Красная строка № 4 (440) от 9 февраля 2018 года

Будем нюхать «розу ветров»

7 февраля жители села Кирово Сосковского района во второй раз собрались в обшарпанном помещении местного Дома культуры, чтобы попытаться уговорить представителей Знаменского СГЦ и разнокалиберных чиновников перенести строительство запланированного свинокомплекса подальше от населенного пункта.

Мотивировка аборигенов проста — они не хотят, чтобы в их селе воняло. Объединенный фронт чиновников и бизнесменов всячески уклонялся от подобных терминов, оперируя, в основном, словом «запах», да и то с поправкой на «розу ветров», которая, если им верить, в данном месте настолько благоприятная, что «запах» жителями Кирово будет ощущаться лишь в десяти случаях из ста. То есть в 90%, как якобы свидетельствуют замеры, ветер дует в другую сторону.

Иначе говоря, обычный случай, когда бизнес и власть преследуют свои интересы, а жители, не относящиеся ни к первой, ни ко второй категории — свои. Если бы не одно «но». Не всё так просто. Кто-нибудь в подобной ситуации обязательно прибавит: «Всё еще проще». Может быть, и так.

Вот, слегка царапая слух московским аканьем, выступает от СГЦ его представитель А. Галкин и объясняет, по всей видимости, недалеким селянам очевидные вещи: что не потопаешь — не полопаешь, «посмотрите, как вы живёте»; что у разных групп населения разные ценности — «одним важен чистый воздух» (на чём настаивают аборигены с. Кирово), «другим — деньги». Это честное признание, из которого тот же выступающий выводит ещё одну не вполне бесспорную истину — что «на чистом воздухе экономику не выстроишь» (соглашаемся с некоторыми оговорками). Далее тот же А. Галкин, чья фирма несёт деревне достаток и цивилизацию, рассказывает о материальных выгодах работы на свинокомплексе, социальных программах СГЦ и меценатстве хозяйки предприятия. Просто диву даёшься кировчанам — чего они упираются?

Но те свою позицию уже обозначили — они просто не хотят, чтобы при всех благах цивилизации в их доме воняло. А. Галкин не уклоняется и от этой темы и столь же откровенно признает:

— Я не стану утверждать, что свинокомплекс не пахнет. Он пахнет!

— Воняет, — поправляют его из зала.

Начинается спор о терминологии, который со временем перерастает в ор, потому что к дискуссии подключаются чиновники, которые, судя по их убежденности и горящим глазам, лучше представителя СГЦ понимают, какое счастье свалилось на село Кирово. Имена в данном случае не имеют большого значения. Был глава района, его подчинённые, какой-то чиновник, имя которого я даже постеснялся спрашивать, чтобы не дискредитировать власти, поскольку этот выступавший, взявшийся в наступательном стиле убеждать кировчан одуматься и раскрыть глаза на перспективы, даже вспомнил Жан-Жака Руссо, пояснив специально для собравшихся, что это философ; но всё, чего добился — фразы, прозвучавшей из глубины разогретого и разозлившегося зала: «Уберите этого говоруна!».

А. Галкину персональное внимание потому, что свинокомплекс строит Знаменский СГЦ, а не районные и даже не областные власти. К тому же Алексей Александрович в меньшей степени, чем взведенные чиновники, апеллировал к эмоциям, меньше пытался выжать слезу, рассказывая о том, как рушатся семьи из-за того, что один из супругов уезжает из деревни на заработки. А. Галкин упирал больше на рациональное, рациональности не скрывая.

Позиция предельно проста — хотите чистый воздух и нищету или «холодильники, забитые продуктами», и (куда от этого даже при «розе ветров» деться!) «запах»? Последнее, впрочем, слегка тревожит каждого, поэтому представитель СГЦ, заразившись, видимо, речью предыдущего оратора, даже попытался перевести разговор в философскую плоскость, заметив: «Все мы пахнем»! И это правда. Но правда и то, что запах — запаху рознь.

В общем, начался крик. Глава района кричал о своём (и был в своём запале убедителен) — откуда, дескать, я вам деньги на дорогу возьму, если вы инвестора по рукам бьёте, носы от запаха при замечательной розе ветров воротите (а других средств в нищем районном бюджете не предвидится); жители — о своём. С позицией «объединённого фронта» бизнеса и власти можно было бы полностью согласиться, если бы жители с. Кирово сами попросили построить им свинокомплекс, а какой-нибудь бюрократ упёрся бы. А так… Странно, согласитесь — взрослых людей одаривают, а они ни в какую. Нормальные?

Тот же А. Галкин, устало уже, как воспитатель в детском саду, объясняет местным прописные истины — нет ни в Орловской области, ни в отдельно взятом Сосковском районе, где идет баталия, ни нефти, ни газа, ни алмазных трубок. Поэтому развиваться в отдельно взятом Сосковсом районе сегодня может только сельское хозяйство. А это либо растениеводство с пестицидами, либо животноводство — с «запахами».

Из зала — в адрес чиновников, стоящих плечом к плечу с бизнесом:

— Ну так и занимайтесь молочным животноводством, заводите коров, фермы брошенные повсюду!

Снова начинается ор.

Из зала:

— При колхозе…

Любитель Жан-Жака Руссо:

— А вот вы и спросите своего председателя, почему он колхоз развалил!

Из зала:

— Ты меня задел!

К столу президиума почти выбегает, выходит решительной походкой бывший председатель местного колхоза:

— Да я до последнего с вами и с Егором Семеновичем боролся, когда вы меня в агрохолдинги затаскивали!

Накал такой, что будь дело где-нибудь в Доме культуры на Кавказе, дошло бы уже до рукопашной. А здесь волноваться не надо — русские люди горячатся, обмениваются мнениями.

Успокоение на минуту внезапно внёс человек, которого я не могу не назвать — Петр Петрович Шатунов, местный житель. Рассудительно так заметил, обратившись к «объединенному фронту»:

— Вы нас представляете какими-то врагами партии и правительства.

Из зала, в поддержку П. П. Шатунова, из уст другого местного жителя, два года, по его словам, проработавшего охранником на свинокомплексе («поплавал в этом гов…»):

— Да, лохами печальными!

П. П. Шатунов продолжил:

— Мы не против свинокомплекса, мы лишь просим подыскать ему альтернативную площадку. Можно его перенести?

Отвечать вновь взялся А. Галкин, объяснивший, во сколько миллионов рублей этот перенос обойдётся, и всё стало абсолютно ясным. Впрочем, ясно всё было с самого начала, но подключились чиновники с «розой ветров» и вновь поднялся крик. В этой неразберихе (спорил каждый с каждым и группа с группой) звучали любопытные фразы, которые заставляют относиться к данной истории не просто как к проблеме локального масштаба, где экологические интересы местных вступили в противоречие с прагматичным бизнесом.
Ключевой, можно сказать, диалог, прозвучавший в общем хоре споривших:

— На нашей земле…

— А это ваша земля?

— Это наша земля, это земля наших отцов и дедов! Мы здесь родились! Эта земля нас воспитала и к себе заберёт!

О чём речь? О том, что вопреки расхожему выражению «наша земля» — наша она только в каком-то, часто лишь отвлечённом, смысле. Юридически, кировчане, это уже не ваша земля. То есть не земля поселения, а поле менее чем в двух километрах от него. Юридически у СГЦ и ваших (наших) чиновников всё чисто, там тоже не «лохи печальные».

Квинтэссенция шумной встречи и, без пафоса, всего времени в разрезе отдельно взятого района. Бывший председатель местного колхоза, стоя у стола президиума, махнув рукой:

— Вот что я вам скажу! Не будет Знаменского СГЦ — придет «Мираторг».

Поговорили и разошлись? Нет, не всё, в самом деле, так просто.

К СГЦ в этом смысле вообще нет вопросов — люди занимаются бизнесом, подыскивают площадки, согласовывают документы. Власть молится, чтобы те куда-нибудь не ушли. На встречу с жителями представители СГЦ вообще могли не приходить, не обязаны. Можно сказать, это был жест доброй воли — сельчане попросили, те откликнулись. Ну а власть подстраховалась, теперь никто её не упрекнет, что мнение народа было проигнорировано. Народ внимательно выслушали, даже подискутировали с ним. В общем, 7 февраля, в Доме культуры села Кирово я был свидетелем торжества демократии с предсказуемым итогом. Но…

У истории есть очень интересное продолжение, которое ещё предстоит осмыслить. В числе последних, в расстроенных чувствах, из ДК выходил Сергей Михайлович Тихонов — главный инициатор этой встречи и чуть ли не открытый враг в глазах «объединенного фронта» бизнеса и власти. Если бы не свиноводческий комплекс, он бы и сегодня являлся едва ли не официальным примером человека новой, свободной, демократической России — предприимчивым, верующим, с активной гражданской позицией!

Дело в том, что десять лет назад Сергей Михайлович, фермер, на свои деньги, с помощью родственников и селян, а также немногочисленных жертвователей со стороны, построил в Кирово удивительно красивую церковь во имя преподобного Сергия Радонежского. А чуть ниже от неё оборудовал купель у источника, которой можно любоваться, даже не веря ни во что, кроме денег. Там очень-очень красиво, потому что сделано всё с любовью.

То есть С. Тихонов не ходил с красным флагом по улицам родной деревни, не собирал пожертвования на бюст или памятник Ленину. Нет, он строил церковь и фермерствовал — образец современного российского гражданина!

Село Кирово маленькое, народу проживает немного, поэтому постоянного батюшки в церкви нет, служить священник приезжает из Сосково, на большие праздники, поэтому даже не каждое воскресенье здесь служба. Но дверь всегда открыта, помолиться можно. И было несколько случаев, когда из Сосково в Кирово специально приезжали молодые пары, чтобы обвенчаться в красивом местном храме.

О предстоящей службе священник звонит С. Тихонову, тот оповещает односельчан, местная газета публикует информацию.

И вот С. Тихонов подумал: как вся эта красота — церковь, купель, источник — будет сочетаться с «запахами», а по местной терминологии — вонью, которая неотделима от запланированного свинокомплекса даже при учете «розы ветров». Лучше станет обонянию в Кирово при этой «розе» или хуже? С. Тихонов пришел к выводу, что хуже. Я с ним согласен. (Про рациональность я помню). С. Тихонов начал действовать — собирать подписи, организовывать встречи и в один миг из героя нашего времени превратился в антигероя.

Интересно, правда? Как верно заметил А. Галкин, «у каждого свои ценности». С. Тихонов со своими определился и даже, как модно сейчас говорить, был с ними «в тренде». Но как только эти официально одобряемые и поддерживаемые ценности вошли в противоречие с более ощутимой материальной выгодой, носителя этих ценностей мгновенно записывают едва ли не в маргиналы и враги общества. То, чего я наслышался от чиновников в адрес С. Тихонова, пересказывать не буду.

Ну, и в мире каких ценностей мы живем? Вывод не утешительный. Особенно ещё и потому, что церковь в этой истории тоже молчит. Да и что ей сказать? Неужели и в самом деле нечего?

Через некоторое время жители села Кирово будут, интересуясь прогнозом погоды, расспрашивать, в первую очередь, не про ожидаемую температуру воздуха, а про «розу ветров».

Приезжайте, батюшка, ветер благоприятный.

А что, сегодня действительно нельзя сделать так, чтобы и «холодильники были полными», и не воняло? Почему одно непременно предполагает другое? Или это удел только села Кирово? Господа, а если бы вас в Орле поставили перед таким выбором, вы бы что предпочли?

Даже сама постановка вопроса возмущает, не правда ли?

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц