Красная строка № 36 (387) от 21 октября 2016 года

Божья коровка затерялась в мусоре

Жалуетесь на скуку? А я скажу, что место для тайн есть и в орловской жизни. Тайны сплошь и рядом встречаются там, где их не должно быть по определению — в бюджетной политике.

Недавно был обнародован «Список победителей конкурса социально ориентированных некоммерческих организаций на право получения в 2016 году субсидий из бюджета Орловской области». 46 везунчиков поделили между собой 10 млн. бюджетных рублей.

Размер гранта определяется количеством набранных баллов. Ничего таинственного. Но если вы поинтересуетесь, за что претендент получил тот или иной балл, вам не ответят. Состав комиссии, оценивающей представленные работы, также неизвестен. Если вы спросите, почему, ответ будет — по кочану. Это обиходный вариант вежливого объяснения, что положение конкурса не обязывает комиссию отчитываться перед общественностью. Если вы попросите рассказать, по какому принципу, хотя бы, эту комиссию формируют, не узнаете и этого. Дележ 10 млн. бюджетных рублей между некоммерческими организациями совершается в полной тайне.

Это в духе областной власти, где творятся поистине мистические дела. Только один пример. НКО — сфера интересов и ответственности областного департамента внутренней политики и развития местного самоуправления. В департаменте есть управление, а в управлении — отдел по взаимодействию с институтами гражданского общества. Так вот, официальный интернет-портал обладминистрации сообщает (и вы сами, открыв нужную страничку, можете в этом убедиться), что во главе отдела — исполняющий обязанности заместителя начальника управления Карпов Андрей Геннадьевич, тел. 59-79-69. Следующим по иерархии за ним идет заместитель начальника отдела… Карпов Андрей Геннадьевич, тел. 59-79-70. То есть человек как бы раздвоился.

Ничего удивительно, что в подобной мистической атмосфере про А. Г. Карпова начинают распространяться самые невероятные слухи — будто Андрей Геннадьевич сам, в одиночестве (или вдвоем с Андреем Геннадьевичем) проставляет баллы нужным проектам, а затем в таинственный кабинет по одному заходят члены таинственной комиссии и на готовых документах расписываются, их не читая. Разумеется, мы этим слухам не верим. Мы убеждены, что все члены таинственной комиссии, распределяющей бюджетные деньги, помнят все проекты до одного, готовы детально их охарактеризовать и обосновать каждый проставленный рейтинговый балл, влияющий на получение гранта и его размер.

Но таинственное лишь начинается. Самый большой бюджетный грант в 1 млн. рублей достался проекту с длинным названием «Комплексный анализ и мониторинг региональной системы обращения с отходами, с формированием рекомендаций по созданию долгосрочных целевых инвестиционных программ в сфере обращения ОПиП». Руководитель проекта — О. В. Ларионова.

Я поневоле задумался — неужели дела в областной администрации настолько плохи, что ее специалисты сами не способны понять, что надо делать с отходами, и нуждаются в дорогостоящих рекомендациях общественной организации? В таком случае подобных специалистов следует уволить, а О. В. Ларионовой отдать их зарплату. Зачем одновременно содержать неумех и тратиться на гранты? Это неэффективно и расточительно.

О таинственном значении проекта «Орловщина против идеологии терроризма и экстремизма» бессменной получательницы бюджетных субсидий Н. И. Лыгиной мы уже писали, размышляя о любителях с пафосом ломиться в открытые двери. Проект Н. И. Лыгиной занял в рейтинговом списке победителей второе место, получив 600 тыс. рублей. Если вы захотите узнать, почему руководитель целой «Общественной палаты Орловской области» проиграла мусорной разработке, вас ждет разочарование. Тайна начисления баллов не раскрывается.

На мой взгляд, это неправильно. К примеру, некое общественное объединение выдвинет на конкурс проект «Орловщина против идеологии терроризма, экстремизма, расизма и гомосексуализма» и, разумеется, Н. И. Лыгиной проиграет. Объясните, почему. Гражданское общество должно иметь какие-то осмысленные ориентиры. А их нет. Вместо ориентиров — тайна. Допустим, в прошлом году та же Н. И. Лыгина и ее ассоциация с громким названием получили из бюджета 750 тыс. рублей на создание «единого портала социальных услуг социально ориентированных НКО…». И где тот портал? Если вы захотите узнать, должна ли возвращать «социально ориентированная НКО» деньги в бюджет за нереализованный, но оплаченный проект, вы ответа не получите. Пока таких случаев не было.

Всюду тайны. А тайны рождают слухи. В обществе поговаривают, что отпущенные на борьбу с терроризмом и экстремизмом 600 тыс. боевая «Общественная палата Орловской области» должна потратить до 1 января следующего года, поскольку затем мгновенно вступает в действие федеральный закон, по которому нельзя так просто использовать ко многому обязывающее самоназвание «Общественная палата». Такой статус нужно заслужить. Ассоциация будет вынуждена перерегистрироваться и начать жить с чистого листа, на котором уже не будет денег, отправленных по старому адресу. Успеет ли боевой авангард за два месяца справиться с непростой задачей оприходования денег? Не расправит ли в суете свои крылья идеология терроризма и экстремизма — волнуются люди.

Тайна. А где тайна — там предположения.

Третьим в рейтинге самых востребованных, по мнению таинственной комиссии, проектов, идет проект с неизменным из года год заголовком «Повышение качества жизни людей пожилого возраста» Н. М. Кутузова, возглавляющего организацию ветеранов и пенсионеров. 450 тысяч отпущено бюджетом на реализацию идеи.

Вслед за Н. М. Кутузовым следуют еще два ветерана — А. И. Сухоруков и И. Я. Мосякин. А. И Сухоруков — от «Российского союза ветеранов», а И. Я. Мосякин — наоборот, от «Союза пенсионеров». Первый получил из бюджета 400 тыс. рублей, второй — 200 тыс. Хорошо бы свести всех трех борцов за достойную старость на публичные дебаты. Узнали бы, куда уходят деньги и чем отличаются друг от друга все три союза пожилых людей. Кстати, большая наивность полагать, что ветеранская организация представляет всех ветеранов, а, допустим, пенсионерская — всех пенсионеров. Эти организации представляют только тех, кто туда собственноручно записался. Так что пусть названия вас не обманывают.

Четвертым в списке востребованности, по мнению таинственной комиссии, распределяющей бюджетные деньги, — «Союз женщин Орловской области», единственная общественная организация Орловщины, созданная по половому признаку. Возглавляет ее И. И. Сафонова — в миру директор гостиницы «Орел» и сопредседатель местного Народного фронта.

И. И. Сафонову, как и Н. М. Кутузова, и А. И. Сухорукова, можно регулярно видеть на дежурных митингах, требующих участия представителей «общественности», что, по мнению злопыхателей, приподымает завесу таинственности над принципом распределения субсидий. И. Я. Мосякин, например, на митингах не так активен, хотя тоже может, поэтому в рублевом выражении его рейтинг вдвое ниже, чем у лидера конкурирующей организации А. И. Сухорукова, и еще значительней уступает рейтингу И. И. Сафоновой, получившей 450 тысяч рублей на реализацию проекта «Беречь Россию — беречь ее культуру».

Любопытно, что та же И. И. Сафонова («Союз женщин Орловской области») получила и президентский грант размером в 1445850 рублей на проект «Гражданская инициатива — бесценный ресурс России». Можно, конечно, сказать, что если деньги на «бесценный ресурс» дают, то цена ему все-таки имеется, но дело не в этом. Читаем краткую аннотацию — президентские гранты, в отличие от таинственных орловских, поясняют, что авторы той или иной инициативы имеют в виду. Что же «Союз женщин Орловской области» вкладывает в понятие бесценной гражданской инициативы?

Краткое описание проекта, сделанное самим проектантом: «Проект направлен на развитие гражданского общества в России, улучшение качества жизни населения, распространение идей гражданского общества, толерантности, патриотизма и формирование в обществе сознательных граждан — хозяев своей страны, партнеров государства в деле качественного оказания социальных услуг».

Еще одна тайна. Этому пассажу, на мой вкус, нужен переводчик, однако совершенно очевидно, что, не став толерантным патриотом, вы не сможете качественно, вместе с государством, оказывать социальные услуги.
Рискнуть, что ли, и создать общественную организацию «Союз мужчин Орловской области»? Будем вместе с женщинами ходить на митинги, всё веселее. А там за правильное поведение, глядишь, и грант оторвем. Голову над формулировками ломать не придется, всё равно их никто не читает. Проект с названием «Никакой толерантности, бабы любят брутальность», думаю, подойдет. Нет? Тогда можно и наоборот: «Тю-ти-тю-ти, бабы не любят брутальных». Какая разница, по какой строчке деньги получать?

Атмосфера таинственности в Орловской области трансформирована в конкретные коррупционные формы. Сами судите — бюджетные деньги, целых в этом году 10 миллионов, распределяются неизвестно кем непонятно по какому принципу, давая на выходе вообще непонятно что. Не верите же вы в то, к примеру, что в Орловской области (на эти цели выделено целых четыре гранта) вдруг «возродится» никогда не коренившееся здесь казачество? Да и чего, к слову, его возрождать, если целый живой казак М. М. Потуроев трудится в областной администрации на должности специалиста по связям с общественностью под началом уже упомянутого А. Г. Карпова, который вообще представлен в двух лицах и владеет двумя стационарными телефонами. Те не менее, М. М. Потуроев грант получил. Разумеется, на «возрождение казачества». Казалось бы — куда уж дальше возрождать-то? Выше областной администрации — только небо.

Следует сказать и вот о чем. Активное, без наблюдения врача, грантоедство в условиях орловской таинственности таит особую опасность для молодых неокрепших организмов. Например, общественная организация «Орловская студенческая община» (руководитель — Р. В. Скобляков) за идею развивать общественное самоуправление получила бюджетные субсидии сразу из трех источников — 2171620 рублей по президентскому гранту, 400 тыс. — по таинственному областному и еще почти 100 тыс. дал на те же цели депрессивный город Орел. Не возникнет ли у голодных и потому склонных к авантюрной предприимчивости студентов искушения отчитаться перед тремя грантодателями одним мероприятием, отослав по трем разным адресам один и тот же отчет? Экономия для студенческого кармана очевидная, но не пострадает ли от этого общественная нравственность? Верю, что молодежь выстоит в борьбе с обилием денежных знаков и все их пустит исключительно на развитие общественного самоуправления.

Мир грантов для «социально ориентированных НКО» предельно политизирован и циничен, поэтому и в оценках результатов нужно настраиваться на соответствующий лад. Иначе не избежать душевных страданий.

Вот заявка на получение областных бюджетных субсидий от Благотворительного Фонда помощи детям, больным ДЦП и иными тяжелыми заболеваниями «БОЖЬЯ КОРОВКА». Руководитель Н. В. Толпекина так и пишет, чтобы никто не сомневался, на что пойдут деньги: «Проведение ремонтных работ по отделке стен гипсокартоном в помещении Центра развития особенных детей «БОЖЬЯ КОРОВКА», организующегося по принципу группы кратковременного пребывания в детском саду в Заводском районе г. Орла по адресу: г. Орел, ул. Комсомольская, д. 243, действующего под началом Благотворительного Фонда помощи детям, больным ДЦП и иными тяжелыми заболеваниями «БОЖЬЯ КОРОВКА». Центр будет осуществлять свою работу за счет средств учредителей Благотворительного Фонда, меценатов, благотворителей».

Похоже на сигнал SOS, правда? Ну и наивность, конечно, присутствует. Ни тебе тут борьбы за гражданское общество, ни концептуального патриотизма, ни глобальных и заведомо нереализуемых задач. «Божьей коровке» дали 150 тыс. — в семь раз меньше, чем на «комплексный анализ и мониторинг региональной системы обращения с отходами», иначе говоря, на расследование того, куда девается мусор, и совет, что с этим делать.

По мне — платили бы «Спецавтобазе» вместо того, чтобы гробить предприятие, и ее работники в сжатые сроки без дополнительного миллионного гранта, просто получая зарплату, рассказали бы, где, как собирается или почему не собирается мусор — подготовили бы «комплексный анализ региональной системы обращения с отходами».

Словом, очень хочется услышать публичную защиту проектов, на которые непонятно кто, неизвестно почему тратит бюджетные деньги. «Таинственность» эта тянется из года в год. И лично мне неудивительно, почему большинство населения Орловской области на последних выборах плюнуло на свое гипотетическое право что-то изменить. Ложь, лицемерие, продажность уже стали составной частью системы. Ну, бросишь ты бумажку в урну. Ну и посчитают ее примерно так же, как определяют рейтинг «наиболее востребованных обществом» социально значимых проектов.

Посмотришь на результаты — остатки волос встают дыбом. Интересные, иначе говоря, результаты.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

самые читаемые за месяц