Красная строка № 25 (420) от 8 сентября 2017 года

Деньги освоены, всё возвращаем «в зад»

При передаче разрешительных полномочий в сфере градостроительства из муниципалитетов в область три года назад мы высказали сомнение в целесообразности данной меры. Разрывались технологические цепочки, возникала путаница, неизбежная при скоропалительных реформах, оставались неясны цели изменений. В. Потомский — автор реформ — три года назад говорил, разумеется, о новых горизонтах и эффективности. На днях, заседая на правительстве, он заявил, что реформа себя не оправдала, поскольку он думал, что на местах начнут сокращать чиновников, чьи полномочия область забрала, а этого не произошло.

Вадим Владимирович, как это ему свойственно, вновь вдохновенно фантазирует. Губернатору, чтобы провести двести раз обе­щанное сокращение, приведшее на самом деле к увеличению чиновничьих ртов в Орловской области, не нужно хитрить и три года ждать результата, достаточно поставить задачу перед главами районных администраций и утвердить новое штатное расписание.

Поэтому Вадим Владимирович в очередной раз использовал фигуру речи. Мы не произносим слово «соврал», поскольку данный глагол не соответствует высокому статусу главы региона.

Тогда, три года назад, мы в своих сомнениях исходили из порочного убеждения, что всякие изменения, затеваемые губернатором, имеют целью умножение общественного блага.

Специалисты строительного про­филя не столь наивны, как журналисты, но и они, откинув нехорошие подозрения, ежедневно навеваемые орловской действительностью, пытались най­ти в передаче полномочий из му­ни­ципалитетов в область какое-то рациональное зерно. И не нашли.

Время подвести итоги. Поразмышляем вместе со специалистами-строителями, зачем реформа замышлялась и к чему она привела. Имен собеседников называть не будем, им еще с этой властью работать. Нам, конечно, тоже, с той только разницей, что документов на подпись в «Дом терпимости» нам не носить. Поэтому пожалеем тех, кто носит. Их мнение, наши предположения, общие выводы.

Фигура речи номер один: передача полномочий улучшает контроль в сфере градостроительства.

В Градостроительном кодексе есть статьи, позволяющие четко разграничить полномочия субъекта федерации и муниципального образования как структур, контролирующих градостроительную деятельность. В нем черным по белому написано, что субъект имеет полное право контролировать эту сферу через свои органы и организации. Например, государственный архитектурно-строительный надзор осуществляет полный, фактически сквозной контроль за ходом строительства каждого объекта.

Более того, субъект федерации имеет право контролировать исполнение любой функциональной задачи, стоящей перед органами местного самоуправления. Вывод: передача полномочий из муниципалитетов в область была не нужна изначально, поскольку контроль в градостроительной сфере и так можно оперативно осуществлять структурами, находящимися в распоряжении губернатора.

Тем же Градостроительным кодексом предусмотрена задача со скучным названием «ведение информационной системы обеспечения градостроительной деятельности». Это корректировка картографических материалов, внесение изменений на основании исполнительных съемок и проч. Вся документация — от стадии выделения земельного участка до ввода объекта в эксплуатацию, градостроительные планы, проекты планировки территории, документы территориального планирования — части все той же задачи.

Но если оторвать структуру, занимающуюся подготовкой градостроительной документации, от специалистов, ведущих учет данного вида деятельности, произойдет объективное ослабление контроля, вызванное рассогласованием. Что после передачи полномочий и произошло.

За три неполных года после этого события, говорят специалисты-строители, они не раз сталкивались с ситуацией, когда, например, прокладывался кабель или водовод, а исполнительные схемы в городское управление архитектуры, как это делалось раньше, не предоставлялись, в результате чего данные не вносились в картографию. Кабель есть, а в картографическом материале он отсутствует.

Простую технологическую цепочку, проверенную десятилетиями, «реформа» Потомского искусственно разорвала. Зачем?

Фигура речи номер два — людям так будет удобнее.

Забрав себе распорядительные полномочия, область значительно усложнила жизнь орловцам, живущим на периферии, в районах. Теперь, практически по каждому случаю, связанному с землеотведением, реконструкцией или строительством, человеку, чтобы получить градостроительный план, приходится ехать в Орел, обращаться в областную структуру, записываться там на прием, оформлять документы и т. д. Раньше всё это делалось на уровне района, где выдавали и градостроительный план, и разрешение на строительство.

В. Потомский свёл все эти функции в один орган, который, к тому же, так сформировали, что большинство в нём работающих не имеет ни практики, ни специализации, до сих пор спотыкается в элементарных вопросах и нарушает все сроки выдачи градостроительных документов.

Для того чтобы начать проектирование, по закону необходимо сначала получить градостроительный план. Он выдается органом с соответствующими полномочиями, в нашем случае — областным управлением архитектуры, градостроительства и землеустройства. Срок выдачи — неделя. Случаи, когда эти сроки не выдерживались, стали правилом. Работники управления зачастую просто разводили руками, жалуясь на большой объем работы, отсутствие специалистов и даже советуя обратиться в УРГД — управление разработки градостроительной документации города Орла, которое до реформы В. Потомского градостроительные планы готовило. Но там этот вид услуг платный. Заплатив денежку (куда деться?), следовало вновь идти в областное управление архитектуры, где просто ставили подпись, да и то с нарушением сроков.

Получается, что задача, которую областная власть на себя возложила, не только не решается, но она значительно усложнилась. Идем дальше.

План получен, нужно разрешение на строительство. До реформы В. Потомского в Орле с этой функцией справлялся один человек, больше не требовалось. Сегодня в областном управлении выдачей разрешений занимается целый отдел. Процедура известна — нужно собрать пакет документов, полный перечень которых указан в ст. 51 Градостроительного кодекса, то есть всё понятно, прозрачно и несложно. Если документы собраны, в течение 10 дней выдаётся разрешение на строительство. В городе, повторимся, с этой работой, укладываясь в оговоренные законом временные рамки, справлялся один человек. В областном управлении процедура может тянуться месяцами. Что, трудно зарегистрировать полученные документы, сложить их в папочку и через десять дней, если всё в порядке, дать обратившемуся подготовленное на одном листочке разрешение? Вы не поверите, но чьи-то документы там вообще потеряли.

Так для чего создавать структуру, где опытных специалистов — по пальцам пересчитать, а боевой отряд составляют «мальчики и девочки», набранные непонятно по какому принципу?

Если смысла, измеряемого общественной пользой, не видно, логично искать какой-то скрытый интерес.
Впрочем, что можно скрыть в Орловской области, одной из самых не только бедных, но и маленьких во всей Российской Федерации?

У «главного архитектора» области В. Вермишяна, свалившегося на нашу область внезапно, как метеорит (корректно — привезенного в Орловскую область губернатором Потомским), и испарившегося столь же стремительно, была — ни для кого не секрет — аффилированная контора «Ребрус», пропавшая из сводок новостей сразу после того, как из области исчез гениальный Ваагн Ваники. Многие из тех, кто безуспешно месяцами обивал пороги кабинета главного архитектора, в итоге оказывались в креативной студии «Ребруса». И какие проекты этот «Ребрус» только ни предлагал! Полномочий у главного архитектора было достаточно. Их было столько, что за время губернаторства Потомского появилось несколько проектов планировки территории, не соответствующих генплану г. Орла.

Удивительное совпадение — Вермишян покинул так полюбившуюся ему Орловщину практически сразу после того, как кончились юбилейные деньги — действительно солидная сумма, осваивать которую не стыдно даже самому гениальному архитектору.

Так постепенно, двигаясь от фигур речи, мы приближаемся к цели проекта. Истинную цель озвучил, разумеется, губернатор — автор реформ, а нам остается только строить предположения.

В полномочия субъекта федерации в градостроительной сфере входит, помимо прочего, разработка документов территориального планирования, создание перспективных планов развития транспортной сети… Когда в последнем генплане г. Орла несколько улиц сузились или вовсе превратились в тупик, чем было занято областное управление архитектуры? Решало более важные вопросы?

Даже специалисты-строители, вынужденные во всех бюрократических изменениях искать позитивный смысл, в данном случае цинично улыбаются.

Создание структуры, перетянувшей на себя разрешительные функции в сфере градостроительства, удивительным образом, еще раз отметим, совпало с ударным расходованием юбилейных федеральных денег, выделенных к 450-летию г. Орла. Одна губернаторская структура затаскивает в область каких надо исполнителей, другая принимает у них какие надо объекты, совсем не обязательно доведенные до ума.
Доброжелательно размышляя о смысле этих реформ Потомского, мы не нашли им другого рационального объяснения. В подтверждение этих грустных предположений из области без объяснения причин исчез сначала её главный архитектор, нёсший на себе высокую цивилизаторскую миссию, но, как оказалось, не донёсший, а теперь вот и его покровитель и бывший работодатель В. Потомский, освоив деньги, внезапно разочаровался в собственных градостроительных начинаниях.

Теперь губернатор хочет вернуть полномочия муниципалитетам, чтобы они продолжили работать, как работали до «реформ», попутно разгребая образовавшиеся за три года завалы. И даже после этого область, как и прежде, сможет контролировать любую местную администрацию, проверяя её деятельность вдоль и поперек, было бы желание. Тогда к чему полномочия отнимали? Задачи, делаем вывод, были другие.

Делаем предположение, что, отнимая распорядительские функции, с пути больших финансовых потоков попросту убирали лишние препятствия в виде чужих глаз и неподконтрольных согласований. Трудно представить, но вдруг, когда на кону миллионы, кто-нибудь в Орле бы упёрся и не захотел подмахнуть нужную подпись или, что ещё страшней, потребовал свою долю?! Бизнес любит предсказуемость. Как говорила одна невыразительная и очень мутная личность в фильме «Брат-2», когда ситуация начала выходить из-под контроля: «Белкин! (стук ладошкой по столу) Такими деньгами не рискуют!». Рис­ки принято исключать на предварительной стадии. В Орле «умные люди» с помощью реформы В. Потомского с этой задачей справились.

Ну а «Дом терпимости» в виде разных партий, депутатских фракций, псевдонародных «фронтовиков» и столь же псевдообщественных палат, прочих личностей с пониженным, как верно заметил наш президент, чувством социальной ответственности, безропотно эту «реформу» принял и, полагаю, столь же безропотно, не задавая никаких вопросов, одобрит, выражаясь языком героев Зощенко, возвращение этой реформы «в зад». Тем более, что ходить для этого далеко не придется.

Результат, как говорят в подобных случаях, на лице.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц