Красная строка № 20 (326) от 5 июня 2015 года

Что делать? К вопросу о модернизации экономики Орловской области

Провозглашённый ещё экс-президентом России Д. А. Медведевым курс на модернизацию российской экономики вызвал широкий общественный резонанс. Практически все согласны с необходимостью этого курса, успешная реализация которого может вывести Россию на новый исторический этап развития. Более того, в условиях санкций интерес к этому усилился.

Страна располагает мощнейшим потенциалом, способным при эффективном использовании сделать российскую экономику одной из высококонкурентных. Однако обеспечить это не так просто. В мире идёт довольно жёсткая борьба за лидерство, его разделяют не только экономические, но и политические интересы. Всякие попытки вырваться вперёд на каком-либо направлении встречают жёсткое противодействие, что вполне понятно и объяснимо — конкуренция с ростом экономического могущества не затухает, а усиливается, поскольку на карту поставлены огромные ресурсы и перспективы.

Такая ситуация, если исходить из защиты национальных интересов, должна не расслаблять, а, наоборот, мобилизовывать все ветви власти, общественность на поиск и мобилизацию всех наших возможностей для прорыва к новым вершинам экономического развития.

В общем процессе перестройки экономики важное место принадлежит региональному уровню. Именно здесь многие идеи находят своё практическое воплощение. Здесь они реально соединяются с конкретными условиями и возможностями, и от того, насколько рационально это делается, зависит конечный результат.
Недалёкое советское прошлое, когда господствовал директивный метод планирования, наглядно показывает, насколько опасно и вредно силой, без учёта местных условий, насаждать, казалось бы, неплохие наработки. Достаточно вспомнить кукурузную и свёкловично-бобовую эпопеи, насильственное повсеместное выдавливание из севооборотов многолетних трав и т. п. Ущерб от такого произвола всегда был не только моральный (терялось чувство хозяина), но и чисто материальный.

Рыночная экономика кардинально меняет ситуацию с размещением и развитием производительных сил и производством товаров. Нельзя выпускать то, что не пользуется спросом, что по качеству, цене и другим параметрам уступает продукции других товаропроизводителей. Такое производство обречено на гибель, поскольку не будет востребовано покупателем, и опекать, спасать его некому, да и не нужно. Отсюда простой, но важный вывод: прежде чем производить, оцени рынок, постарайся заглянуть в его перспективу и динамику. Создавать, модернизировать надо то и так, чтобы можно было вписаться в конкурентную среду.
Профилирующей отраслью Орловской области по праву считается сельское хозяйство. От его состояния во многом зависит общее благополучие.

Экспериментов с селом на Орловщине было немало, и все они, к сожалению, кончались неудачно, если не сказать печально. За десятилетия позднесоветского и постсоветского периода так и не удалось сформировать выразительного лица этой отрасли, работающей устойчиво эффективно.

Чем только ни занимались орловские крестьяне! Было время, когда главной культурой была конопля, картофель, потом сахарная свёкла, подсолнечник, рапс, пережили кукурузную эпопею и т. д. Стабильным оставалось, пожалуй, только зернопроизводство. Но и в нём структура часто менялась — от ржи до пшеницы, гречихи, бобовых и т. п. В животноводстве тоже было немало экспериментов. Пытались выращивать всё и вся, что можно в этой зоне.

Понятно, что потребности, спрос диктуют требования производителям. Да и сам производитель в условиях рационально выстроенных отношений не будет оставаться неподвижным. Однако в любом случае сельскохозяйственная отрасль может быть высокоэффективной, если в полной мере учитывается весь комплекс природно-экономических условий. С этих позиций стоит посмотреть и на орловское село (соизмеряя свои действия с нахождением в составе ВТО, где мы оказались без должного научного обоснования).

Даже в рамках общероссийского разделения труда область явно не конкурентоспособна в производстве той же активно насаждаемой сахарной свёклы, овощей, в какой-то мере картофеля, молока, подсолнечника, продовольственного зерна. И это не оттого, что орловский крестьянин работает хуже. Нет, просто условия здесь никогда не будут лучше или даже равными с теми, кто помимо нас способен производить названную продукцию. Поэтому, чтобы не проиграть в конкурентной борьбе, нужно опережать конкурентов в выборе новых экономических и технологических решений. В этой связи, как нам представляется, следует определить в качестве предпочтительного общего направления развития земледелия в Орловской области — товарное высокотехнологичное, индустриальное производство кормов, конкурентоспособность которых может быть существенно повышена, во-первых, за счет их сбалансированности по белку и витаминам, а во-вторых, за счет снижения их себестоимости.

Нам могут заметить, что область в последние годы производит около трёх тонн зерна на душу населения, и большая часть этого зерна, включая высокобелковые горох, вику и сою, используется на фураж. В таком случае, в чем новизна нашего предложения?

А новизна в том, что ставится вопрос о всемерном замещении продажи зерна в форме сырья для производства комбикормов — на производство комбикормов в качестве конечной продукции. Причем, продукции, сбалансированной не только по белку, но и по витаминам растительного происхождения. Что особенно важно, такое сбалансирование предполагается осуществить за счет многолетних бобовых трав, производство которых в условиях области намного дешевле, чем зерна, и, тем более, дешевле покупных витаминов.

Чтобы сделать сбалансированное (а потому и высококачественное) кормопроизводство конкурентоспособным, Орловская область имеет реальные базовые условия. Так, примечательно, что урожайность зерновых в Орловской области сопоставима с урожаями колосовых в Канаде, США, выше, чем в Австралии. Область по качественным показателям в зерновом производстве обошла многих соседей и находится на уровне ведущих регионов Черноземья. Себестоимость центнера зерна — в пределах 2000—3000 рублей за тонну, что обеспечивает рентабельность до 100%.

Всё, что достигнуто — это результат модернизации отрасли, выразившейся в техническом переоснащении, во внедрении современных технологий выращивания зерновых. Вместе с тем, область не может составить серьёзную конкуренцию странам–экспортёрам на международном рынке, поскольку здесь орловское зерно серьёзно уступает по качеству, да и себестоимость находится на приемлемом уровне за счёт более низкой оплаты труда и пока ещё невысокой доли земельной ренты в общей структуре затрат.

Следует иметь в виду, что это преимущества временные, и если они будут утрачены, то для области это станет подлинной трагедией. И здесь, как нам представляется, выход надо искать, главным образом, не столько на путях дополнительных вложений в отрасль, в чем мы вряд ли обойдём наших конкурентов, сколько в малозатратных, экономичных технологиях, построенных с учётом местных природно-климатических условий.
Кроме того, нужно учитывать, что области трудно выйти на высокие параметры качества по производству продовольственного зерна, а если наш удел — в основном фуражное зерно, то это не так уж и плохо. Поскольку и в РФ, и в мире в целом основная масса зерна всегда производится для выращивания продукции животноводства — ныне главных продуктов питания.

Значит, было бы ошибкой упустить шанс наладить в регионе высокотехнологичное и эффективное производство сбалансированного кормопроизвод­ства и занять эту нишу не только в стране, но и за рубежом. Однако для этого надо выстроить всю систему так, чтобы возможно быстрее реализовать свои потенциальные конкурентные преимущества. Исходить из того, что рынок проще завоевывать, чем отвоевывать.

В этой связи обратим внимание, что проблема радикального улучшения кормопроизводства, с ориентацией на сбалансирование фуражных ресурсов по белку и витаминам, имеет свою историю. Еще в 80-х гг. прошлого века ставился вопрос о доведении объёмов производства гранулированной травяной муки до 25—30 млн. тонн, используя для этого до 400 куб. м газа на 1 тонну муки. В дальнейшем оказалось, что шоковое изменение пропорций в ценах на энергоносители и продукты животноводства вызвало потерю интереса к проблемам кормопроизводства и практически полное свёртывание уже налаживавшегося производства травяной муки.
Однако в настоящее время экономическая ситуация в стране начинает изменяться таким образом, что организация производства травяной муки на газовом топливе вновь должна стать весьма рентабельным делом, тем более, что потребление газа будет происходить в летний период, когда сокращается его расход в коммунальном хозяйстве.

Важно иметь в виду, что, во-первых, в отличие от зернопроизводства, травосеяние технологически значительно проще, а потому менее энергоёмко. Так, при ориентации на выращивание многолетних трав, отпадает нужда в ежегодных обработках почвы и посевах, а в ходе уборки не требуется выполнения особо сложной операции обмолота и сортировки зерна. Правда, появляется новая операция — сушка зелёной массы, но при нынешних соотношениях в ценах производителей на газ и топливо для сельскохозяйственных машин (тракторов, комбайнов) можно уверенно считать, что производство травяной муки по энергозатратам окажется дешевле, чем производство зерна.

Во-вторых, производство травяной муки менее капиталоёмко. И это естественно, поскольку, с одной стороны, по сравнению с зернопроизводством, требует меньше техники на обработку почвы и посев, исключает такую дорогую операцию, как обмолот.

С другой стороны, характерный факт: уборка зерновых ведётся не более 16 часов в день (до выпадения росы), продолжается максимум 25 дней, чтобы не допустить чрезмерных потерь. При этом нерабочее время может ещё увеличиться из-за неблагоприятных метеоусловий на уборке зерновых, тогда как уборка трав для получения муки возможна круглосуточно при любой погоде в течение 90—100 дней. Следовательно, урожай трав может быть убран одним агрегатом с площади в 7—9 раз большей, чем с посевов зерновых культур. Причём, речь идёт об агрегатах многократно более дешёвых, чем зерновые комбайны, что с лихвой компенсирует дополнительные издержки приобретения оборудования для приготовления гранулированной травяной муки.

В-третьих, при производ­стве травяной муки заметно улучшается использование биологических ресурсов каждого гектара используемой площади. Так, выход кормовых единиц в сравнении с посевами, убранными на зерно, повышается при производстве травяной муки примерно на 10–15%; в сравнении с уборкой трав на сенаж — до 30%; в сравнении с уборкой трав на сено — почти в два раза. Ещё более существенны преимущества по содержанию белка и витаминов, что позволяет рассчитывать на рост производства молока и мяса с гектара посевов, использованных для получения травяной муки, примерно на четверть.

И наконец, немаловажен тот факт, что в отличие от зернопроизводства, расширение площадей многолетних трав будет иметь существенное значение для улучшения экологической ситуации в сельском хозяйстве, поскольку сократит потребность в использовании минеральных удобрений и гербицидов, ограничит эрозионные процессы, улучшит структуру предшественников под зерновые культуры, в целом облегчит переход к экологически чистому зернопроизводству, что позволит частично компенсировать сокращение уборочной площади зерновых — более высокими ценами их реализации.

Таким образом, в современных условиях, когда резко возрос­ли цены на горючее, удобрения, средства защиты урожая и технику, организация производства гранулированной травяной муки на базе газового топлива позволяет превратить её (в расчёте на единицу полезного эффекта) в самый дешёвый вид концентратов и добавок для производства комбикормов.

Чтобы правильно оценить предельные возможности наращивания производства травяной муки, необходимо учесть, что потенциальными её потребителями в РФ могут стать производители комбикормов для птицы — (до 350 тыс. тонн), на нужды свиноводства — до 8 млн. тонн, в перспективе для скотоводства — до 10 млн. тонн. Кроме того, правомерно ставить вопрос о высокой конкурентоспособности экспорта травяной муки даже в страны дальнего зарубежья, испытывающие дефицит по газу.

Для организации экспорта травяной муки можно рекомендовать создание СП с включением в качестве соучредителя одной из зарубежных фирм, занимающихся импортом фуражного зерна в страны Западной Европы и арабского Востока.

Предлагаемое направление специализации растениевод­ства позволит решить не только частную задачу повышения рентабельности зернопроизводства как ведущей отрасли сельского хозяйства области, но и усовершенствовать всю систему земледелия. Многолетние травы в севооборотах станут важным источником восстановления плодородия почвы, хорошим предшественником для других, в том числе технических культур. В итоге в целом земледелие в области станет более технологичным, дешёвым, экологически надёжным.

Примерно с таких же позиций, учитывая перспективную динамику спроса и предложения, потенциальные преимущества в конкурентоспособности производства, следует подойти и к вопросам модернизации животноводства. Имея в виду, что к чис­лу преимуществ Орловской области можно будет отнести возможности использования относительно более дешевых и сбалансированных кормов местного производства. В сочетании с особенностями географического положения это позволяет ориентироваться на развитие экологически безупречного молочно-мясного направления животноводства для удовлетворения не только внутриобластного спроса, но и обеспечения больших объёмов поставок на рынки Москвы и Московской области.

При этом важно предусмотреть взаимовыгодные формы (предпочтительно — синдикативные) интеграции предприятий АПК области с перерабатывающими и торговыми структурами в районах сбыта продукции — на основе долгосрочных соглашений, без чего нельзя рассчитывать на устойчиво рентабельное функ­ционирование капиталоёмкого животноводства.

Что касается промышленности, то здесь области трудно заявить о каких-либо приоритетах, опираясь на собственную материально-техническую и финансовую базу. Наибольшие перспективы может иметь переработка местного пищевого сырья (и нерудных ископаемых), а также восстановление высокотехнологичного машиностроения, для которого довольно быстро может быть подготовлена конкурентоспособная рабочая сила. Может быть использована и частично сохранившаяся с советских времён инфраструктура таких предприятий, что позволит заметно сократить потребности в инвестициях.

В этой связи особого внимания заслуживает вопрос об активизации сотрудничества в рамках ассоциации «Черноземье». Деятельность этого института должна быть направлена, прежде всего, на развитие кооперации областей в организации выпуска конечной продукции машиностроения мирового уровня. Это не под силу любому отдельному региону, тогда как в масштабах ассоциации появится возможность привлечь все имеющиеся на местах научные ресурсы, пойти на активное сотрудничество с академической наукой, подумать о закупке патентов, и т. д. Чернозёмный Центр должен показать своё современное промышленное лицо и стать притягательной силой для инвестиций. Надо только преодолеть местничество и частное капиталистическое чванство.

Реализация всех этих направлений модернизации экономики области должна получить налоговые и прочие преференции на возвратной основе, чтобы не плодить иждивенцев и авантюристов. Размеры, способы представления преференций и порядок их возврата надо узаконить, увязав с масштабами преобразований и социально-экономическими выгодами для региона.

В областном центре ныне активно ведётся работа по подготовке к юбилею города. Неплохо бы родившуюся энергию направить на выработку программы научно-технологического преоб­разования производственной сферы, без которой город не имеет перспектив развития.

Учитывая научные наработки технического университета (об этом сообщала пресса), Орёл мог бы стать одним из центров нано-производств. «Роснано» располагает большими финансовыми возможностями. Пока не поздно, надо наладить научно-производственное сотрудничество на этом весьма перспективном направлении.

Орёл с его славной литературной историей может стать привлекательным туристическим центром. Для этого надо создать и замкнуть кольцо «Литературные шедевры Центральной России», включив в него наряду с Орлом Тулу, Брянск, Курск, Воронеж. Здесь же в рамках памятных сражений Великой Отечественной войны должны быть организованы маршруты по местам боевой славы. Всю эту туристическую сеть необходимо должным образом обустроить, насытить соответствующей литературой и памятными сувенирами. Организацию этого процесса мог бы возглавить мегакомплекс «Грин» с его мощной базой и привлечением широкой музейной сети центрального региона. Иначе гостиницы и прочие развлекательные центры мегакомплекса «Грин» вряд ли удастся загрузить.

Но главное не в этом. Если мы желаем возрождения России, в полный голос должны заговорить все её духовные слагаемые, в составе которых, наряду с православием, — культура, самая мощная созидательная сила. Не будем забывать и о материальной стороне этого дела.

Выстроив стройную, конкурентоспособную производственно-экономическую систему хозяйства, можно на неё «нанизывать» среднее, мелкое предпринимательство как составную часть общего производственного процесса. Попытки сделать это без опоры на крупное производство не дали и не дадут желаемого результата. Крупный бизнес должен задавать тон развития, мелкий и средний — помогать этому. Другого не дано в условиях индустриального и постиндустриального общества.

В этой связи большое значение приобретает организация государственно-кооперативно-частного партнёрства (ГКЧП). Нам уже приходилось писать об этом. То, что объективно, нельзя игнорировать. В области многие годы велась работа в этом направлении. «Орловская Нива», «Развитие» — это структуры, которые порою незаметно выполняли функцию координаторов рыночных процессов. Теперь это частные коммерческие структуры. Их «прикарманивание», выразившееся в разных формах, нанесло серьёзный удар по становлению цивилизованного рынка и развитию. Пусть это останется на совести тех, кто много говорил о рыночных реформах, подготавливая присвоение общего достояния.

Первым шагом к возрождению цивилизованного рынка должны стать разработка и принятие областного закона о ГКЧП. Надо прописать и узаконить весь механизм построения и функционирования этого института. Параллельно должны готовиться структуры, которые станут проводниками в жизнь этих идей. Ничего дополнительно создавать не надо. Надо поменять функции имеющихся управленческих структур. Например, потребкооперация должна стать связующим звеном между потребителями и мелкими, средними хозяйствами-производителями, выстраивая надёжные и эффективные логистические связи.

Своё слово в реформировании обязаны сказать вузы. Каждое направление преобразований должно готовиться и сопровождаться чётким научным обеспечением. Появляется реальная возможность соединить науку с производством.

Большие и важные проблемы решаются широким кругом профессионалов и только комплексным подходом. Всё дело за достижением взаимопонимания и организацией исполнения.

И. Загайтов,
В. Шевченко,
профессоры;
Н. Турищев,
В. Филонов,
кандидаты экономических наук;
Г. Юдин,
почётный землеустроитель РФ;
Е. Иконникова,
экономист.

самые читаемые за месяц