Красная строка № 10 (361) от 18 марта 2016 года

«Если заставят — скатимся…»

10 марта в Орле еще одна общественная организация переизбрала свое руководство. В Москве эту организацию, возглавляемую на федеральном уровне А. Шохиным, за глаза называют «профсоюзом олигархов». В Орле местное отделение никак не называют. А официально оно именуется Региональным объединением работодателей и подразделением Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП).

Обычно у нас в регионе об этой общественной организации вспоминают в связи с очередным заседанием так называемой трехсторонней комиссии по трудовым спорам. Представители объединения, то есть делегаты от бизнес-сообщества, «спорят» в одном кругу с администрацией области и профсоюзами. Или иначе — представители бизнеса и власти спорят с профсоюзами. Вот взяли в последний раз и не согласились с увеличением минимальной оплаты труда до 9 тысяч рублей. Оставили на прежнем уровне — пять с хвостиком. Бизнес и власть всех переспорили.

Понятно поэтому, что областной администрации не все равно, кто возглавляет Орловское региональное отделение РСПП.

До 10 марта этого года его возглавлял гендиректор орловской «Гаммы» А. Гапонов. Но он попросил освободить его от занимаемой должности по состоянию здоровья. И руководителем объединения был избран гендиректор орловского филиала «Северсталь-метиз» А. Ереничев.

Голосование оказалось фактически безальтернативным. И если бы не демарш директора ЗАО «Форнэкс» А. Зубцова, выдвинувшего прямо на заседании свою кандидатуру, процесс переизбрания руководителя обще­ственной организации орловских деловых людей можно было бы вообще назвать формальным.

Сам преемник отрицает какие-либо контакты с губернатором накануне голосования. Однако на конференции прозвучало, что кандидатура А. Ереничева была согласована «на самом верху» орловского Олимпа. По-видимому, А. Зубцов, вполне внятно упомянувший об этом, озвучил конфиденциальную информацию, которую ему нашептали на ухо накануне голосования, дабы мотивировать кандидатуру гендиректора ОФ «Северсталь-метиз».

Впрочем, «предосудительная несдержанность» А. Зубцова была поглощена, как ватой, многозначительным молчанием собравшихся. «Что, так и будем карманной организацией?» — пытался пробиться сквозь эту вату Зубцов. Но никто не собирался ему отвечать на такие риторические вопросы.

Только директор «Техпром­строя» О. Карпиков вдруг пустился в пространные рассуждения о целях и задачах бизнеса и о неком посягательстве на возможность зарабатывать прибыль. Выступавший, видимо, хотел донести до окружающих ту очевидную мысль, что при таком состоянии дел в независимой, по идее, общественной организации, когда руководителя выбирают по рекомендации сверху, орловскому бизнесу не расцвести. Или, может быть, он хотел сказать о чем-то другом? Что, например, не всякому представителю бизнеса в Орловской области обеспечиваются равные возможности зарабатывать?

У кого что болит, тот о том и говорит. И Карпиков заговорил о «Промтэксе», этом неудавшемся бизнес-проекте, в роли учредителя которого он попытался недавно выступить, заручившись поддержкой губернатора. Карпиков задал вопрос представителю власти — исполняющему обязанности руководителя департамента промышленности Г. Парахину: можно ли было запустить производство на бывшем «Орлэксе» под новой маркой, если по иску одного из кредиторов арбитражный суд отменил все решения по передаче новому предприятию оборудования и помещений обанкроченного завода?

— Чтобы запустить «Промтэкс», надо было не доводить до суда, — заявил Г. Парахин, тем самым пригвоздив ошалевшего от такой логики О. Карпикова к стулу, как к позорному столбу. Не знаю, видели ли, читали ли участники конференции прежние интервью Г. Парахина, где он утверждал, что суд делу запуска «Промт­экса» — вообще не помеха и что у власти есть достаточно веских аргументов, чтобы выиграть процесс? Но в декорациях отчетно-выборной конференции орловских работодателей ответ чиновника прозвучал более чем многозначительно. Можно даже сказать, политически веско: за свои неудачи бизнес будет расплачиваться сам и только сам, власть разделять эту ответственность не намерена, какую бы поддержку она перед этим бизнесу ни обещала. А как еще можно было понять Г. Парахина после всего, что мы знаем о «Промтэксе», и в контексте состоявшегося разговора?

При этом исполняющий обязанности руководителя областного департамента промышленности несколько раз и очень настойчиво советовал членам областной организации работодателей «не скатываться в политические дрязги». Но «пристыдив» таким образом А. Зубцова и О. Карпикова, Парахин получил неожиданный ответ-реплику от самого председательствовавшего на конференции А. Гапонова, который, конечно же, в шутку, но как-то очень уж к месту заметил: «Если заставят — скатимся».

Но Гапонов сказал это, уже не будучи руководителем объединения работодателей, так что ему вольно шутить. А вот А. Ереничеву приходится быть предельно серьезным. Продекларированные им три этапа развития организации, как отметил в свою очередь Г. Парахин, на удивление точно совпали с «видением» темы правительством Орловской области. Тут и механизм решения проблем предпринимателей, и реализации бизнес-инициатив, и даже общественный престиж предприятий. Более того, молодой руководитель объединения работодателей не побоялся поделиться своими сомнениями по поводу заметного отставания отечественного бизнеса от западного. Правда, примеры он привел не из деятельности компании «Северсталь-метиз», а из потребительского опыта своей супруги и собственного, опять же, покупательского опыта. Суть в том, что жена Ереничева однажды заказала одеколон одной из западных фирм и получила не только сам заказ, но и восхитившее мужа–директора письмо от фирмы с просьбой прислать свои отзывы и рекомендации по поводу полученного товара. И как контр-пример: заказал сам Ереничев газонокосилку у соотечественников-бизнесменов, и теперь он в тревоге и за судьбу своих денег, и за судьбу товара. Одним словом, куда нам до их «калашного ряда» с нашим «свиным рылом»! И это в эпоху импортозамещения…

В сущности никакой Америки А. Ереничев не открыл. Но только как-то странно было слышать из уст руководителя общественной организации бизнесменов признание, что, в сущности, наш отечественный бизнес как был жульническим, так таковым и остался по природе своей. Если об этом говорит человек с таким статусом, то впору ожидать от него революции в руководстве региональной организации промышленников и предпринимателей, а не просто декларации о решении проблем совместно с администрацией области.

«Нашу организацию надо делать более массовой», — предпринял последнюю попытку поговорить о насущном А. Зубцов. И Г. Парахин в конце концов отдал должное его усилиям:
— Это хорошо, что у нас состоялся такой неформальный разговор.

В общем, как в известной кинокомедии:
— Какая «собака»? Что за репертуар у вас?! Надо что-нибудь массовое. Это нам не тили-тили, это вам не трали-вали…
— Спокойно, Ваня. Сделаем!

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц