Красная строка № 24 (375) от 1 июля 2016 года

Ещё раз: что делать?

Нам неоднократно приходилось высказываться о сложившейся в стране и области ситуации, одновременно внося предложения, направленные на её изменение к лучшему без революций. Наш ориентир — взвешенная, осмысленная политика, опирающаяся на знание и использование объективных экономических законов. Вне такого подхода прогресса в экономике быть не может.

Казалось бы, нет предмета для спора и усилия надо направить на повышение научного уровня управления. Но присмотритесь к СМИ! Такое впечатление, что только либеральное безумие — путь к спасению и процветанию. Говорят об опыте США, других государствах «золотого миллиарда», забывая сказать правду о столетиях грабежа и разорения остального человечества. Бесконечно и повсеместно такое продолжаться не может. И уже на Западе слышны голоса экономистов–профессионалов, которые ожидают очередной спад производства в ведущих капиталистических странах в ближайшие два–три года. Так что либеральная демагогия не заменит объективные экономические законы. Проиллюстрируем это на конкретном примере. (См. таблицу 1).

ks_24-61

О чём говорят приведённые данные?
Во-первых, четко просматривается зависимость динамики численности населения страны от состояния сельского хозяйства: в первые три советских периода каждому росту аграрного производства регулярно сопутствовал прирост численности населения. Причем несмотря на негативные последствия голода, известных репрессий 30-х гг. и даже вопреки трагедии немецко-фашистского нашествия.

Наоборот, достаточно было надолго подорвать сельское хозяйство РФ в ходе либеральных реформ, и статистика неумолимо отметила самое долговременное в нашей истории вымирание населения. К тому же, самое глубокое — после «смутного времени» XVII века.

Вывод очевиден — сельское хозяйство не только было в прошлом, но и до сих пор остаётся основой демографического благополучия России.

Во-вторых, примечательно, как существенно колебались по рассматриваемым периодам темпы роста сельскохозяйственного производства.

Как видим, относительно небольшим был рост нашего сельского хозяйства за 1922–1945 гг. (всего на 26%), что, прежде всего, было связано с трагедией немецко-фашистского нашествия.

Но каким был скачок производства в послевоенные 23 года! Кстати, тогда веское слово в определении курса аграрной политики принадлежало экономистам-аграрникам. В том числе таким профессионалам, как министр сельского хозяйства СССР И. Бенедиктов и руководитель аграрного отдела Госплана СССР Г. Гапоненко.
Ситуация радикально изменилась, когда в 1991–2014 гг. управление развитием аграрного комплекса страны перешло к «невидимой руке либерального рынка». Это обеспечило полное раскрепощение экономики АПК и от фундаментальной, и от прикладной аграрной науки. В итоге производство валовой продукции сельского хозяйства РФ сократилось примерно на 20% и оказалось отброшенным в прошлое более чем на 45 лет (таблица 2).

ks_24-62

К чести подавляющей части российских экономистов-аграрников, они с самого начала публично выступали против основных постулатов либеральных реформ. Опираясь на знание объективных законов концентрации производства и централизации управления, они предупреждали руководство и страны, и своих регионов о негативных послед­ствиях развала крупного колхозно-совхозного производства.

Исходя из знания законов земельной ренты, они решительно возражали против приватизации земли. Доказывали, что превращение земли в объект рыночного оборота снизит рентабельность сельскохозяйственного производства, увеличит бесхозность землепользования, приведёт к сокращению обрабатываемой площади, сократит инвестиционный потенциал аграрной сферы народного хозяйства, усилит инфляционные процессы и в целом снизит конкурентоспособность российской экономики.

Не будем уточнять, почему руководство страны в своих управленческих решениях проигнорировало данное предупреждение. Достаточно знать, что «если звёзды зажигают, то это кому-нибудь нужно». И потому не случайно приватизация земли была провозглашена Указом Б. Ельцина — спустя 23 дня после расстрела Верховного Совета РФ.

Остановимся теперь на вопросе о том, использование каких объективных законов станет особенно актуальным «завтра», когда на соответствующих этажах управления развитием народного хозяйства наконец-то будет осознана необходимость отказа от порочного либерально-олигархического курса аграрной политики в пользу государственно-демократического курса.

Думаем, что, прежде всего, речь должна будет идти о реализации требований специфического закона компенсации производителям общественных издержек устойчивого воспроизводства. Причём учитывая не только нормативно необходимые операционные расходы, но и затраты на укрепление материально-технической базы, на воспроизводство почвенного плодородия, на создание резервов под возможные стихийные бедствия, на развитие сельской инфраструктуры.

«Невидимой руке рынка», покорной диктату транснациональных монополий, подобное не под силу. В решении таких задач необходимо не ожидание случайно хорошей экономической и политической конъюнктуры, а активное регулирование широкого спектра системы отношений с поставщиками и потребителями, с бюджетными организациями, между собственниками ресурсов и непосредственными производителями сельскохозяйственной продукции.

При этом важно, чтобы такое регулирование было не субъективистским, не бюрократическим, тем более — не коррупционным, а научно обоснованным, то есть учитывающим в управлении сложное взаимодействие всеобщего основного закона общественного прогресса с законами интеграции производства, а также с законами преодоления отношений отчуждения производителей от участия в процессах производства, обмена, распределения и потребления.

Но при такой постановке проблемы становится очевидной порочность управленческих решений, которые в качестве высшего критерия эффективности хозяйственной деятельности рассматривают рост прибыли или увеличение ВВП, игнорируя возможное негативное влияние роста прибыли, а нередко и ВВП на производство демографических, экологических, интеллектуальных благ.

Спору нет, в современных условиях практически важно заинтересовать предпринимателей-капиталистов в получении прибыли, а управленческие структуры — в увеличении ВВП и ВРП. Но нельзя рубить сук, на котором держится перспектива общественного прогресса. Нужно регулировать хозяйственную деятельность таким образом, чтобы выгодное обществу стало выгодным для всех субъектов процесса воспроизводства общественного богатства. На таких условиях проще пробуждать точки роста экономики и в АПК современной России.

А поскольку особенность современной ситуации такова, что для большей части производителей и для госбюджета проблемной является финансовая необеспеченность расширенного воспроизводства, то в таком случае важнейшей задачей должен стать поиск малозатратных резервов экономического роста.
Из таких точек малозатратного роста производства в АПК нашей страны представляются наиболее очевидными следующие.

Во-первых, это бесплатный доступ к тем 37 млн. га земель (это много больше площади пашни Франции и Германии, вместе взятых), которые в последние 25 лет оказались исключенными из посевной площади в РФ. Нужно иметь в виду, что бесплатность землепользования — это мощный рычаг повышения конкурентоспособности, поскольку в Западной Европе плата за землю составляет около 15% розничной цены продуктов земледелия.

Во-вторых, точкой роста сельскохозяйственного производства в РФ следует признать возможность существенного удешевления доступа к ресурсам отечественных удобрений. Достаточно квотировать объёмы их экспорта, и тогда, за счет роста ресурсов удобрений на внутреннем рынке, понизится их цена, повысится доступность данного фактора экономического роста.

Третья видимая точка роста — повышение производительности наёмного труда, за счёт сокращения отчуждения работников от процесса воспроизводства, в частности, путём развития внутрихозяйственной демократии, использования известных способов участия работников в прибыли предприятий и т. п.

В этой связи особого внимания заслуживает проблема мобилизации внебюджетных ресурсов на нужды обновления и развития технико-технологической базы сельского хозяйства. А в качестве источников формирования таких средств могут быть рассмотрены, в частности, следующие:

— отчисления из прибыли предприятий, использовавших не по назначению ранее начисленную амортизацию;
— часть не возвращенной в срок экспортной выручки;
— 4% от общей суммы дивидендов, выплаченных физическим лицам (сегодня — это льгота акционерам удачливых компаний в платежах с индивидуального подоходного налога);
— сервитутные платежи компаний, выплачивающих дивиденды своим акционерам;
— сумма затрат в посреднических операциях, которая может высвободиться при углублении вертикальной интеграции в рамках АПК;
— экономический эффект интеграции сельскохозяйственных предприятий с монополиями, экспортирующими сырьевые ресурсы, например, металл.

На последнем, особенно многообещающем моменте остановимся подробней. Как известно, в металлургической промышленности наши олигархи высокими ценами своей продукции не только задушили отечественное машиностроение, но одновременно сузили свой внутренний рынок. В итоге теперь, когда с внешнего рынка их потеснили конкуренты, производство стали в РФ за годы реформ сократилось примерно на 20 млн. тонн. Та же проблема возникла перед монополистами в экспорте энергоносителей, лесоматериалов, удобрений и других видов сырья. Соответственно в стране выросла безработица, сузился внутренний платёжеспособный спрос на продовольствие и непродовольственные товары.

Можно ли интегрировать интересы, по крайней мере, части олигархов, с интересами укрепления материально-технической базы народного хозяйства, в том числе и сельского хозяйства?

Думаем, что пока еще такое возможно, и что особенно важно — нисколько не отягощая государственный бюджет. Правда, для этого требуется политическая воля руководства страны к тому, чтобы методом пряника и кнута воодушевить монополии на интеграцию с предприятиями станкостроения, машиностроения, агропромышленного комплекса. Это, при использовании синдикативных отношений, сразу расширит для всех участников такой интеграции устойчивый внутренний рынок сбыта.

Естественно, монополистам придётся частично пожертвовать нормой прибыли, но увеличится перспектива роста её массы. В целом в масштабах страны увеличится ВВП, сократится безработица, село и коммунальное хозяйство получат недорогую технику, город — более дешевое продовольствие. Пострадают лишь масштабы паразитического потребления.

Пряником в данном случае может стать обнуление на ряд лет налога с прироста прибыли интегрируемых с монополиями предприятий машиностроения и АПК. А в качестве кнута правомерно использовать квотирование объёмов экспорта металла, удобрений, и т. п. видов сырья, требование возврата избытка экспортной выручки над стоимостью импорта товаров и услуг; контроль калькуляций и введение повышенной ставки налога с имущества в случаях недоиспользования производственных мощностей, а также в случаях сокращения занятости. Может быть задействована частичная натурализация финансовых обязательств.

Примерно аналогичная меж­отраслевая интеграция станет не только проверкой нашего олигархата на экономический патриотизм, но будет содействовать структурной перестройке всей экономики, для практической реализации которой еще требуются определённые изменения в системе механизмов управления хозяйственной деятельностью.

Прежде всего, потребуется такая система сбалансированных во времени и в пространстве налогов, квот, штрафов, тарифов, кредитных ставок, других инструментов материального, морального и административного стимулирования, в рамках которой будет достигнута полная свобода реализации не эгоистических, а одновременно общественных и частных интересов.

Но для обеспечения такого сбалансирования необходимо, во-первых, заменить стихийно-рыночное развитие концентрации и централизации капитала системой планомерно организованной интеграции технологически и социально связанных производств. В одних случаях путём национализации (например, некоторых базовых отраслей народного хозяйства), в других условиях — на основе государственно-кооперативно-частного партнёрства, либо в форме частных вертикально и горизонтально интегрированных структур.

Во-вторых, следует ввести в действие механизмы активизации платёжеспособного спроса на продукцию отечественного АПК за счёт расширения сферы государственного заказа и вытеснения паразитарного посредничества в системе межхозяйственных и межрегиональных связей. Использовать апробированный мировой опыт опережающего роста доходов менее обеспеченных социальных групп. И, наконец, признать приоритетной долговременную ориентацию экспортного потенциала АПК — на страны с социально ориентированной перспективой устойчивого роста продовольственного спроса.

В-третьих, нужно повысить конструктивную направленность экономического стимулирования управленческих кадров. С одной стороны, их нужно раскрепостить от надежд на созидательный потенциал «невидимой руки рынка», обучать отечественному и зарубежному опыту эффективного использования объективных законов и закономерностей.

С другой стороны, необходимо сделать должные выводы из следующих официальных данных Госкомстата РФ. В 2015 году ВВП России сократился на 3,7%. Естественно, что реальные доходы российской семьи в среднем сократились на 4,6%. Таков итог интенсивного труда руководителей экономического блока нашего правительства.

А вот показатели представленных ими деклараций о доходах за 2015 год. Оказывается, что если Россия в 2015 году из-за кризиса недосчиталась примерно 2,5 триллиона рублей ВВП, то министр экономики А. Улюкаев из-за кризиса сумел за год увеличить свой семейный доход на 48 млн. рублей. Его непосредственные руководители, вице-премьеры И. Шувалов и А. Дворкович, пропорционально затраченному труду добились, что рост семейного дохода каждого из них за кризисный год увеличился на 87—92 млн. рублей.

Понятно, чтобы кризис перестал быть благом для тех, кому поручено управлять экономикой, необходимы срочные изменения на законодательном поле. Но как нелегко решать эту элементарную задачу, если, например, депутату Государственной Думы Л. Симановскому кризис не помешал за год стать богаче на 550 млн. рублей, а сенатору В. Пономарёву — на 630 млн.!

Конечно, нами затронут далеко не полный перечень проблем, которые нужно решать неотложно, чтобы выйти на качественно новый этап экономического развития. Да это и нельзя сделать в газетной публикации. Нам было важно привлечь внимание властных структур и тех заинтересованных людей, которым вскоре предстоит прийти на выборы. И не отдать свой голос виновникам ныне переживаемой экономической беды. Нужны не новые реформы прежнего либерально-олигархического курса социально-экономической политики, а новый курс — государственно-ответственного регулирования хозяйственной деятельности в интересах сочетания частных, коллективных и общенародных интересов. Тогда успех обязательно придёт.

Пользуясь случаем, хотелось бы выразить благодарность к. э. н. Ю. В. Кушелеву за его внимание к нашим публикациям в газете («Красная строка» № 19 от 27 мая 2016 года). Чувствуется не только знание дела, но и переживание за судьбу страны, области. Жаль, что такая активная жизненная позиция не столько правило, сколь исключение.

Вместе с тем, хотелось бы ответить на ряд замечаний, которые целесообразно учесть тем, кто будет заниматься подготовкой программы вывода экономики области из кризиса.

Юрий Васильевич справедливо и очень критически оценил ответственность фирм «Орловская Нива» и «Развитие» за сегодняшнее состояние области. От фактов никуда не уйдёшь. Мы неоднократно писали о том, что данные структуры стали инструментом, средством наживы кучки «избранных деятелей», а потому и обнищания простого человека. Впрочем, как правильно подметил Юрий Васильевич, в этом ряду и «Пшеница-2000», и не только. Что было, то было, и новому руководству области будет нелегко избавиться от подобного наследия.

В этой связи несколько, на наш взгляд, важных практических советов. Приступая к реформированию, пытаясь изменить экономическую политику, очень важно, помня о конечных целях, понимать, что достичь желаемого результата можно, только опираясь на опыт и достижения прошлого, обогащая его новыми идеями, инструментами и механизмами реализации.

В этом отношении прошлый опыт нашей области представляет большой интерес. Вспомним, что Орловщина долгое время серьёзно отставала в агрокультуре. Перелом начался в конце пятидесятых годов прошлого века, когда 1 секретарём обкома КПСС стал Н. Ф. Игнатов. Этот интеллигентный человек, не будучи аграрием, сумел привить специалистам, руководителям повышенный интерес к сельскохозяйственной науке. В области выросла целая плеяда высоких профессионалов, влияние которых на все стороны хозяйственной жизни сказывается по сегодня. Тогда же началась промышленная революция.

Вспомним второй этап преобразований в области — «непрерывка», автором которой был 1 секретарь Орловского горкома КПСС А. П. Иванов. Она внедрялась в строительном комплексе, а сказалась на повышении культуры всего производства. Хорошо, что кадры, выросшие в этот период, ещё сохранились и способны влиять на принятие отдельных решений.

Особо следует сказать о третьем этапе преобразований, свершившихся в области. Речь идёт о выработке и использовании экономических рычагов управления. Надо признать, нашей области повезло, что здесь долго в разное время работали прекрасные экономисты в самом высоком понимании этого слова. Это их трудом и идеями к началу рыночных реформ сформировался эффективный механизм хозяйствования, который получал одобрение в итогах практических испытаний. Сохранилась литература на этот счёт, и можно лишь сожалеть, что в силу ряда обстоятельств ею сегодня не пользуются.

И если, как пишет Ю. Кушелев, случились просчёты с «Орловской Нивой» и «Развитием», то их причину надо искать в корыстных интересах отдельных «почётных» и «заслуженных» деятелей. Это именно тот случай, когда говорят, что топор предназначен для созидания, но в руках бандитов становится орудием грабежа и разрушения. Так что не будем смаковать факты и деяния пользователей таких мощных орудий «либерального» управления экономикой, как «Развитие» и «Орловская Нива», под властью местного олигархата.

Но жить-то дальше нужно, и придётся решать задачи ускоренного развития экономики. Все наши аналитические публикации были направлены на поиск путей решения этой задачи. Если кто-то не обращал на это внимание или не хотел понимать суть поднимаемых вопросов, то можно только сожалеть. Тем более, что успехи в экономике не приходят сами по себе, а требуют большой подготовительной работы, с опорой на научные знания и позитивный опыт.

Мы условно выделили три определяющих этапа в рациональной перестройке народного хозяйства области. Предстоит, опираясь на опыт и науку, перейти к четвёртому этапу, который можно назвать государственно-кооперативно-частное партнёрство. Не стоит его упрощать под новые формы подыгрывания олигархату, тем более с компрадорским уклоном в духе последних намёков А. Кудрина.

Нужна взаимно выгодная интеграция патриотично настроенных предпринимателей и трудящихся, в целях организации совместной работы по социально-экономическому развитию страны. Выстроить это непросто. Отдельные мысли на этот счёт нами были высказаны, в том числе и в этой статье. Более конкретное наполнение и воплощение — за теми, кто взял на себя смелость и ответственность руководить страной и областью в это сложное время.

И. Загайтов,
доктор экономических наук.
Н. Турищев,
кандидат экономических наук.

самые читаемые за месяц