Красная строка № 4 (355) от 5 февраля 2016 года

Дело принципа

Молодой депутат Орловского горсовета от компартии Иван Дынкович привлек к себе внимание, когда началась публичная дискуссия вокруг повышения тарифов на проезд в городском пассажирском транспорте. Иван — один из немногих — выступал против этого повышения и на заседаниях комитета, и на сессии горсовета. Понятное дело, единороссы решение продавили без проблем: у них в Совете подавляющее большинство. Но, тем не менее, парень хотя бы попытался отстаивать другую точку зрения, и уже это, на наш взгляд, заслуживает уважения.

Вот почему «Красная строка» решила познакомить читателей с этим человеком поближе.
Итак, Иван Сергеевич Дынкович, 3 февраля отметил 26 лет, по специальности — учитель, окончил ОГУ, работает заведующим орготделом областного комитета КПРФ. Депутатом стал в октябре 2015 года, когда избранный по партийным спискам С. Ступин сложил свои полномочия в связи с уходом в областную администрацию. Член комитета по экономической политике и развитию предпринимательства.

Первым делом, мы поинтересовались, каковы его впечатления от нового горсовета? Иван ответил, что ожидал от депутатов больше инициативы, больше живости. Но «народные избранники» в большинстве своем сидят молча и лишь старательно голосуют. Это раньше были дискуссии, была борьба…
— По моему мнению, показательной стала история с гербом и флагом. Я присутствовал тогда на заседании правового комитета. Депутаты выступали и говорили: как же так, город войдет в 450-летие без утвержденного геральдической палатой герба, без флага! Это трагедия, такое невозможно! Надо немедленно менять ситуацию, и это согласовано с вышестоящим руковод­ством… А потом, когда губернатор сделал заявление о том, что тот, кто это инициирует, немножко не прав, все сразу же затихли.

— Так и сам председатель горсовета В. Новиков резко сделал вид, дескать, мы и не видим в этом никакой проблемы…

— Да, вроде бы и не было ничего. То есть поначалу все кипело: ни шагу назад! А на Совете…

— Этот случай наглядно проявил бесхребетность горсовета: сегодня сверху скажут так — хорошо, назавтра черноё назовут белым — прекрасно, проголосуют молча, еще и базу идеологическую подведут: «Именно так мы и думали!».

— Вот это и есть моё самое первое впечатление.

Мы-то в «Красной строке» убеждены, что власти именно такого и добивались. Только совсем наивным людям сегодня не понятно, что выборы на самом деле давным-давно не являются никакими выборами. Это театр, это спектакль, режиссируемая и управляемая кампания, в которой «побеждают» нужные люди.

— Да, — соглашается Иван, — на прошлых выборах во многих округах наши кандидаты, казалось бы, побеждали, но когда вскрыли конверты с предварительным голосованием, картина изменилась на противоположную…

С таким началом нетрудно спрогнозировать, что в дальнейшем от нынешнего городского Совета вряд ли можно ожидать какой-то самостоятельной позиции, постановки принципиальных, острых вопросов, несогласия с какими-то решениями областных властей… И разве в таком горсовете — безголосом, непринципиальном, который стал «не местом для дискуссий» по примеру нашего областного Совета — на самом деле есть возможность отстаивать теперь какую-то позицию, альтернативную точку зрения?

Иван полагает, что это все-таки делать нужно, хотя и сложно. Сразу после выборов в партийной организации было определенное напряжение: многие считали, что в такой ситуации следует отказаться от депутатских мандатов вообще. Дынкович с этим и тогда не соглашался, и сейчас настаивает: «Мы все равно должны озвучивать свою позицию!».

— Ну, озвучивать — это понятно. Но можно ли там что-то решить? Сейчас в горсовете всего три депутата от КПРФ. Прислушивается ли руководство Совета, фракции «Единая Россия» к вашему мнению?

— Слышать-то они слышат, но вот прислушиваются ли…

Впрочем, Иван тут же рассказывает, что председатель горсовета В. Новиков, например, перед голосованием по бюджету встречался, в том числе, и с депутатской группой КПРФ, и они достаточно долго разговаривали. Депутаты вносили свои предложения, и Новиков с ними соглашался, то есть понимание, в принципе, было. И вообще, как кажется Дынковичу, заявляются-то многие здравые вещи. Посмотрим, как это будет исполняться.
Переходим к вопросу о целесообразности сохранения у председателя горсовета четырёх замов при ликвидации территориальных депутатских групп.

— Наш представитель Е. Прокопов работает в Совете на неоплачиваемой основе, по остальным трём «платным» замам — вопросы к «Единой России», — отвечает Иван. — Что же касается депутатских групп, то в предыдущем созыве я на заседаниях РТДГ присутствовал как помощник депутата. Мне сложно говорить о том, был ли от них толк в конечном счете, но там происходило общение с людьми, избирателями, представителями ТОСов… Такого общения, конечно, там было больше, чем сейчас. Вообще же депутаты горсовета должны идти к людям. А некоторые к тому же обязаны объяснить свое «принципиальное» молчание на заседаниях Совета. Если бы сегодня, например, прежде чем повышать тарифы на проезд, они встретились с избирателями лицом к лицу, то, может быть, и результат голосования оказался бы другим.

— А много ли вообще депутатов выступает на сессиях?

— Нет, не много. Сзади меня сидит депутат А. Коровин — вот он, например…

— И постоянно говорит о том, что его предприятию недодают денег?

— Другие и этого не говорят.

— То есть дискуссии во время заседаний не развиваются?

— Нет. Наверное, на комитетах всё обсуждают. Но там, где присутствуем мы, депутаты от компартии, — выступаем.

— Сейчас разгорается скандал, вызванный намерением властей передать в концессию «Орелводоканал». Или, например, объявлено о предстоящей реконструкции площади и улицы им. Ленина. А это же всё — злободневные проблемы, напрямую затрагивающие интересы горожан. Обсуждались ли они в городском Совете?

— По крайней мере, в нашем комитете — нет.

Это и понятно, если всё делается для того, чтобы в органах власти было как можно больше подконтрольных, зависимых людей, их туда целенаправленно протаскивают. И потому мы ещё раз возвращаемся к «больному» вопросу:

— Так всё-таки, Иван, был ли смысл идти в депутаты? Есть ли у вас теперь возможность реально на что-нибудь влиять?

— Да, что касается реальных рычагов — не всё просто. Но ведь депутат и нужен не для того, чтобы прийти на заседание, получить папку и с важным лицом её пролистывать. Молодёжью вообще движет протест против несправедливости. И потому если наши «отцы города» не будут поднимать острые вопросы — мы их сами зададим. Помните знаменитую фразу: «Лишь только тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идет на бой»? Я вот так это вижу…

Юрий Лебёдкин.

самые читаемые за месяц