Красная строка № 37 (343) от 30 октября 2015 года

Друг — он и в Африке друг

Заведующий Орловским военно-историческим музеем С. В. Широков остаётся верным себе и отказывается сводить музейную активность к унылому прозябанию, столь характерному для многих и многих областных и городских вместилищ исторической памяти и знаний.

Этот энтузиаст считает, что история непрерывна, жива, а вырезать из нее кусочки, пересыпать их нафталином и раскладывать по отдельным полочкам, чтобы, заложив руки за спину, с важностью любоваться результатом, — малопродуктивное занятие.

В прошлом — истоки настоящего, которое ведёт нас в будущее; а история — ничто иное как ткань времени, составленная из событий. Интересно встречаться с «ткачами»? А с теми, ради кого плелась нить истории, или их потомками? И уж совсем любопытно, когда встречаются и те, и другие!

В Военно-историческом, подпрягнув ответственных лиц и просто знакомых, которых у С. В. Широкова достаточно, заведующий собрал в одном зале воинов-орловцев, выполнявших интернациональный долг на Африканском континенте, а также студентов с этого континента, обу­чающихся в нашем городе.

Честно говоря, какая-нибудь поп- или рок-звезда, согнавшая с себя семь потов ради того, чтобы понравиться публике, обзавидовалась бы, услышав, как студенты из Гвинеи-Бисау встречали скромного, ничем внешне не примечательного, седовласого мужика — Виктора Андреевича Диденко, город Орел! Когда люди так кричат и аплодируют, срываясь со стульев, чтобы увидеть героя, радуешься — и вместе с тем, кому овации адресованы, и за него самого.

Не менее тепло африканская молодежь из Бенина, Кот‑д’Ивуара, Анголы, Гвинеи-Бисау, Мадагаскара принимали и других наших военных спецов — Николая Ивановича Слепова, воевавшего в Анголе, Ливии, Сирии и Вьетнаме; Виктора Борисовича Протасенко (Ангола), Юрия Михайловича Парахина и Василия Ивановича Постола (Египет); Анатолия Ивановича Сухорукова (Ангола); Сергея Александровича Тишкова (Судан). Однако большинство студенческой аудитории составляли представители Гвинеи-Бисау, а в этой стране из орловцев побывал только В. Диденко. Отсюда — и овации.

Казалось бы — чего радуетесь? А вы знаете, что Гвинея-Бисау получила независимость только в 1974 году? Я, например, не знал. Как-то мимо меня прошло это событие. А земляки помогали вчерашним жителями португальской колонии отстаивать там свою независимость.

Почему история так тесно переплетается с войнами или какими-то военными и полувоенными составляющими? Да потому что кровь — это не чернила на бумаге. Даже когда высохнет, она не забывается. И по пустякам целые страны и народы, как правило, ее не проливают. Отсюда выражения «братья по крови» и «братья по оружию» имеют в своем звучании что-то родственное.

Россия в постсоветский период, когда капитуляция шла по всем фронтам, казалось, потеряла все. Кто бы мог подумать, что незримые ниточки истории — те самые, которые плели в том числе и наши военные специалисты в бедных странах, сражавшихся, как бы патетически это ни звучало, за право на жизнь, сохранились? Кровь! Та самая кровь, пролитая совместно, оказывается, не забыта.

Давно замечено — повидавшие много «не живописуют», они кратки. Весьма показателен в этом смысле был Н. И. Слепов. Ему, чье подразделение «по роду обязанностей не сидело на месте», есть что рассказать. Человеку, ставшему свидетелем прорыва из окружения нашей мотострелковой бригады, потерявшей за один день двух подполковников, нетрудно подарить публике несколько холодящих душу батальных сцен. Но:
— Говорить о боевых действиях я не стану. Нас били, и мы били…

Почему так скупо, если учесть, что били мы все-таки лучше? Наверное, потому, что для воевавшего каждое слово о войне отзывается болью.

В какой-то момент рассказ ветеранов и вопросы студентов переросли в заинтересованный разговор о настоящем, возникло даже подобие весьма увлекательной дискуссии.

— Вы почему ушли из Африки? — извинившись за плохой русский, не без укора в адрес внешней политики современной России спросил наш молодой африканский друг, имя которого я со слуха не рискну воспроизвести. Да и какое это имеет значение? Друг — он и есть друг.

Насколько я знаю С. Широкова, он еще устроит форум для широкого обмена мнениями по этому вопросу. История должна быть интересной. Даже в музее. Вернее так: прежде всего, в музее история и должна быть интересной. 28 октября в Военно-историческом был тот самый случай.

Сергей Заруднев.
Фото Фёдора Лебёдкина.

_DSC_4980

_DSC_4971

_DSC_5081

Лента новостей

самые читаемые за месяц