Красная строка № 11 (362) от 25 марта 2016 года

Дырка от бублика конституционна

В «КС» № 7 (358) от 26 февраля сего года был опубликован материал «ВИП: «Вери импортент пенсионерз», толчком к написанию которого послужило письмо нескольких бывших депутатов Орловского облсовета губернатору Орловской области В. В. Потомскому.

Авторы коллективного обращения интересовались мнением главы исполнительной власти региона о моральной и социальной стороне изменений областного законодательства, лишивших их, бывших депутатов, работавших в Совете на непостоянной основе, 10–15-тысячных доплат к пенсии.

Подписанты выражали готовность самостоятельно, без законодательного принуждения, отказаться от дополнительных денег, если финансовое положение в стране настолько трудное, но задавали вопрос, почему забота о бюджете не коснулась депутатов, работавших и работающих в Орловском областном Совете на постоянной основе, доплата к чьим пенсиями достигает порядка 100 тыс. рублей в месяц. Иначе говоря, почему облсоветовское руководство, выполнявшее те же функции, что и обыкновенные депутаты, находится в привилегированном положении.
То есть экс-депутаты пригласили губернатора порассуждать об экономии бюджета и социальной справедливости.

Автор материала, оттолкнувшийся от этого письма, Ю. Лебёдкин, отдав должное всем прозвучавшим вопросам, продолжил тему, заметив, что депутатские льготы — лишь малая толика тех благ, которыми пользуются вип-чиновники областного правительства во главе с самим губернатором. Дословно: «…Для таких людей предусмотрены не только надбавки к пенсиям, но и жильё за бюджетные деньги, и лечение, и транспорт». В качестве иллюстрации: «Так, например, бывший губернатор и председатель правительства Орловской области А. Козлов и сегодня благополучно получает эти немалые средства из нищего регионального бюджета. Какую пользу он принёс Орловщине за пять лет своего губернаторства — большой вопрос, но вот содержать его и его семью орловцы теперь обязаны до самого, извините, ухода благодетеля в мир иной».

То есть тема явно вышла за рамки одного письма и доплат к пенсиям бывшим депутатам. Вопрос ставится так: если на повестке дня экономия и патриотизм, то давайте проявлять патриотизм и похвальное самоограничение все вместе, а не избирательно. Иначе говоря, почему одним — бублик, а другим — дырка от бублика? Где здесь патриотизм и в чем здесь — самоограничение?

Конечно, было интересно, что на столь серьезное письмо ответит губернатор. Он ответил. Цитата:
«Уважаемый (имярек)! Прежде всего, хочу отметить, что Орловщина высоко ценит Ваш личный вклад в социально-экономическое развитие региона.

Вместе с коллегами, бывшими депутатами Орловского областного Совета народных депутатов, обратившимися с коллективным письмом на мое имя, Вы многое сделали для формирования современной законодательной базы области. При Вашем непосред­ственном участии были приняты важнейшие нормативно-правовые акты, направленные на дальнейшее развитие региона, улучшение жизни граждан. Каждого из тех, кто подписал коллективное письмо, мы по праву считаем профессионалом высокого уровня, примером эффективного руководителя, много сделавшего для процветания родного края.

Ваша плодотворная работа, многогранная общественная деятельность на благо Орловщины получили высокую оценку и признание земляков…».

Если не знать, что адресат жив, можно было подумать, что это — трогательная эпитафия. Приятные слова, спору нет, но речь в письме шла не об этом. Речь о шла о бублике и о дырке от него.

Губернатор понимает и плавно переходит к сути: «Мною, с привлечением юридической службы администрации Орловской области и экспертов, всесторонне рассмотрено Ваше обращение по поводу приостановления ежемесячной денежной выплаты депутатам прошлых лет Орловского областного Совета народных депутатов». После чего сообщает имяреку с привлечением юридической службы и экспертов (в чем разница между первыми и вторыми?) то, что и без экспертов с юридической службы экс-депутатам, да и не только им, и так хорошо было известно.

А именно: что в федеральный закон такой-то внесены изменения, в соответствии с которыми «в случае принятия нормативного правового акта субъекта Российской Федерации, преду­сматривающего предоставление лицам, замещающим государ­ственные должности субъекта Российской Федерации, дополнительных социальных и иных гарантий в связи с прекращением полномочий (в том числе досрочно), действие такого нормативно-правового акта распространяется только на лиц, замещающих государственные должности субъекта Российской Федерации на профессиональной постоянной основе и достигших пенсионного возраста или потерявших трудоспособность в период осуществления ими полномочий по государственной должности субъекта Российской Федерации».

Цитата длинная и составлена, как водится в современной истории, каким-то мертвым, суконным языком, но она важна, поскольку объясняет, кому положены льготы, а кому нет.

Далее В. В. Потомский, точнее, юрслужба и эксперты, объясняют, что облсовет, не имея права противоречить федеральному законодательству, приводит свою жизнь в соответствие и принимает областной закон, по которому «…гражданин Российской Федерации, избиравшийся депутатом Орловского областного Совета народных депутатов и замещавший данную должность на профессиональной основе не менее трех лет, достигший пенсионного возраста или потерявший трудоспособность в период осуществления им полномочий по указанной должности, имеет право на дополнительное материальное обеспечение в виде ежемесячной денежной выплаты за счет средств областного бюджета».

То есть авторов коллективного письма, делается завуалированный вывод, лишили доплат по закону, а их коллеги, работающие или работавшие, в том же областном органе на постоянной основе, так же законно доплаты, причем существенно большие, получают.

Но вопрос, опять-таки, не об этом. Вопрос в том, насколько такое положение дел справедливо.
Губернатор понимает и это, поэтому вместе с юридической службой администрации области и экспертами добавляет в ответ значительный кусок текста, который лично меня поставил в тупик.

Объясняю свое недоумение. Губернатор (юристы, эксперты) пишет: «В то же время информирую Вас о том, что в связи с принятием Закона Орловской области № 1914-ОЗ, которым в Закон Орловкой области № 21-ОЗ внесены изменения с целью его приведения в соответствие с Федеральным законом.., возникла неопределенность в понимании части 7 статьи 21 Закона Орловской области № 21-ОЗ…». Далее авторы ответа указывают на эти самые неопределенности в понимании:

«1) сохраняется или нет дополнительное материальное обеспечение в виде ежемесячной денежной выплаты лицам, которым оно было назначено и выплачивалось, но которые: не замещали должность депутата Орловского областного Совета народных депутатов на профессиональной постоянной основе…».

Прощу прощения, какая тут может быть неопределенность, если в законе четко сказано, что имеющий право на доплаты должен работать в облсовете на постоянной основе?

Вторая неопределенность в понимании: «…осуществляли деятельность на профессиональной основе, но период замещения должности на профессиональной основе менее 3 лет..».

Тут какие сложности с пониманием? Сказано же: соискатель должен проработать на постоянной основе не менее 3 лет».

«…Относятся к вышеуказанным категориям, но не достигли пенсионного возраста или не потеряли трудоспособность в период осуществления им полномочий по указанной должности».

И эти «неопределенности» законом разъяснены. Очень странный кусок губернаторского текста. Создается впечатление, что эксперты с юрслужбой просто стремятся показать свою озабоченность произошедшим. Ну так и авторы коллективного письма озабочены. Что ваша озабоченность добавила к их озабоченности? Причем, в отличие от авторов коллективного ответа, авторы коллективного письма не испытывают никаких неопределенностей с пониманием. Они все прекрасно поняли: одних лишили доплат, а других — нет. Вопрос — почему и справедливо ли это. На первую часть вопроса ответ получен — всё по закону, хотя присутствует у юристов и экспертов некоторая неопределенность в понимании. А на вторую часть вопроса ответа нет. Вероятно, потому, что он очевиден.

А вот дальше интересно: «Принимая во внимание, что Закон Орловской области от 8 февраля 2016 года № 1914-ОЗ был принят за заседании Орловского областного Совета… в двух чтениях без учета мнения органов исполнительной государственной власти Орловской области, в адрес Орловского областного Совета народных депутатов был направлен запрос с просьбой произвести официальное толкование части 7 статьи 21 Закона Орловской области № 21-ОЗ».

О-паньки! Получается, областной Совет во главе со своим председателем Л. Музалевским творит, не заботясь о последствиях своего нормотворчества, а губернатору с юридической службой и привлеченными экспертами — расхлебывай?!

Но губернатор тоже не лыком шит и сообщает одному из авторов коллективного письма, что копию переслал Л. Музалевскому «с целью формирования единой позиции по данному вопросу». Еще эксперты и привлеченные юристы пишут, что «подготовлены запросы в Администрацию Президента… и Комитет Государственной Думы… по вопросу правоприменения пунк­та 4 статьи 2.1 Федерального закона…».

Словом, орловская исполнительная власть просит разъяс­нить, что она в законе и его правоприменении не поняла.

Вот это они зря. С комитетом Госудумы еще туда-сюда, а с Администрацией Президента — зря. Там, в Администрации, только и дел, что законы, принятые Госдумой, разъяснять. Ответят по телефону: «Читать не умеете — юристов, экспертов привлеките». Могут обидеть. Зачем подставляться?

В заключение своего ответа губернатор, ни словом не обмолвившись о социальной или какой-то другой справедливости, попросил уважаемого имярека, вкладу которого в орловскую историю и орловское нормотворчество в начале письма были отведены три прочувствованных абзаца, ознакомить с этим ответом остальных подписантов.

Но мы забыли про другого социального гаранта политической стабильности (как вариант — политического гаранта социальной стабильности) Леонида Семеновича Музалевского.

Председатель творящего в отрыве от исполнительной власти непонятно что органа подготовил такой фундаментальный ответ губернатору, переславшему главе законодательной власти региона копию коллективного письма обиженных и возмущенных экс-депутатов, что я заскучал. Думаю, что этот фундаментище ничем не прошибить. Ничем и никогда.

Экс-депутаты, лишенные надбавок к пенсии, спрашивают (в данном случае — Л. Музалевского, который ничего не лишен, а наоборот, получает, причем очень, очень много) — как же так, коллега? Мы же в одной лодке, гребли одними веслами!

А кормчий в ответ сурово: «В ответ на Ваше обращение от 20 февраля 2016 года о выражении позиции Орловского областного Совета народных депутатов (далее также — областной Совет) по вопросу принятия Закона Орловской области от 8 февраля 2016 года № 1914-ОЗ «О внесении изменений в статьи 21 и 27 Закона Орловской области «О статусе депутата Орловского областного Совета народных депутатов» (далее также — Закон Орловской области) в связи с поступлением коллективного обращения депутатов областного Совета II-IV созывов сообщаем следующее.

При принятии Закона Орловской области областной Совет руководствовался конституционными принципами и положениями законодательства Российской Федерации».

То есть начал Леонид Семенович (его юрслужба и привлеченные эксперты) едва ли не с сотворения мира. Кто б сомневался, что все соответствует Конституции и законодательству. Разве об этом речь?

Но команда нормотворцев закусила удила: «Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому в соответствии с целями социального государства (часть 1 статьи 7) социальное обеспечение в установленных законом случаях (часть 1 статьи 39) …» и далее таким же языком, в том же духе, живом и бодром, четыре страницы машинописного текста, не отвечающего на простой житейский вопрос — вам не стыдно (одним всё, а другим — ничего?).

Из текста следует, что не стыдно, и вообще подобный вопрос даже не рассматривается, поскольку «…в рамках реализации пункта «н» части 1 статьи 72…», «в силу пункта 5 статьи 1, абзаца второго статьи 2…», а также потому, что «определениями Верховного Суда от…», «и в связи с вышеизложенным…» и «во исполнение требований»… При этом «Федеральным законом… не предусмотрено…» и «как неоднократно отмечал в своих решениях Конституционный Суд…».

Словом, лишили экс-депутатов надбавок по закону. Это понятно и без Конституционного Суда. Себя-то чего бублика не лишаете? — вот в чем вопрос. Пока не отнимут — не отдадите? Ну так и ответили бы — без юристов и привлеченных экспертов. А то: «Подобная правовая позиция… соотносится с вытекающими из статьи 19 Конституции Российской Федерации принципами юридического равенства и справедливости и потому не может рассматриваться как нарушающая права граждан, в данном случае — ранее избиравшихся депутатами областного Совета», — так заканчивается письмо-ответ председателя этого Совета Л. Музалевского.

Вы спрашивали что-то о равенстве и справедливости? Пожалуйста, отвечаем, но о равенстве и справедливости юридических. Разницу в принципах и подходах ощущаете? Вот то-то и оно. Юридически всё — чики-пуки! Совесть? Справедливость без крючкотворства? Вы вообще о чем?

В следующем году — празднование 100-летнего юбилея революции. Знаете, кстати, почему революции случаются? А вот поэтому и случаются. Когда люди устают биться головой об стену, они попросту ее сносят с помощью разных непопулярных мер. И настает новая эра. Не хотелось бы. Любителей бюджетных бубликов жалко.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц