Красная строка № 20 (456) от 20 июля 2018 года

«Диагностика» Орловской области разочаровала местную элиту

Под таким заголовком «Новые известия» 17 июля 2018 года опубликовали жёсткую корреспонденцию о том, как в Орле по приглашению врио губернатора Андрея Клычкова побывала док­тор географических наук, профессор МГУ Наталья Зубаревич.

«В Банковскую школу, которая теперь по новой моде называется Среднерусским институтом управления и имеет лучший в городе актовый зал с кондиционером, в тридцатиградусную жару согнали весь орловский бомонд, не успевший разбежаться по отпускам, — представителей исполнительной, законодательной и муниципальной власти, деловой общественности и науки, — пишут «НИ». — Ожидалась лекция о тенденциях регионального развития.

«Сегодня Орловская область проходит непростой период, связанный с поиском путей решения актуальных вопросов развития, накопившихся за многие годы. Нам необходим объективный и профессиональный взгляд со стороны», — ввел аудиторию в курс дела Андрей Клычков. Депутаты во втором ряду, среди которых затесалась и корреспондент «НИ», сделали умные и напряженные лица. Однако держать выражение целых восемь минут, пока ждали учёную даму, оказалось не по силам, стали сплетничать.

— Чем она нас может удивить? — пожимал плечами могучий «единорос» с печатью интеллекта на третьем подбородке. — Вот я — четырёх губернаторов пересидел, экономику знаю, как свои пять пальцев.

Пальцы, надо сказать, выглядели внушительно, и не шли ни в какое сравнение с региональной экономикой, тоже пережившей четырех губернаторов.

— А я, когда слышу слово «лекция», сразу вспоминаю депутата Пономарёва, — сказал другой. — Лихо он читал лекции по 800 тысяч у. е. за штуку.

Завязалась дискуссия: Зубаревич деньги берёт или мочит регионы бесплатно. Сошлись на том, что она — «женщина своеобразная, без оглядки на власть, стало быть, пашет за идею».

Тут как раз на сцене появилась Наталья Васильевна и загорелся первый слайд «Диагностика Орловской области. Население, экономика, социальная сфера, бюджет». Заценив название, с краю пошутили:

— Интересно, она будет диагностировать область как терапевт или…

— Как патологоанатом, — откликнулась на шутку сидевшая сзади бизнес-леди и, как впоследствии оказалось, была недалека от истины.

Диаграммы и графики, которые демонстрировала и сопровождала комментариями Наталья Зубаревич, не оставляли сомнений, что пациент скорее мёртв, чем жив. Обвинить лектора в пристрастии язык не поворачивался — все её изыскания по Орловской области основывались на данных Росстата и Минфина и сравнивались с положением дел в других областях. Везде было плохо. Работы нет. Зарплаты нет. Перспектив нет. Инвестиций нет. Надежды, что дадут денег, тоже нет, наоборот, центр отберет последнее, учитывая нынешний курс на экономию и жёсткую бюджетную политику. Единственное утешение для Орловщины, что среди этого «плохо» она всё время оказывалась не на первом месте, а в золотой серединке. Ещё хуже, по выводам Зубаревич, дела обстояли, например, в Костромской и Смоленской областях, Иваново, Брянске, Тамбове, Владимире…

По залу разливалась тоска. Пос­ледние двадцать лет все губернаторы вели Орловщину на прорыв, а всё достижение свелось к тому, что обогнали десяток совсем павших областей, при этом почти полностью развалив собственную промышленность и доведя уровень жизни населения до позорного минимума, когда пенсия больше, чем зарплата. Молодёжь и люди с высокими компетенциями бегут из Орла со скоростью звука, и тенденция, по словам Зубаревич, такая, что «ваш перспективный клиент — пожилой житель Орловщины»… «Денег не будет, — сказала Зубаревич, представив график сокращения федеральной помощи регионам в 2018 году. — Все просят. Но единственный человек, которому дали, — Васильев в Дагестане. У вас в этой конкуренции не выигрышная позиция».

Как жить? Что делать? Зал выпрашивал у Зубаревич рецепты счастья, а она говорила, что простых мер, которые дадут быстрый результат, не существует. Область запущена, стартовая позиция не лучшая. Обстановка в стране — тяжёлая. Надо думать, искать резервы, не изобретать велосипед, а потихонечку встраиваться в экономическую цепочку». (Конец цитаты).

В этой связи интересно проследить, какие проблемы, по мнению самих орловцев, должно решать руководство Орловской области в первую очередь. Такой вопрос был задан респондентам во время майского социологического исследования, проведённого кафедрой социологии того самого Среднерусского института управления — филиала РАНХиГС. Это «коррупция и бюрократия» — 13,6%; «безработица» — 11,9%; «инфляция, рост цен на товары и услуги» — 9,9%; «уровень жизни населения» — 9,1%; «жилищная проблема» — 8,4%; «ситуация в сфере здравоохранения» — 8,3%; «ситуация в сфере ЖКХ и ЖКУ» — 6,9% и так далее.

Важно также и то, как оценивают люди социально-политическую обстановку в Орловской области за последний год в целом. По их мнению, здесь нет никаких оснований для победных реляций: 49% опрошенных полагает, что ситуация практичес­ки не меняется, 34,3% отметили её ухудшение и лишь 14,5% считают, что она улучшается. Примерно такие же результаты (плюс-минус) показывает исследование и при разбивке по разделам — экономика, социалка, политическая и духовная сферы. Особенно негативные оценки выставлены экономике региона: в сумме более 50% обозначают положение дел как плохое или очень плохое.

Такова реальность без прикрас, её надо видеть, понимать и лишь на основе честного анализа ситуации принимать решения.

Подготовил
Сергей Февралёв.

Лента новостей

самые читаемые за месяц