Красная строка № 3 (398) от 3 февраля 2017 года

Дух наживы убивает всё живое вокруг

«Кадры решают всё», — истина давно известная и проверенная. Её часто приписывают Сталину, который не только говорил об этом, но и на деле умел подбирать и расставлять кадры, способные решать исторические задачи. И хотя эта истина имеет более древнее происхождение, мы всегда её считаем современной и своей. Она чарует и вселяет мифическую веру в людей, могущих творить чудеса, делать добро. При этом в эйфории забываем, что там, где есть добро, наверняка присутствует зло, и оно также имеет человеческий образ.

Сколько бед и несчастий пришлось испытать нашему народу только за последнюю четверть века из-за бездарного, а порою преднамеренно-предательского поведения кадров, которые по классической формуле «решают всё». Мы потеряли великую страну, потеряли веру в правду и справедливость, получили враж­ду и апатию. С какой болью и тревогой приходится наблюдать за перерождением тех, кто в течение многих десятилетий по-фарисейски говорил о порядочности, честности, принципиальности и, как голодные псы, кинулся на добычу, забыв все нормы приличия и принципы общечеловеческой порядочности.

Что-то явно ненормально в «нашем королевстве». Стоит заглянуть в генезис процесса, попытаться увидеть истоки происходящего и найти подходы к исправлению всего негативного, накопившегося на этом определяющем участке управленческой деятельности.

Управленческие кадры
и профессионализм

При подборе кадров в управленческие структуры традиционно подчеркивается необходимость ставить во главу их профессиональные качества, а не угоднические способности, не родственность душ и т. п. В этой связи имеет смысл уточнить экономическую суть профессионализма.

Профессионализм, безусловно, предполагает определённый уровень технологической, экономической и социальной грамотности, определённый уровень организаторских способностей и самодисциплины, специфический комплекс нравственных качеств и, что особо важно, — идеологических ориентиров.

Последнее означает, что если управленца нанимает предприниматель-капиталист, его деятельность должна быть нацелена на максимальное увеличение для хозяина прибыли — за счет мобилизации резервов роста производства и снижения затрат (включая экономию на оплате наёмного труда, на технике безопасности, на налогах и штрафах, на экологии, и т. п.).

Если управленец нанят на работу в кооперативном предприятии, где производство основано на личном труде кооператоров, он должен понимать, что здесь его обязанность — обеспечить максимум не прибыли, а валового дохода, не допустить потери рабочих мест и фондов потребления, ухудшения условий труда доверившихся ему кооператоров.

Профессионалом в бюрократическом государстве может быть признан лишь тот чиновник, который видит свою главную задачу в максимизации доходов и в минимизации расходов бюджета, но в рамках сохранения политической стабильности.

Если же государство декларирует себя социальным и признаёт приоритетными интересы в одних случаях только национальной, в других — олигархической, либо даже компрадорской буржуазии, то профессионально подготовленный чиновник должен заботиться о росте прибылей не вообще, а именно тех социальных групп, которые являются его нанимателями.

И, наконец, если социальное лицо у государства трудящееся, то чиновник–профессионал вынужден исходить из того, что прибыль — это лишь один из многих инструментов решения более важной для его нанимателей задачи — улучшения текущего и перспективного благосостояния семей рабочего люда, включая условия труда, быта и не забывая интересы будущих поколений.

От состава субъектов, на интересы которых приоритетно ориентировано управление, во многом зависят темпы экономического роста. Так, если в процессе управления отдаётся предпочтение удовлетворению основных потребностей семей трудящегося населения, растёт спрос на товары потребительского назначения, улучшаются возможности для их расширенного воспроизводства. При повышении внимания к развитию малого и среднего бизнеса расширяется спрос на товары производственного назначения, что тоже увеличивает темпы воспроизводства.

Иное дело — стимулирование олигархического и зарубежного капитала. Оно становится фактором снижения устойчивости национальной экономики, поскольку ставит экономику в зависимость от колебаний нормы прибыли на мировых рынках. Одновременно это поощряет рост паразитарных расходов и, следовательно, вызывает снижение нормы отечественных накоплений, увеличивает потребность во внешних заимствованиях, что характерно для нашей экономики сегодня.

Личины непрофессионализма

Сущность профессионализма в управлении познаётся полнее при сопоставлении с отдельными формами непрофессионализма. Укажем некоторые из этих форм.

Во-первых, непрофессионализм выражается в элементарной некомпетентности — ввиду недостаточного знания объективных реалий, а также законов, описывающих их последующее развитие.

Во-вторых, он проявляется в субъективизме, что в данном случае может означать нежелание знать и считаться с объективными реалиями и законами воспроизводства.

В-третьих, он может быть связан с социально удобным иррационализмом, под которым имеется в виду использование в управленческой деятельности по преимуществу тех объективных законов и закономерностей, которые (и лишь постольку, поскольку) позволяют подчинять развитие народного хозяйства — интересам отдельных социальных групп.

История сохраняет много примеров негативных последствий непрофессионализма.
Так, примером некомпетентности планирования в советские годы может быть включение в задачи третьей пятилетки (1938–1942 гг.) указания на необходимость опередить за 5 лет развитые страны по валовому производству продукции на душу населения. Видимо, разработчики плана не очень ясно представляли, сколько минимально требуется времени, чтобы преодолеть существовавшее на тот момент отставание нашей страны по данному показателю. (Фактически за предыдущие 10 лет отставание СССР от США сократилось в 1,3.раза, а на последующие 5 лет намечалось преодолеть отставание в 3,9 раза).

Из более поздних примеров удивительной для управленцев высокого уровня некомпетентности можно назвать рекомендации планировать три опороса в год на свиноматку, чтобы в конце 50-х годов увеличить за несколько лет производство мяса в 3 раза. В том же ряду — явно некомпетентное заявление, сделанное в 2008 году двумя нашими вице-премьерами о том, что якобы в отличие от других стран «восьмёрки» Россия останется «островом стабильности» в условиях мирового кризиса; предложение МЭР того же периода — развивать российское молочное скотоводство в ориентированную на экспорт отрасль и др.

Более вредным, чем некомпетентность, проявлением непрофессионализма демонстрирует себя субъективизм. Так, долговременно скорбным памятником субъективизму в определении темпов коллективизации и масштабов экспорта зерна стал голод начала 30-х годов прошлого века. Он унёс несколько миллионов жизней, несмотря на то, что производство зерна на душу населения превышало 400 кг. (В царской России голода повторялись регулярно через 6–8 лет, но происходили, когда урожаи падали ниже 350 кг зерна на душу населения).

Листая реестр субъективистской формы непрофессионализма, можно найти в 50-е годы свёртывание плана преобразования природы на европейской территории страны. Позднее субъективизм проявил себя в гигантских масштабах распашки целинных земель, в продвижении посевов кукурузы на север РФ, в сокращении травосеяния и паров. В последние десятилетия его экономические последствия регулярно напоминают о себе при межрегиональном и межотраслевом распределении бюджетных ресурсов, при определении нормативов формирования резервных фондов и т. д.

Но особого внимания заслуживает такая форма непрофессионализма в управлении, как социально удобный иррационализм. В качестве примера обратимся к таблице 1.

Как видим, до 1970 года в стране поддерживалось должное соответствие между товарными запасами и свободными денежными средствами населения. Финансовая ситуация радикально изменилась в последующие 20 лет, что предопределило рывок скрытой инфляции и, в конечном счете, опустошило прилавки.

В Госплане, безусловно, многие экономисты понимали опасность опережающего роста доходов в сравнении с ростом товарных ресурсов. Понимали, что для улучшения ситуации необходимо внести определённые коррективы в систему распределения доходов и цен, скорректировать структуру производства.
Но под давлением высшего руководства страны, озабоченного ожидаемо негативной реакцией трудящихся на временное замедление роста доходов, в связи с ухудшением управления народным хозяйством, работники Госплана не сумели проявить достойную профессионалов настойчивость в реализации требований объективного закона пропорционального развития народного хозяйства. Выбирая между должностью и профессиональной честью, они предпочитали сохранять свой социальный статус, оправдываясь надеждой, что рост денежных доходов, даже в условиях растущего товарного дефицита, может стимулировать повышение темпов воспроизводства. По существу это была трусость, которая вслед за добрыми намерениями прокладывала дорогу совсем не в рай.

От застенчивого крохоборства —
к беззастенчивому рвачеству

Так что социально удобный иррационализм нынешней плеяды наших управленцев сложился не на пустом месте. Правда, его советская форма сегодня кажется хотя и соблазном, но не больше, чем соблазном к застенчивому крохоборству. Теперь же «лукавый» не нужен, поскольку торжествует принцип — «На Бога надейся, но сам не плошай».

В итоге с помощью якобы «невидимой руки рынка» узаконено беззастенчивое рвачество — предприятий, земель, товаров, бюджетных ресурсов, всего, что плохо лежит. И главное — безнаказанное, потому что так выстроена правоохранительная система.

Хорошей питательной средой иррациональности стала приватизация, во многих случаях наряду с собственностью, и власти. Теперь нередко важные структуры, даже государственного управления, формируются не по профессиональному, а по корыстному принципу. Присмотритесь, кто и как работает в административных и даже представительных органах, и станет тревожно за будущее — не их, а страны.
Негативные для общества последствия управленческого иррационализма тем больше, чем малочисленней состав социальных групп, интересы которых управленцы выражают. В этой связи характерны результаты деятельности команд Е. Т. Гайдара и его духовных наследников.

Казалось бы, в большинстве члены этих команд имели хорошее отечественное и зарубежное образование. В наследство получили вторую экономику мира, с объёмами ВВП, даже в кризисные «горбачёвские» времена превосходившими ВВП Германии и Франции, вместе взятых. С демографической ситуацией значительно более благоприятной, чем в Западной Европе и Японии. И хотя уже начало их организаторской деятельности неслучайно в наших СМИ определяется как «лихие 90-е», но обвинять их в некомпетентности не следует.

Они, безусловно, знали, что существует объективный экономический закон — обязательного соответствия производственных отношений уровню и характеру развития производительных сил. А если это знание привело страну не к росту, а к деградации производительных сил, то причина простая — с самого начала ставилась задача не прогрессирующего совершенствования социально-экономических отношений, а возврата к исторически менее зрелым, капиталистическим отношениям.

И они вполне осознанно добивались, чтобы в соответствии с требованиями указанного объективного экономического закона под исторически менее зрелые отношения были опущены производительные силы — приватизацией разрушалась эффективная система разделения и кооперации труда, крупное сельскохозяйственное производство, мощное многоотраслевое машиностроение, капитальное строительство, финансово удушались передовая наука, системы образования и здравоохранения.

И всё это для того, чтобы переориентировать управление с интересов трудящихся «совков» на свободу для «стратегических частных собственников». Чтобы у них появилась возможность личным примером подтверждать историческую ценность равенства и братства одного процента богатых — с многомиллионной армией нищих, бедных и малообеспеченных. Естественно, при поддержке экономического, силового и идеологического принуждения.

Демократы «успешно» справились с этой задачей. Такого падения производства в мирное время, расслоения доходов населения, степени социальной несправедливости и манипуляции общественным сознанием — поискать. На этот счёт столько написано, конкретные живые примеры так очевидны, что не хочется никаких дополнительных иллюстраций.

Что касается Орловской области, то факт самой низкой в Российской Федерации оплаты труда и угрожающего оттока населения — лучший концентрированный показатель реформаторского тренда и оценки тех, кто его выстраивает и реализует.

Предпринимаемые в последнее время президентом Путиным меры по наведению порядка вселяют надежду, что это всерьёз и надолго, и нас ждут позитивные кадровые перемены, а в конечном счёте — всей ситуации в стране. Надо не только приветствовать, но и всемерно поддерживать эти давно ожидаемые начинания. Авгиевы конюшни придётся расчищать на всех уровнях управления и особенно там, где они ближе всего к людям, где омерзительный запах власть имущих убивает всё живое.

Начинать нужно прежде всего с восстановления системы нормальных рыночных отношений, отказаться от вредной и бесплодной мысли о всемогущей силе невидимой руки рынка. Этой теме мы посвятили немало публикаций, в том числе и в газете «Красная строка». Повторять что-либо нет смысла. Полезнее посмотреть на проблему с точки зрения кадровой политики, поскольку, повторим, «кадры решают всё».

Обещаниями и лозунгами
не отделаться!

Отправным пунктом позитивных перемен должна стать организация стратегического планирования, о чём, кстати, неоднократно говорил В. Путин. Нельзя совершать ничего серьёзного, не зная, во имя чего и какими средствами. На такой подход в области нет даже намёков. Между тем в начале постсоветского периода были сделаны серьёзные разработки на этот счёт. Они изложены в ряде постановлений и в экономической литературе. Самые популярные из них — «Региональный рынок: проблемы и решения», «Тенденции и перспективы экономических реформ в регионе» и ряд других. Интересно, знает ли о них кто-то из современных руководителей? А ведь на их основе была выстроена стройная система управления рынком.

Это помогло не только выжить в «лихие 90-е», но и развиваться до тех пор, пока всё, что выстраивалось с трудом и немалыми затратами, не попало в руки псевдореформаторов во власти. Они сегодня гордятся тем периодом, наводя тень на плетень, пуская пыль в глаза, готовые стать в бронзе рядом с Иваном Грозным. Если этим закончится, ждать катастрофы недолго.

Цель стратегического планирования — не просто заявить о вдохновляющих перспективах региона, выстроенных, как правило, на основе пожеланий трудящихся (нынешняя практика), а обозначить и обосновать наиболее целесообразные и эффективные рубежи развития территории, достижение которых позволит выйти на траекторию подъёма и изменить к лучшему всю социально-экономическую ситуацию. Это не техническая, а серьёзная творческая работа по выстраиванию фундамента для всей последующей созидательной деятельности, которая включает в себя широкий круг экономических, финансовых, социальных и других проблем. При этом, как подчёркивает академик С. Глазьев «всё должно быть соединено тканью индикативного планирования» со взаимными обязательствами власти и бизнеса в рамках стратегических разработок. Если бросить дело на самотёк, то останется надежда только на невидимую руку рынка, которая, как подтверждает практика, ведёт в безысходность.

Чтобы эту идею реализовать, начинать надо с разработки местного закона о стратегическом планировании. Что-то не слышно на этот счёт даже разговоров, нет, как говорится, даже постановки задачи. Что это — просчёт, непонимание или умышленный уход от проблемы? Видимо, всё вместе взятое. А главное, все мы продолжаем верить в чудо, надеяться не на себя, а на Путина. А между тем, нам нужно не сидеть в засаде и ждать, а помогать президенту, тем более, что он даёт для этого большие возможности.

Весомое слово в этом должен сказать региональный законодательный орган — областной Совет народных депутатов. Инициируйте, подготовьте закон, вооружите орловчан надёжным инструментом региональной экономической политики! Сложно это сделать? Да. Но можно и нужно. Это по силам только тем, кто служению избранному делу отдаёт всего себя. Общими обещаниями и ловкими лозунгами, чтобы держаться на плаву, здесь не отделаться. Как бы не захлебнуться! Равнодушие, как и стихия, в какой бы форме ни проявлялись, по своей природе разрушительны.

Делать закон надо было ещё вчера. Опираясь на него, стало бы ясно, что следующий неизбежный шаг — закон о государственно-кооперативно-частном партнёрстве. Почему мы так упорно настаиваем на решении этой проблемы? Попытаюсь объяснить как можно проще и доступнее. Чтобы воспроизводственный процесс не прерывался, а шёл на расширенной основе (наша мечта о росте и развитии), надо из национального дохода (ВВП) до 30% расходовать на накопления (в Китае было 40 и более процентов). Но, когда дело доходит до того, что «проедается» даже амортизация, такая экономика обречена на умирание. Специфика «нашего капитализма» в накоплении, но только ради себя любимого. Последствия говорят сами за себя. Не будем вдаваться в подробности.

Противодействовать этому процессу, особенно на стадии становления капиталистических производственных отношений, может только государство. Для этого существует немало экономических и административных рычагов. У нас сегодня много разговоров о судьбе «Орловской Нивы» (добавлю — не менее трагична судьба «Развития», «Промышленной компании», «Пшеницы-2000»…). И беда случившегося не только в преступном обогащении дельцов от бизнеса, за бесценок присвоивших огромные активы, сформированные за наши кровные средства. Самое страшное и непоправимое в том, что эти структуры ещё в конце 90-х годов, при первых их руководителях, практически утеряли статус государственных. Тот, кто поживился на этом, теперь пытается свалить вину на своих «коварных» преемников. Между тем, «хороши» все «ребята», и если остались на свободе, то хотя бы скройтесь и не напоминайте о себе, а то вдруг вырастут ваши последователи!

Трагедия утерянных структур (в их первоначальном виде) состоит в том, что власть лишилась выстроенных механизмов и рычагов регулирования региональной экономики. Экономика была принесена в жертву «невидимой руке рынка». Всё было сделано надменно и бестолково. Вот почему развал области начался не в «лихие 90-е» (тогда к нам ехали учиться). Падение началось в начале двухтысячных, когда страна стала выходить из кризиса. Реальная управляемость экономикой в области была утеряна, заработал принцип: «Обогащайтесь!».

Резко поменялась структура распределения ВВП — всё, что шло на развитие, пошло в карманы похитителей собственности. Более того, во многих случаях финансовые ресурсы вывозятся из области. Этот процесс набирает обороты. Не устранив эту стихию, вывести область из провала невозможно. Понятно, восстановить разрушенные структуры невозможно. Пусть случившееся будет памятником «творцам-реформаторам».

Нужны новые подходы, учитывающие специфику момента. Неслучайно возникла идея государственно-кооперативно-частного партнёрства. Механизм этого партнёрства должен быть выстроен так, чтобы была взаимная заинтересованность власти и бизнеса в восстановлении рациональной системы воспроизводства. Сделать это не просто. Но кто рассчитывает на простые решения в экономике, тому не место в управленческих органах. Главное то, что эта проблема абсолютно решаемая. При правильном выстраивании всего многообразия взаимосвязей откроется путь к устойчивому развитию, что принесёт выгоду всем участникам процесса.

Мы не ставили своей целью в одной статье обозначить управленческую матрицу для всего многообразия социально-экономической деятельности. Нам хотелось подчеркнуть и убедить сомневающихся, что задача эта решаема, она может быть выстроена на любом уровне хозяйствования, включая муниципальные унитарные предприятия, которые стали головной болью в условиях стихийного рынка. Кадры, только честные и грамотные кадры (!), способны справиться с этой задачей. Хочется ещё раз сказать: в экономике нет нерешаемых проблем, есть недостаток знаний и умения! А это дело наживное, было бы желание. Для этого чётко должна быть выстроена система «действующие лица и исполнители». Но об этом, при необходимости, поговорим в следующий раз.

Н. Турищев,
кандидат экономических наук.

От редакции. Именно сегодня, 3 февраля 2017 года, нашему уважаемому автору Н. А. Турищеву исполняется 80 лет. Коллектив «Красной строки» искренне поздравляет Николая Андреевича с днем рождения! Доброго Вам здоровья и творческого долголетия!

самые читаемые за месяц