция и коррупционеры процветали— обращения к совести не действуют, воры уходят от ответственности, а возмещенный ими ущерб составляет всего лишь сотую (!) часть от суммы вынесенных штрафов? Да коррупционеры на руках должны носить такое государство, оно их любит!

Судя по осторожному, предельно научному исследованию тенденций «формирования и реализации», опасаться отечественным ворам на госслужбе, скорее всего, нечего.

Средством борьбы с коррупцией госорганов аспирант В. Потомский видит (прошу прощения за не вполне тургеневские обороты) «в разработке и реализации целей, задач и форм деятельности федеральных государственных органов, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, муниципальных органов и институтов гражданского общества по предупреждению (профилактике) коррупции, борьбе с нею и минимизации (ликвидации) негативных последствий».

Ну а кто задачи-то будет борцам разрабатывать? Те самые коррупционеры, что стали составной и неотъемлемой частью системы государственного управления? Сами себя будут ограничивать? Простим аспиранту эту наивность, если, не хочется так думать, не злонамеренность.

Труд про коррупцию заканчивается следующим выводом: «Таким образом, в настоящее время происходит выработка законодательных концептуальных подходов к масштабной борьбе с этим социальным злом». М-да…

Вот если б автор вспомнил, что он не только губернатор-аспирант, но и коммунист, то есть, пардон, мадам и месье, член КПРФ, тогда в поиске «законодательных концептуальных подходов» он процитировал бы еще какого-нибудь классика, помимо В. Путина. В. Ленина, например, тоже, как и В. Потомский, бывают же такие совпадения, коммуниста, хотя про КПРФ, так уж сложилось, Владимир Ильич ничего не слышал.

В. Ленин говорил так про поиски законодательных концептуальных подходов в борьбе с коррупцией: «Во главе государства должны стоять люди, не обремененные большим капиталом. Богатый у власти будет думать только о сохранении и приумножении своего капитала, а не о народе».

Или: «…Только либерал может забывать историческую ограниченность и условность буржуазного парламентаризма… На каждом шагу в самом демократическом буржуазном государстве встречают угнетенные массы вопиющее противоречие между формальным равенством, которое «демократия» капиталистов провозглашает, и тысячами фактических ограничений и ухищрений, делающих пролетариев наемными рабами» (ПСС, т. 37, с. 255).

Или: «Пролетариат не может победить, не завоевывая на свою сторону большинства населения. Но ограничивать или обусловливать это завоевание приобретением большинства голосов на выборах при господстве буржуазии есть непроходимое скудоумие или простое надувательство рабочих» (ПСС, т. 40, с. 14).

Обидно, конечно, но настоящий коммунист, то есть член КПРФ не должен бояться критики! Написал бы все это орловский губернатор, мы бы про него сказали: «Во отжигает аспирант! Настоящий Че Гевара!». А так… Бу-бу-бу, бу-бу-бу… Кому такая борьба с коррупцией нужна?

Впрочем, у аспиранта есть в работе что-то про мораль. Это серьезнее. Вадим Владимирович ведь не только состоит в КПРФ, но и в церковь ходит. По словам В. Потомского — он православный. А с этим шутки плохи.

Православному было бы не грех, помимо Путина и обойденного вниманием Ленина, а также обойденных Карла Маркса и Фридриха Энгельса, не говоря уже о классиках помельче, процитировать и кого-нибудь из отцов Церкви — если не для полноты картины (куда там!), то хотя бы для очистки своей православной совести.
Ну, в самом деле, как эту коррупцию победить? А в чем, кстати, ее природа? Самое время обратиться к вопросам духовного свойства.

Иоанн Златоуст писал по этому поводу так: «Сребролюбие возмутило всю вселенную; все привело в беспорядок… От неистовой любви к деньгам все погибло».

Причины заболевания «социума», оказывается, просты. Тот же Иоанн Златоуст: «Желание иметь средств к жизни больше, нежели сколько у ближнего, происходит не от иного чего, как от того, что любовь охладела».

У Василия Великого еще жестче: «Чем больше у тебя богатства, тем меньше в тебе любви».

Но: «Слышали всё это и фарисеи, которые были сребролюбивы, и они смеялись над Ним». (Лк. 16,1—15).

Дело настолько серьезно, что, воспользовавшись блужданиями аспиранта В. Потомского, осуществляемыми в неясных пока целях, и в помощь ему, уместно вспомнить подзабытое, но знаковое и очень важное выступление митрополита Иллариона перед коллективом Счетной палаты в далеком уже 2011 году. Митрополит прочитал доклад с названием, внимание: «Духовность и нравственный контроль как противодействие коррупции». Несколько цитат, думаю, не повредили бы аспирантскому исследованию «тенденций».

Начинается доклад немножко смешно: «Уважаемый Сергей Вадимович, дамы и господа, братья и сестры!». Но дальше, думаю, настроение аудитории изменилось.

«Коррупция подразумевает использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав и ресурсов в корыстных целях. Уже в самом термине заключена нравственная оценка этого феномена — слово «коррупция» происходит от латинского corrumpere — «растлевать».

Как подчеркивает Святейший Патриарх Кирилл, в основе коррупции лежит ложь: «Ложь стала одним из самых распространенных и самым опасным грехом в нашей жизни. Нужно перестать обманывать…

Какие чувства и настроения будут царить в обществе, если опыт соприкосновения с коррупцией формирует у граждан комплекс беспомощности и беззащитности, убежденности, что за все нужно платить и все можно решить с помощью денег? Это в корне подрывает основы государства, дезинтегрирует общество, вызывает всеобщую социальную апатию, правовой нигилизм, недоверие любому представителю власти».

К любому, Вадим Владимирович! Даже если он аспирант!

«Величайшие империи, казавшиеся непоколебимыми столпами стабильности и прогресса своей эпохи, разъедаемые червоточиной коррупции, рассыпались в прах…».

А далее то, за что формальный коммунист просто-таки обязан был ухватиться: «Советская система, несмотря на свою атеистическую сущность, пыталась привить своим гражданам определенный «моральный кодекс», основные постулаты которого были заимствованы из христианского нравственного учения. Среди граждан Советского Союза было немало тех, кто старался быть совестливым и честным, стремился к «героическим» профессиям и свершениям на благо страны, воспитывал в патриотическом духе своих детей. Слабость этой конструкции заключалась… в том, что этика личного, семейного, общественного поведения была оторвана от своих религиозных корней».

Ну а эту цитату хоть молотком на ворота «Дома терпимости» на площади Ленина в г. Орле прибивай: «И в Ветхом, и в Новом Завете мы найдем порицание и прямой запрет на то, что сегодня называется коррупционным поведением: «…Не извращай закона, не смотри на лица и не бери даров…» (Втор. 16,19)».

Не бери даров, Вадим Владимирович!

И там же, рядом, теми же гвоздями: «Уже в новозаветные времена апостол Павел предупреждает об опасности стремления к обогащению как самоцели: «Желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти… Ибо корень всех зол есть сребролюбие…» (1 Тим. 6, 9—11)».

Сребролюбие, Вадим Владимирович!

Надо что-то делать. Понимаем, трудно. Вот и митрополит Илларион сочувственно обращается к Счетной палате: «Очень сложно остановиться и переосмыслить свое поведение, когда рядом течет такой соблазнительный финансовый поток…».

Всем нелегко, однако: «В «Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека» — документе, принятом на Архиерейском соборе в 2008 году, Церковь выделяет среди приоритетных областей… противодействие вовлечению людей в коррупцию и другие виды преступности.

Митрополит Илларион завершает: «…Испытывайте, что благоугодно Богу, и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте» (Еф. 5, 10—11)».

Обличайте, Вадим Владимирович! Но и обличайте! А вы что в своей аспирантской работе? Разве это обличение? Разве это православный подход к борьбе с коррупцией? Д. Медведева не процитировали, а ведь он тоже с чем-то боролся, когда был президентом. Нехорошо. Иосифа Виссарионовича проигнорировали.

Кстати, на XII съезде РКП(б), всего через шесть лет после революции, И. Сталин горько и многозначительно заметил: «Мы хотели иметь государственный аппарат как средство обслуживания народных масс, а некоторые люди этого госаппарата хотят превратить его в статью кормления».

Эту фразу, если памятник Сталину в Орле все-таки появится, нужно выбить на его постаменте золотом, развернув вождя в сторону областного «Дома терпимости» как бы с посланием.

Цитату также можно использовать, рассуждая о чудесной транс­формации коммунистов в православных, но предприимчивых членов КПРФ.

И. В. Сталин, Вадим Владимирович, говорил: «Мы, большевики, в чудеса не верим». Не исключено, что он имел в виду чудеса в широком, обобщающем смысле, чудеса такого рода, к примеру, когда губернатор Орловской облас­ти пытается побороть коррупцию методом погружения в шкуру аспиранта.

Правда, еще раньше Карл Маркс примирительно заметил: «Стыд — это уже своего рода революция». Хорошо сказано, но, боюсь, не про Орловскую область.

У нас все стабильно и бесстыдно: закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло; богат Ермошка — есть собака да кошка и так далее. Однако в «Среднерусском вестнике общественных наук», понятное дело, так просто не напишешь. Не комильфо…

Зато (на будущее) можно пользоваться эпиграфами из русской литературной классики. Салтыков-Щедрин, думаю, подойдет, все-таки, как-никак вице-губернатор! Он писал о России своего времени так: «Хищничество, хищничество и хищничество — вот единственный… кодекс, обязательный для современного человека…

Хищничество не любит обоб­щать. Ему нет дела ни до завтрашнего дня, ни до тех, которые придут последними и не найдут на столе ни крупицы. Лишь бы мы были тучны и сыты, лишь бы наши утробы ломились от пресыщения, — о прочем мы не хотим и вспоминать, хотя бы оно завтра же погибло и обрушилось. Мы не хотим подумать даже о том, что мы сами можем обрушиться вместе с этим прочим. Отсюда казнокрадство, чуть не ежечасное расхищение общественных сумм, банкротства, отсутствие всякого понятия о самой формальной честности.

Воры и казнокрады — вот те, которым сейчас живётся хорошо…».

Точно — до пророчества, особенно, где про гибель и обрушение. Случилось! В. Потомский знает, когда. У него и медаль, посвященная 100-летию Великого Октября есть. Зюганов наградил. А награждая, шутят злые языки, якобы сказал: «Знатному антикоррупционеру от знатного революционера».

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц