Красная строка № 38 (389) от 11 ноября 2016 года

Эта надоедливая патриотика…

100-летие А. И. Курнакова отгремело, галочка проставлена, наступили трудовые будни. Но мы-то никак не уймемся, нам интересно. Человек жил и умер, творил, оставил после себя то, что принято называть наследием, по которому ушедшего и судят, за что, вспоминая, и чествуют.

Поистине фундаментальный след орловского художника — музей-диорама «Орловская наступательная операция». Одна масштабная экспозиция выросла со временем в полноценный Военно-исторический музей. Как он поживает? Наверняка, так же хорошо, как говорили на прошедших торжествах о юбиляре.

С таким настроением и отправимся на экскурсию. Сделайте это в погожий день. Если пойдете вместе с дождем, высока вероятность наткнуться на угрюмого заведующего музеем С. В. Широкова. В дождь на плоской крыше Военно-исторического музея образуются озера, стекающие вниз по стенам, что не добавляет заведующему хорошего настроения.

На некоторых музейных стенах побелка уже отвалилась вместе со штукатуркой. Проблема с крышей не решается годами. А когда течет крыша, думать о каких-то внутренних усовершенствованиях бессмысленно. Власть это тоже понимает, поэтому Военно-исторический давно уже никуда не наступает, а держит глухую оборону с единственной задачей — выжить.

Недавно здесь случился праздник — депутат подарил музею лампочки. Стало светло, можно осмотреться, а то гостей на 450-летие города принимать пришлось в полумраке.

Наверняка не все знают, что здание Военно-исторического больше областного краеведческого музея в два раза, однако является его филиалом. Когда включается режим экономии, филиал это чувствует в первую очередь. В Военно-историческом музее было три ставки научных сотрудников. Один человек уволился из-за грошовой зарплаты, и его ставку сократили. Ставок осталось две. Завхоза нет, его обязанности выполняет заведующий. Электрик и сантехник — по совместительству. Днем они работают в другом месте, вечером музей закрыт. «А если аврал, и явиться нужно срочно?» — сам себе задает риторический вопрос С. В. Широков.

Военно-исторический музей стал почти родным для большинства силовых и правоохранительных структур, патриотических и ветеранских организаций, поисковиков. Все это предполагает большую организационную работу. А есть еще научная работа, которая тоже возложена на заведующего и двух его сотрудников.

Несколько лет назад музею в интересах той же экономии отключили междугороднюю телефонную связь. Теперь заведующий, чтобы связаться с кем-либо за пределами Орла, использует свой сотовый. Поневоле приходится калькулировать каждый звонок, что, без сомнения, способствует спокойной и плодотворной научной работе. С. В. Широков попросил областной краеведческий музей — «головной офис» — восстановить междугороднюю связь. Связь восстанавливать не стали, посоветовав заведующему в случае нужды приезжать в «главный офис» на Гостиную. В Военно-историческом радуются наличию у себя работающих туалетов.

Военная патриотика — интересная тема. Когда замолкают речи, лучше видны дела. Вход в музей платный. Для школьника — 70 рублей с экскурсией, взрослым вдвое дороже. Говорим о детях, поскольку воспитывают их. Который год С. В. Широков предлагает не брать со школьников денег. Семьдесят плюс дорога выливаются в сторублевые расходы, которые сегодня, когда платить приходится за каждый чих, не всем по карману. «Заплатите, и мы сделаем из вас патриотов» — неправильная политика. Так считает С. В. Широков, но решения принимает не он. Военно-исторический — всего лишь филиал.

А как в «головном офисе»? Там все в порядке. Недавно — весной 2016-го — открылся отдел туризма. Поставили информационную стойку у кассы, раздают буклеты. В новом отделе — 4 человека, больше, чем количество ставок научных сотрудников во всем Военно-историческом музее. Возглавляет туристический отдел сестра А. С. Минакова — директора областного краеведческого музея. В числе сотрудников — жена А. С. Минакова — директора областного краеведческого музея.

Про развитие уголовного дела, возбужденного против самого А. С. Минакова по факту взятки, слышно пока не много, историю стараются не афишировать. В общем, в головном офисе все хорошо. Про Военно-исторический музей этого не скажешь. Чего вы хотели? Это всего лишь филиал.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц