Красная строка № 1 (396) от 20 января 2017 года

Чтобы впредь неповадно было

Если бы автор этих строк сегодня был не главным редактором «Красной строки», а действующим оперативным сотрудником правоохранительных органов, то, пожалуй, уже и разобрался бы в странном, мягко говоря, происшествии с пропавшим из типографии номером нашей газеты.

О том, как это можно было сделать (причем достаточно быстро), мне даже удалось рассказать лично первому заместителю губернатора и председателя правительства Орловской области, председателю совета директоров АО «Типография «Труд» А. Бударину.

10 января 2017 года наша редакция обратилась к уважаемому Александру Юрьевичу с официальным письмом следующего содержания: «АНО «Агентство печати «Красная строка» просит Вас дать поручение организовать служебную проверку по факту исчезновения тиража еженедельника «Красная строка» № 44 (395) от 23 декабря 2016 года из помещения АО «Типография «Труд».

Полосы 44-го номера газеты в формате pdf в соответствии с Договором на изготовление печатной продукции № 69 от 16 марта 2011 года были переданы в типографию «Труд» примерно в 14 часов 22 декабря 2016 г. Изготовление тиража в 11 тысяч экземпляров оплачено редакцией двумя платежами: поручение № 148 от 21.12.2016 г. на сумму 10135 рублей и поручение № 149 от 22.12.2016 г. на сумму 9905 рублей.
Утром 23 декабря 2016 года я как директор АНО и главный редактор газеты «Красная строка» пришел в типографию для получения тиража и обнаружил его полное отсутствие — не было ни единого экземпляра.

Удалось выяснить, что экспедиция УФПС вечером получила 1600 экземпляров для доставки в торговую сеть «Роспечати» и 200 экземпляров — для продажи в почтовых отделениях области. А примерно 9200 экземпляров исчезли.

Генеральный директор АО «Типография «Труд» Ю. А. Горячев сообщил мне, что наш тираж будто бы еще накануне вечером был увезен неким неназванным «представителем редакции». Никаких документов, подтверждающих эту версию, директор типографии предоставить не смог.

Сами по себе 23 или 24 пачки газет не представляют для посторонних лиц никакой ценности. Вот почему у редакции газеты «Красная строка» есть все основания предполагать, что тираж номера 44 был изъят с целью не допустить его распространения в г. Орле и Орловской области в связи с публикацией в этом номере целого ряда острокритических материалов в отношении орловских властей, в частности: статей «Если никто вовремя не остановит…», «Ещё одна липа в строку», «Новогодний набор для министров и губернатора», «Нокаут для Вадима Потомского?», «Многограннее некуда».

По нашему мнению, действия руководства типографии «Труд» и иных пока не установленных лиц по препятствованию распространения тиража № 44 газеты «Красная строка» подпадают под действие ст. 144 УК РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов».

В связи с этим редакция «Красной строки» обратилась с соответствующими заявлениями в прокуратуру Орловской области, Следственное управление СКР по Орловской области и полицию с просьбой провести проверку по изложенным фактам и принять меры в соответствии с законодательством РФ.

Проблема, однако, имеет не только правовой, но и административно-хозяйственный аспект. Полностью оплатив изготовление 11-тысячного тиража газеты, редакция недополучила примерно 9200 экземпляров. В связи с этим 23 декабря 2016 года в типографию «Труд» на имя её генерального директора Ю. А. Горячева нами была письменная претензия с требованием дать объяснения произошедшему и допечатать за счет АО «Типография «Труд» недостающее количество экземпляров 44-го номера газеты. Однако по состоянию на 10 января 2017 года ответа не последовало, тираж не был допечатан, деньги редакции не возвращены. Вот почему, как мы полагаем, требуется вмешательство совета директоров акционерного общества.

Просим Вас также по результатам проведенной проверки принять решение о наказании виновных и сообщить о принятых мерах АНО «Агентство печати «Красная строка».
С уважением..,» — и так далее, как полагается в подобных документах.

Господин Бударин принял меня, и между нами состоялся любопытный разговор.
«Мы будем говорить официально или откровенно?» — сразу решил я найти правильный тон. Александр Юрьевич ответил, что согласен на любые варианты. И тогда самым прямым текстом, безо всяких недомолвок, лукавства и церемоний ваш покорный слуга изложил все соображения редакции о произошедшем. И не только об этом. Вот как получилось, что мы коснулись темы расследования.

Итак, каким образом, на наш взгляд, можно было бы уже раскрыть эту кражу тиража? Типо­графия обычно пакует газеты по 400 штук, то есть 9200 экземпляров — это 23 достаточно увесистые пачки. Чтобы разом унести их в руках, понадобился бы десяток мужиков. Значит, за грузом пришла машина.

Всё здание типографии «Труд» увешано камерами видеонаблюдения, поэтому незаметно подойти, а тем более подъехать к нему — просто невозможно, не говоря уже о том, чтобы вынести и загрузить в машину два с лишним десятка пачек газеты.

Периодика печатается обычно вечером или ночью, и время это в типографии обязательно фиксируется для каждого издания. К зданию ведёт единственная и хорошо просматриваемая дорога. В четверг вечером, в тёмное время суток, подъехать туда и загрузиться могло от силы одно-два транспортных средства: «Труд» сейчас уж никак не перегружен заказами, так что запутаться невозможно. По номеру автомашины определяем владельца и выясняем, что именно он увозил вечером 22 декабря из типографии «Труд».

А что делать, если записи с типографских видеокамер по странному стечению обстоятельств окажутся уничтоженными? Не беда: если кто не знает, то сообщим, что в Орле практически весь центр города находится под постоянным видеонаблюдением полиции.

Затем, поскольку время было уже позднее, с директором типо­графии «неустановленные лица» наверняка общались по мобильному телефону. И распечатка их номеров даст вполне очевидную картину. А дальше надо просто поработать с людьми…

Одним словом, всю эту методику мне пришлось разложить перед господином Будариным, чтобы дать ему понять, что мы отнюдь не заблуждаемся относительно того, кто и почему похитил наш тираж. Александр Юрьевич это прекрасно понял, и, наверное, поэтому на мой вопрос: «И что же теперь нам со всем этим делать?» — ответил, что, на его взгляд, об этой истории лучше всего забыть, перевернуть страницу и постараться в дальнейшем наладить взаимопонимание и сотрудничество, к чему областные власти, по его словам, вполне готовы.

«Красная строка», со своей стороны, тоже хотела бы достичь взаимопонимания. Мы полагаемся на слово первого заместителя губернатора, возглавляющего к тому же совет директоров АО «Типография «Труд», и делаем шаг навстречу: очередной номер «КС» редакция скрепя сердце согласилась всё-таки отпечатать в Орле.

Однако доверие разрушается легко, а вот восстанавливается очень трудно. И поэтому, прежде чем принимать окончательные решения, мы намерены дождаться результатов проверок, проводимых правоохранительными органами. О них мы обязательно расскажем на страницах газеты. Принятия мер редакция ожидает также и от совета директоров АО «Типография «Труд», чтобы впредь неповадно было.

В любом случае, мяч, как сейчас принято говорить, находится на поле областных властей. Хотите сотрудничества? Слово за вами.

Юрий Лебёдкин,
главный редактор
газеты «Красная строка».

самые читаемые за месяц