Красная строка № 25 (331) от 17 июля 2015 года

Где и кем работает Виктор Сафьянов?

Версия «Le Monde diplomatique».
Имя бывшего мэра города Орла Виктора Сафьянова в последние годы практически не упоминается в местных СМИ. И это объяснимо: во-первых, все стороны, так или иначе участвовавшие зимой 2012 года в его отстранении от должности (мягко говоря, сомнительном с юридической точки зрения и некрасивом — с нравственной), не любят вспоминать об этой истории и своей роли в ней. А, во-вторых, Сафьянов сейчас никак не участвует в политической жизни Орловщины. Событий же за это время произошло немало, они наслаиваются друг на друга, внимание общественности неизбежно переключается…
Может быть, и поэтому в Орле осталась практически незамеченной статья «Балканы — новая линия фронта между Россией и Западом», опубликованная в газете «Le Monde diplomatique» (далее цитируем её текст по сайту «Руски експрес»), перевод которой на русский язык появился в интернете 5 июля 2015 года. А между тем, в публикации наш бывший мэр упоминается в очень интересном контексте. Сегодня «Красная строка» предлагает вниманию читателей некоторые выдержки из этой статьи.

«Сербия, Косово, Черногория и Македония оказались на разделившей Россию и Запад «линии огня»? Именно об этом говорил американский госсекретарь Джон Керри 24 февраля на заседании комитета Сената по иностранным делам. Однако впервые параллель между Украиной и Балканами провели в России. В марте 2014 года аргументы Москвы в поддержку аннексии Крыма прозвучали как ироничное эхо заявлений НАТО в 1999 году, которыми оно пыталось оправдать авиаудары по остаткам тогдашней Югославии. В обоих случаях упор делался на необходимости предотвратить гуманитарную катастрофу.

В ходе международной конференции по безопасности в Мюнхене 7 февраля этого года министр иностранных дел России Сергей Лавров продолжил эту параллель, отметив, что в Косове, в отличие от Крыма, не было референдума о самоопределении. Таким образом, отделение Крыма и его присоединение к Российской Федерации больше соответствуют международному праву, чем самопровозглашенная независимость Косова.

В таких условиях расположенный в городе Ниш (юг Сербии) Российско-сербский гуманитарный центр порождает все новые подозрения и споры. Он был открыт в 2012 году замминистра России по чрезвычайным ситуациям Владимиром Пучковым, а в 2014 году разместился на территории бывшего завода всего в нескольких сотнях метров от местного аэропорта. В его дворе стоит с десяток пожарных машин и примерно столько же внедорожников. Склады ломятся от электрогенераторов, одеял и палаток, коробок с медикаментами. Чуть дальше расположен сверх­современный центр связи, откуда можно в режиме реального времени следить за ходом операций и поддерживать прямую линию с Белградом и Москвой.

Всё это открыто для прессы: центр (в нем на постоянной основе работают порядка 40 сотрудников) заявляет о полной прозрачности. «Мы — пилотный проект, — говорит его директор Виктор Сафьянов. — Это первый центр подобного рода за пределами Российской Федерации». По его словам, он в прошлом отвечал за гражданскую оборону в Санкт-Петербурге и возглавлял «международную миссию в Афганистане в 2002 году», а также обладает «военным опытом». Центр подтвердил свою пользу в мае 2014 года: российские спасатели первыми прибыли на место событий во время разрушительных наводнений в Сербии и Боснии и Герцеговине.
Как бы то ни было, на его счет имеются сомнения. Может быть, это просто прикрытие для шпионской ячейки? Некоторые даже называют «российским Кэмп-Бондстил», то есть аналогом американской базы в Косове, где служат до 7000 человек. Нельзя с уверенностью сказать, скрывается ли за (вполне реальной) гуманитарной деятельностью что-то еще. В любом случае этот центр (он работает под эгидой российского Министерства по чрезвычайным ситуациям и Министерства внутренних дел Сербии) говорит о том, какой стратегической значимостью Россия наделяет Балканы. «Этот комплекс — плод российской политической воли, с предложением о его открытии выступил Кремль, — говорит бывший президент Сербии Борис Тадич, подписавший соответствующий договор в 2008 году. — Всегда совершенно открыто подчеркивалось, что не будет подразумевать военную деятельность».

Во время двух своих президентских мандатов (2004—2012) Тадич направил Сербию по пути евроинтеграции, параллельно укрепляя связи с Россией. «Мне хотелось нормализовать наши отношения с Москвой, США и Китаем, не поставив при этом под угрозу наш основополагающий курс на Европейский Союз», — объясняет он. Именно при нем Сербия получила 1 марта 2012 года статус кандидата на вступление в ЕС. За тот же самый период Россия заполучила ключи от сербского энергетического рынка. 24 декабря 2008 года президент Тадич подписал в Москве соглашение о продаже Газпрому 51% национальной сербской нефтяной компании NIS (занимает монопольное положение в стране). Сумма сделки составила 400 миллионов евро, что, по мнению аналитиков, было в три-пять раз ниже рыночной стоимости. Договор дал России доминирующее положение в поставках углеводородов в Сербию и их распределении на внутреннем рынке…

6 мая 2012 года Тадич проиграл Томиславу Николичу из ультраправой Сербской прогрессивной партии, которой традиционно был свойственен пророссийский настрой. Затем СПС получила абсолютное большинство на парламентских выборах в марте 2014 года. Еще с 2008 года в курсе сербских властей наблюдается удивительный уклон в сторону Европы. И хотя Белград неизменно поддерживает тесные связи с Москвой, новая политическая фигура страны, премьер Александр Вучич, придерживается все более выраженной прозападной политики. Будь тому причиной убеждения или оппортунизм, такая позиция может в перспективе поставить под сомнение святой принцип военного нейтралитета Сербии.

Несмотря на все призывы европейских партнеров, сербское правительство не стало вводить санкции против России с учетом экономических интересов и традиционно дружеских отношений двух стран. Как считает проамерикански настроенный директор белградского Центра евроатлантических исследований Елена Милич, «с развитием евроинтеграции поле для маневра Сербии будет сужаться. Стране придется выстраивать свою внешнюю политику в соответствии с политикой ЕС». Но пока что об этом говорить не приходится, и Белград все еще верит, что сможет сохранить равновесие в расколотом украинским кризисом мире…

Визит Владимира Путина в Белград 16 октября 2014 года должен был дать повод отметить дружбу Сербии и России. Президент России стал почетным гостем на крупнейшем военном параде с кончины маршала Тито. Для этого власти даже немного сдвинули официальную дату празднований 70-й годовщины освобождения Белграда (20 октября 1944 года). К сожалению, встреча не заладилась. Сербия отказалась удовлетворить просьбу о предоставлении дипломатического статуса сотрудникам гуманитарного центра в Нише. В ответ президент России не посчитал нужным предоставить Вучичу скидку в 200 миллионов евро за газ. Шесть недель спустя, 1 декабря, Россия объявила об отказе от проекта газопровода «Южный поток», который должен был поставлять российское топливо в ЕС в обход Украины.

Это решение объясняется в первую очередь отказом Болгарии (под давлением Европейского Союза) дать добро на прокладку отрезка трубопровода по своей территории после выборов 5 октября 2014 года, вернувших во власть лидера правых Бойко Борисова. В Болгарии линия раскола на правых и левых проходит главным образом по энергетическим вопросам, а также отношениям с Россией и США…

…Действительно ли Путин готов продолжить логику конфронтации с Западом вплоть до Юго-Восточной Европы? Высокопоставленное американское руководство придерживается именно такой позиции. Так, заместитель госсекретаря Кристин Уормут заявила в феврале 2015 года на слушаниях в комиссии Конгресса по обороне, что Россия «может сосредоточиться на небольших странах, которые все еще не входят в НАТО, как, например, Черногория, чтобы попытаться создать нестабильность»…

В декабре 2010 года Черногория получила официальный статус страны-кандидата на вступление в ЕС и стремится стать членом НАТО. Её запрос отклонили весной 2014 года: официальной причиной был высокий уровень коррупции и организованной преступности, но, скорее всего, это объясняется широким проникновением московского капитала. Как полагает оппозиционер Небойза Медоевич, «связи с Россией есть у 25—50 черногорских агентов». Речь идет главным образом о бывших офицерах югославской армии, которые в 2006 году вошли в новые вооруженные силы Черногории.

Вопрос вступления Черногории в НАТО будет вновь рассматриваться в ближайшие месяцы, а затем Подгорице нужно будет подтвердить решение на голосовании в парламенте или референдуме…
В нынешней напоминающей холодную войну обстановке, по всей видимости, допускаются любые ходы, если только ты умеешь оставаться полезным для кого-то более сильного…».

самые читаемые за месяц