Красная строка № 19 (325) от 29 мая 2015 года

Его граница была на замке

Землетрясения они не почувствовали, потому что ехали по бездорожью. Но океан вел себя странно. Вода быстро, буквально на глазах уходила от берега, обнажая донные водоросли и бьющуюся в них рыбу. Старший лейтенант Антипов на Курилах служил недавно, но он уже знал, что означает такое поведение Тихого океана. «Технику — как можно выше к скалам, документацию — с собой!» — скомандовал старший лейтенант. Они тогда успели подняться на сопки достаточно высоко, прежде чем на побережье обрушилось цунами.
— А командир заставы так однажды искупался, — улыбается Евгений Александрович. — Уезжал в отпуск. До погранотряда добирался на лошади. И не придал значения тому, что берег вдруг расширился, а вода ушла. Ну и накрыло его. К счастью, волна была не очень большая. Сам-то с лошадью цел остался, а вот отпускной чемодан так и канул в океане.

У майора в отставке Евгения Александровича Антипова в запасе много таких историй. Закончив в 1964 году Московское пограничное училище, он до конца 80-х служил на различных участках границы необъятного Советского Союза. Начинал в Карелии, Латвии. Потом были в его биографии Итуруп и Кунашир — острова Курильской гряды. Закончил службу в Белоруссии, на советско-польской границе.
Евгений Александрович — связист. Есть и такая специальность в пограничных войсках. А какой род войск без нее обходится!граница2_

— Обеспечивал взаимодей­ствие и обучал личный состав, — так говорит о своей службе Евгений Александрович.

Он был заместителем командира роты связи, потом — начальником приемо-передающего радиоцентра, командиром роты связи, наконец — начальником связи погранотряда.

На границе у каждого — своя задача. У Антипова — это обеспечение бесперебойной проводной и радиосвязи, телеграфа и радиолокационного наблюдения. Когда служил в Северо-Западном пограничном округе, зоной его ответственности была и электро-сигнализационная сис­тема.

В прошлом часто употреблялось такое выражение — граница на замке. И граница Советского Союза действительно была на замке. Не только в фигуральном, но и в прямом смысле слова. И замок этот был электрическим: под сигнализацией находилась вся линия проволочных заграждений, протянувшихся вдоль пограничной линии — везде, где позволял ландшафт. Стоило кому-то пролезть через ограду из колючей проволоки, сигнализация срабатывала, и на заставе точно знали место, где произошел обрыв или замыкание проводки. А если не срабатывала — командование вызывало Антипова. И тогда, как вспоминает Евгений Александрович, только успевай поворачиваться.

Не обходилось без него и во время так называемых пограничных поисков. Это когда нарушителя (настоящего или учебного) пограничники ловят в своем ближайшем тылу. Прочесывая местность, поисковые группы идут цепью. И в задачу Антипова входила координация действий каждого из участников этой цепи. Если кто собьется, заблудится — Евгений Александрович должен был с помощью карты и радиосвязи вывести его к своим и вернуть на место.

— «Солнце видишь?» — спрашиваю, — рассказывает Антипов. — Направление 15 градусов левее, и — бегом!
На Курилах граница морская. Но есть и сухопутные заставы. Отсюда и своя специфика. Для курильских пограничников одной из основных задач в советское время была охрана экономической зоны страны. Иными словами — следить за морем, чтобы не допустить появления в территориальных водах иностранных промысловых судов. А следить за морем с земли можно только с помощью радиолокационных станций. И от Антипова и его подчиненных зависело, чтобы они работали бесперебойно.

Но больше всего хлопот доставляла обычная проводная связь, которая обеспечивала то самое взаимодействие между заставами, а этим-то Антипову приходилось заниматься всегда и везде.

Как-то летом связисты под его командованием долго и трудно строили новую линию воздушной проводной связи. Попросту говоря, ставили столбы и натягивали новенькие провода. Думали, на несколько лет хватит бесперебойной связи. Но разгулялась курильская зима — и связь оборвалась. Взяв двух бойцов, старший лейтенант Антипов на лыжах отправился туда, куда летом они выводили технику и вели полномасштабное строительство. Последние километры шли пешком по ледяному насту. Лыжи волокли за собой. Увиденное поразило Антипова на всю жизнь: пятимиллиметровые провода превратились в ледяные канаты толщиной не менее пятнадцати сантиметров. Под тяжестью оледенения крепкая проволока лопнула, как нитка. А сильные ветры сдули оборванные ледяные хвосты в сторону моря на 90 градусов. Оборванными оказались почти все пролеты. О восстановлении линии в условиях зимы и думать было нечего. Пришлось заставам держать между собой радиосвязь, а связистам Антипова с наступлением теплых дней заново тянуть провода.

Про такую пограничную службу кино не снимают. Но в любом фильме про пограничников за кадром всегда остается работа связистов. Хотя нет-нет, да и мелькнет в кадре боец в зеленой фуражке с рацией на спине, припавший на колено и передающий тревожную информацию на заставу или в погранотряд. Сам Евгений Александрович о своей службе рассказывает как о будничной, рутинной работе. Но и свой, «личный» нарушитель у Антипова на счету есть.

Это было в Белоруссии, под Гродно. Во время пограничного поиска капитан Антипов вез своим радистам питание — аккумуляторы для раций. Ехали через лес. Из кабины тяжелого военного грузовика — хороший обзор, и Антипов заметил мелькнувшего за кустами человека с рюкзаком. Капитан знал, что район оцеплен и что никаких случайных туристов и грибников в этом лесу быть не могло. И он сделал то, что и должен был сделать офицер-пограничник: остановил машину и, достав из кобуры пистолет, вместе с водителем двинулся туда, где только что шевелились кусты. Не было ни стрельбы, ни борьбы, ни погони по лесной чаще. Нарушитель сдался, как только услышал суровый окрик пограничников. С тех пор на кителе Антипова красуется медаль «За отличие в охране Государ­ственной границы СССР».

Можно сказать — случайность, а можно — закономерный результат. Кто добросовестно выполняет свои обязанности, у того всегда всё сходится, тот всегда оказывается в нужном месте в нужное время. А на границе — так это, как правило.

— Даже женщина, дежурившая на железнодорожном переезде, задержала однажды нарушителя, — рассказывает Евгений Александрович. — Проявила, как говорится, бдительность. Вышел из лесу человек, стал расспрашивать дорогу к границе. Могла бы и не придать значения, но женщина смекнула что к чему, и по нашему спецтелефону позвонила на заставу: мол, я приболела, не могли бы меня заменить. На заставе сразу все поняли и выслали наряд на переезд.

Такую связь погранзастав с некоторыми гражданскими объектами в приграничной зоне обеспечивал тоже он — Евгений Александрович Антипов.

К своей профессии он относится трепетно и даже несколько ревниво. Вспоминая годы службы, Евгений Александрович, например, с улыбкой рассказывает такой случай. Один из его подчиненных, сержант-«срочник», был послан на заставы для проверки и починки радиотехнического оборудования, в том числе и бытовой техники — радиоприемников и телевизоров. Мастер должен был, не возвращаясь в отряд, по очереди побывать на нескольких заставах, сделать, что нужно, и только после этого вернуться. И вдруг парень пропал. Скоро выяснилось, что командир одной из застав, испытывая нехватку в людях, послал командировочного в наряд. Позже на совещании в присутствии командования отряда этот майор объяснил свое самоуправство тем, что радиомастер, дескать, ничего особенного на заставе не делал: «Подумаешь, ткнул паяльником раз, другой — и вся работа!» — иронизировал майор. И тогда Антипов (он был еще старшим лейтенантом) не выдержал и сказал майору при всех: мол, если это так просто, взяли бы сами, ткнули паяльником куда надо, и не пришлось бы к вам никого посылать!

Трудно сказать, кого в нем больше — пограничника или радиотехника. Качествами и того, и другого можно считать присущие Е. А. Антипову цепкость взгляда, внутреннюю сосредоточенность и скрупулезность. А улыбнется — словно границы откроет! Для своих, в ком уверился, кому доверяет.

Отличник погранвойск 1-й и 2-й степени, специалист 1-го класса майор в отставке Е. А. Антипов продолжает трудиться. Он работает в Управлении МЧС по Орловской области электромонтером и не унывает. Один из его сыновей тоже посвятил свою жизнь армии и по своей военной специальности тоже связан с радиоэлектроникой.

Впрочем, перебирая старые фотографии из своего личного архива, Евгений Александрович на глазах из «технаря» превращается в романтика. Ему есть что вспомнить, и есть чем гордится. Его граница была на замке.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц