Красная строка № 12 (363) от 1 апреля 2016 года

Диагноз как клеймо

Доказать врачебную ошибку, привлечь медицинских работников к ответственности за халатность или безграмотность в Орловской области крайне сложно. Это знают все, кого залечили до инвалидности, кто преждевременно потерял родственников или детей и попытался доказать в суде, что эти потери были не случайны. Есть редкие примеры «посадки» врачей за взятки. Но вряд ли кто сможет припомнить случай, когда кого-то из медработников посадили за причинение вреда здоровью пациента или за его гибель.

Болховчанин Николай Яковлевич Матвеев (фамилия изменена) вот уже несколько лет пытается добиться от орловской правоохранительной системы возбуждения уголовного дела по факту фальсификации медицинских документов, согласно которым он якобы является психически больным человеком.

Ярлык этот на Матвеева навесили давно. В далеком 1975 году в Якутии после конфликта со своим начальством молодой выпускник Омской высшей школы милиции был принудительно заключен на два месяца в психиатрическую клинику, а затем уволен из органов по причине медицинского диагноза, к которому приговорили Матвеева в этом учреждении.

Но хотя ворота системы МВД для Николая Яковлевича навсегда закрылись, уже в сентябре 1975 года, практически сразу после освобождения из «психушки», окружная военно-медицинская комиссия Хабаровского гарнизона признала Матвеева годным к военной службе. И он еще долгие годы служил Отечеству в танковых войсках Дальневосточного военного округа, что само по себе уже служило очевидным опровержением диагноза, с которым вышвырнули из органов молодого милиционера. После службы в армии Матвеев работал в школе – учителем и даже директором, председательствовал в исполкоме сельского Совета. Но где-то в архивах МВД Якутии (Николая Яковлевич всегда помнил об этом) пылилось его личное дело с диагнозом–приговором.

В 1992 году специалисты знаменитого на всю страну московского НИИ им. Сербского выдали Матвееву заключение: «Здоров. Ограничений в трудоустройстве не имеет». Каково же было его удивление, когда на запросы администрации Президента и Генеральной прокуратуры, куда Николай Яковлевич обратился с просьбой о реабилитации, из Минздрава Саха-Якутии пришел ответ: «На учете не состоит», а из МВД республики — что личное дело Матвеева сгорело при пожаре.

Но Николаю Яковлевичу пришлось удивиться еще раз, когда в 2012 году его, проживающего в Болховском районе Орловской области, срочно вызвали в Орловский психоневрологический диспансер на медкомиссию «для отмены ранее ошибочно выставленного диагноза». Как понял потом Матвеев, это была реакция местного медицинского начальства из областного департамента здравоохранения на распоряжение, полученное из администрации Президента, куда Матвеев ранее обращался с жалобами и просьбой о реабилитации. Комиссия обследовала Николая Яковлевича, и врачи на словах вроде бы признали его здоровым, но никакого письменного заключения Матвеев на сей счет так и не получил. Вместо этого через три года он в один прекрасный день обнаружил в своем почтовом ящике странный документ за подписью бывшего главного врача Орловского психоневрологического диспансера, из которого следовало, что он, Николай Яковлевич Матвеев, состоит на учете как психически больной. Получалось, что, несмотря на все комиссии в Орловском психоневрологическом диспансере, Н. Я. Матвеев продолжал числиться как «пациент»?

Полицейские проверки по заявлению Матвеева, однако, ничего не дали. УМВД России по Орлу отказало заявителю в возбуждении уголовного дела по факту фальсификации документов — в частности, и на том основании, что тот же самый Орловский психоневрологический диспансер сообщил дознавателям: Матвеев на учете у них не состоит. От документа, полученного Матвеевым по почте, нынешний руководитель диспансера также отмежевался: «…Данный документ, подписанный Докукиным А. Г., не имеет никаких печатей орловского психоневрологического диспансера, а также даты написания…». И далее самое интересное: «…На основании отсутствия такого документа в БУЗ Орловской области «Орловском психоневрологическом диспансере» подлинность документа определить не представляется возможным».

Так есть документ или нет документа? Остается ли Матвеев для орловской системы здравоохранения психически больным человеком или нет? А если «да», то на каком основании?

Чтобы разобраться во всем этом, Николай Яковлевич через посредничество регионального уполномоченного по правам человека обратился к начальнику УМВД России по Орловской области Ю. Савенкову и руководителю Следственного отдела по Заводскому району г. Орла Следственного управления СК РФ по Орловской области О. Токмакову. По словам самого Матвеева, Следственный комитет как будто начал проводить проверку по его заявлению. Матвеев надеется, что факт фальсификации медицинских документов в отношении него будет наконец юридически установлен и доказан, а сами документы официально аннулированы. Однако при этом Николай Яковлевич, наученный горьким опытом, уже почти уверен: «В Орловской области любому человеку, попавшему к психиатру, могут поставить любой диагноз, но снять потом этот диагноз невозможно: нет объективных критериев диагностики, а психиатры покрывают друг друга».

Андрей Грядунов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц