Красная строка № 34 (429) от 10 ноября 2017 года

Для кого пляски? Все уже разошлись…

Духовые, преодолев Александровский мост, утомились, и чтобы дать им передохнуть, оркестр Орловской академии ФСО в традиционных уже чёрных шинелях перешел на барабанную дробь. Идущие позади хорошо организованные колонны бюджетников и студентов создавали иллюзию войсковой операции. Сначала — если смотреть со стороны «Салюта», примыкающего к площади Ленина, на которой был назначен праздничный сбор — из-за горба брусчатки показались полотнища имперских трёхцветных знамен, затем черные шинели и золото духовых инструментов, за которыми колыхались полки. Один в один — психическая атака корниловцев под Кромами. Казалось, ещё минута — и из подворотни выскочит какой-нибудь вертлявый господин в котелке, с тростью и закричит: «Господа! Деникин взял Орёл! Ура!!!». Однако островок алых стягов в глубине наступавших и какие-то ещё знамена — белые, голубые — заставляли думать, что Орел оказался во власти не только Деникина.

Праздник — лучший способ разобраться в настроении людей и оценить глубину идеологии, основанной на том или ином событии.

Колонны ещё не подошли, но динамики на площади Ленина, создавая нужное настроение, транслировали песню со словами «улыбнись, Россия». Народ подтягивался к площади быстро, но, угрюмовато. Создавалось ощущение, что каждый из идущих, как и положено русскому солдату, знает свой манёвр, однако особенной радости не испытывает.

«Президиум» — главные на митинге — разместились не у подножия памятника Ленину, а в отдалении от него на специально сооруженном помосте. Мертворожденный — по моему убеждению — праздник День народного единства — замышляли как своеобразную контрмину, закладываемую под 7 ноября, известное людям старшего поколения как День Великой Октябрьской социалистической революции. Поэтому было бы странно, если бы команда сапёров и сочувствующих, просто участвующие стали под памятником тому, кого собираются подорвать. Но, с другой стороны, идеология единства, заложенная в праздник, предполагает преемственность истории, благодаря чему примиряются разные политические и социальные слои общества. Было одно, было и другое, все предопределено прежде свершившимися событиями, значит, нами заслужено и потому исторически оправдано. Объединяемся и двигаемся дальше.

Однако на празднике единства «президиум» от символа предыдущей эпохи — Ленина — отодвинулся. И даже довольно многочисленная группа с алыми стягами была вынуждена стоять к вождю мирового пролетариата боком. По декларируемому единству пробежала первая трещинка.

Кому возраст позволяет, наверняка помнит, как праздновалось 7 ноября в СССР. Заканчивалась обязательная демонстрация, на которую, несмотря на её добровольно-принудительный характер, все-равно ходили весело, распихивались флаги по грузовикам, сворачивались транспаранты, но торжество этим не оканчивалось, перемещаясь в парки и квартиры. Гулянье и застолье шли повсеместно. Атмосфера праздника присутствовала. Она до сих пор присутствует в Новый год, в День Победы, в Пасху… А в День так называемого народного единства — нет.

Митинг 4 ноября 2017 года на площади Ленина напоминал сбор по фабричному гудку — быстро собрались, быстро «приняли резолюцию» и столь же быстро разошлись. Как народ расходился, как он расходился! Без понукания, все как один — вон с пощади! Люди с площади, когда дали отмашку, просто-таки чесанули. Почему?

…То, что «в президиуме» — «каждой твари по паре» — дело привычное. А. Клычков — глава региона и коммунист, Л. Музалевский — руководитель облсовета и единоросс, по одному представителю от ЛДПР и «Справедливой России», молодой человек от «реального сектора экономики» и юная студентка, призванная внушить веру в будущее России. Всё — как всегда. Если какую-то персоналию упустил, извините, вы же не относитесь всерьёз к выступлениям на помосте в выходные дни.

Начнём со студентки… Девушка — магистр физико-математического факультета Орловского государственного университета имени Ивана Сергеевича Тургенева, который очень любил физику, математику, вообще без ума был от точных наук, благодаря чему и вошел в историю мировой литературы. Студент­ка, конечно, не виновата, что у орловского университета такое странное название. Но когда перед тысячами людей, убивших утро субботы, чтобы организовать массовку, появляется девчушка и начинает «уверенно заявлять», и «сплачиваться вокруг нашего национального лидера Владимира Владимировича Путина», возникает вопрос: «Кто ты, милая?». Оказывается, участница международного фестиваля молодежи и студентов в Сочи. Ну, хорошо, отдохнула. Учись теперь дальше. Сделай что-нибудь в жизни. Тогда и послушаем, может быть, даже с интересом.

О выступлениях — не по порядку. Это же не стенограмма, а размышления, рожденные праздником.

К председателю облсовета Л. С. Музалевскому я отношусь с искренним уважением, поскольку Леонид Семенович, не обладая ораторскими данными, упорно отказывается выступать по бумажке. Но при этом он из года в год, сколько его слушаю, неизменно произносит слово «деды» с ударением на последнем слоге. Дед`ы — то, дед`ы — сё. На митинге сказал: «Дед`ы» и «пр`адеды». Тут надо выбирать. Либо «д`еды и пр`адеды» — ударение на первом слоге, либо «дед`ы и прадед`ы» — на последнем. Я бы посоветовал первый вариант, как общеупотребительный. Мелочь, конечно, но вопросы накапливаются.

Например, объяснив, что и почему празднуется 4 ноября («именно народ собрался и изгнал поляков из Москвы»), председатель облсовета перешёл к современности, произнеся такую фразу: «Тяжёлые времена… Нам говорят, что санкции… Да нет!». И далее эмоционально растолковал, что, несмотря на санкции, Россия становится только крепче.

Так тяжёлые времена или нет? Речь спикера показалась противоречивой. А пожелание всем «удачи» и вовсе озадачило. «Удачи» желает друг другу братва перед налётом на сберкассу. От председателя облсовета ждёшь умных и справедливых законов. Желаю нам этого.

Андрей Куцын от ЛДПР поддержал высокий ораторский накал, вновь вернувшись в историю: «400 лет назад народ поднялся против иноверцев и погнал их из Кремля». И дальше не совсем понятное: «Вот и сегодня…».
Драматизм нелогично веселил. Ну, да, изгнали поляков-иноверцев из Кремля. Так это когда было! Сейчас-то голос у выступающего почему дрожит? Неужели он так чувственно переживает давние события? За эти годы из Кремля кого только ни изгоняли! Неужели вновь происходит что-то похожее? Но ведь Путин тоже в Кремле. Он не иноверец, не поляк, обладает всей полнотой власти. Чего волнуетесь? Или я чего-то не знаю? Чем вызваны эти постоянные призывы к объединению? Что же всё-таки в Кремле произошло?

Настороженность усилилась после выступления молодого человека из организации с длинным газпромовским названием. Очень устало, будто всю ночь не спал, он зачитал подготовленный текст, в котором среди прочего говорилось: «Мы наследники великой истории. В этом наша сила». Интонация этого правильного, в общем-то, заявления была такой, что я поневоле засомневался. А так ли мы сильны?

Выступление представителя «Справедливой России» заставило после митинга и вовсе погружаться в интернет. Редко на каком публичном мероприятии услышишь отрывок прозы или стихотворение, которые не слышал бы прежде. А тут… Представитель «Справедливой России», боровшейся когда-то за спасение русской выхухоли, улыбнувшись, прочитал стихотворение, в котором были такие строки:

Ушли в историю года,
Цари менялись и народы,
Но время смутное, невзгоды
Русь не забудет никогда!

Намёк, сделанный представителем оппозиционной партии на многолюдном митинге, показался мне более чем прозрачным. Четверостишие я записал в блокнот и через полчаса (митинг длился минут двадцать), забил в поисковую строку «Яндекса», готовясь к любым неожиданностям.

Поиск первым номером выдал сайт детских стихов с рубриками: «Потешки», «Авторы детям»… Ниже давалось пояснение: «В этой подборке… вы найдёте стихотворения, посвящённые празднику День народного единства, который отмечают в нашей стране с 4 ноября 2005 года… Эти стихотворения помогут подготовиться к мероприятиям в честь праздника 4 ноября в детском саду и в школе. При выборе стихов для дошкольников, возраста 4, 5, 6 лет, рекомендуем использовать отрывки из представленных стихотворений».

Неизвестным мне автором оказалась домохозяйка по фамилии Майданик. На сайте я обнаружил целых три её произведения посвященных 4 ноября. Для дошкольников 4, 5, 6 лет — вполне себе терпимая поэзия.
Однако на площади им. Ленина в Орле 4 ноября собрались взрослые, поэтому особое внимание уделим выступлению А. Клычкова.

Врио губернатора, не похожему на карьериста, можно посочувствовать. Область отсталая, долги неподъемные, перспективы не просматриваются, а тут ещё праздник. Нужные слова подбирать трудно.
А. Клычков их всё-таки подобрал, однако призыв «взяться всем за руки» для скорейшего решения имеющихся проблем, честно говоря, не вдохновил. Посыл, без сомнения, добрый, но Андрей Евгеньевич, возможно, ещё не знает, что за некоторые руки на Орловщине нельзя браться по определению.

Например, много интересного можно узнать, поинтересовавшись, кому в Орловской области принадлежат те или иные производственные здания и целые коммунальные сети. Хозяев может не оказаться не только в Орле, но и в России. А кто-то, не исключено, и вовсе в международном розыске. Водить с такими хороводы вряд ли получится.

В далёком 1900-м году В. И. Ленин написал в заявлении «Искры» слова, которые, по причине частой цитируемости, стали политическим афоризмом: «Прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определённо размежеваться».

Услужливый интернет разъяс­няет смысл и без того понятного выражения — объединение будет прочным только тогда, когда его участниками станут люди с общими целями и интересами.
Так что с хороводом — проб­лема.

Следующая тема, к моему величайшему удивлению, на митинге прозвучала последней. «4 ноября православный мир отмечает День иконы Казанской Божией Матери».

4 ноября 1612 года по новому стилю в Кремле ничего тянущего на праздничное торжество не случилось, иноверцев-поляков из Москвы изгнали позже, поэтому церковный праздник совместили с государственным только для того, чтобы сакральностью добавить авторитета политической утилитарности.

Про политику мы поговорили. Поговорим о другом. Если задача нового праздника — возродить некий архетип русского человека, который и вере предан, и государство, борясь с его недостатками, не разрушает, то какими средствами предполагается этой цели достичь?

Святость с ложью не дружит.

В то самое время, когда на площади им. Ленина студенты, показно уверенные в светлом будущем, и ни в чем не уверенные бюджетники изображали гражданские добродетели, в православных церквях Орла шла служба. На ней особенно вспоминалась икона Казанской Божией Матери, что «спасла Россию в 1612 году».

Если православные — в церк­ви, то кто был на площади? В День народного единства — хоть разорвись.

А когда на опустевшем пространстве в центре города закружился хоровод, в котором специально обученные люди пытались организовать веселье, тоска усилилась. Для кого пляски? Все уже разошлись.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»