Красная строка № 26 (332) от 24 июля 2015 года

Где-то ставят памятники… А в Орле чиновники переписывают свои же «отписки»

Два года назад в конце июля в Курске был торжественно открыт памятник местным железнодорожникам, павшим в годы Великой Отечественной войны. Он представляет собой крест — и как дань христианскому символу жертвенности, и как образ четырех направлений железной дороги, пересекающихся в Курске. Вертикальная стела пересекается горизонтальной скульптурной композицией: два встречных паровоза расходятся под аркой с набатным колоколом. На стеле высечены фамилии погибших и названия специальных военных формирований Наркомата путей сообщения СССР. Памятник установлен был по инициативе курского Совета ветеранов Орловско-Курского отделения Московской железной дороги. ОАО «РЖД» и администрация Курской области выделили на эти цели 3,5 миллиона рублей.

А еще есть на вокзале в Курске Зал воинской славы, который вместе с памятником железнодорожникам настолько поразил воображение представителей орловской общественности, что они тоже решили: память о земляках-железнодорожниках и о минувшей войне должна быть увековечена на станции Орел не хуже, чем у соседей.

Но не тут-то было! Единственное, чего удалось добиться орловским ходатаям — это четыре невыразительных стенда на военную тему в здании вокзала. По форме вроде бы все верно, но по существу, как говорил классик, — явное издевательство. По сравнению с Курском — дешевая подачка назойливым орловским ветеранам, забросавшим письмами и администрацию области, и дирекцию железнодорожных вокзалов ОАО «РЖД», и руководство Московской железной дороги.

При губернаторе В. Потомском ответы губернских чиновников на просьбы орловских ветеранов стали и вовсе дежурными и порою бессмысленными. Так, например, еще в апреле прошлого года из областной администрации просителям сообщили: «В настоящее время Управление культуры и архивного дела Орловской области располагает информацией о поддержке открытым акционерным обществом «РЖД — Развитие вокзалов» создания на территории железнодорожного вокзала станции «Орел» «Зала воинской славы» с панно «Орел — город первого салюта» и «Орловская битва». Кроме того, сообщаем, что по результатам состоявшегося… совещания с участием советника генерального директора ОАО «РЖД — Развитие вокзалов» А. И. Виноградова принято решение об установке к празднованию 9 мая текущего года в зале ожидания железнодорожного вокзала станции «Орел» панно «Орел-город первого салюта» и «Орловская битва». (Конец цитаты).

Через год, почти день в день, в апреле 2015 в письме за подписью заместителя председателя правительства Орловской области И. Козина слово в слово повторяется этот абзац из прошлогоднего ответа. И получается, что «подарка» в виде некоего панно следует ожидать теперь к 9 мая 2015 года.

Между тем, четыре стенда к тому времени уже давно «украсили» собой орловский вокзал. Их и назвали Залом воинской славы, компенсировав примитивность решения торжественной церемонией открытия, которая состоялась еще в 2014 году 2 августа — в День железнодорожника. Представители орловской общественности, которые «видели Курск», сочли себя грубо обманутыми.

Истинное положение дел, пожалуй, можно понять из письма вице-президента ОАО «РЖД» М. Акулова, датированного 12 февраля 2015 года: «…Возможность оформления зала воинской славы с установкой монументальных сооружений, аналогичных установленным на железнодорожном вокзале в г. Курске, может быть рассмотрена только в рамках реконструкции вокзала г. Орла при условии включения данных работ в инвестиционную программу ОАО «РЖД». В связи с тяжелой экономической ситуацией вопрос о реконструкции вокзала г. Орла, а также других объектов, отложен». Во всяком случае, честно: денег нет, значит, в ближайшее время ничего существенного не ждите.

Однако в таких случаях, когда федеральные структуры «жмутся», а городам хочется что-то получить, выходит на первый план инициатива региональных властей. Так, кстати, было и в Курске, когда решался вопрос об увековечивании памяти павших железнодорожников. И такие встречные инициативы, как правило, находят отклик со стороны федералов. Но у правительства Орловской области нет ни лишних денег, ни желания что-либо вечное создавать. Поэтому приходиться уповать на милость РЖД — сочтут они возможным удовлетворить просьбы орловской общественности — будет на вокзале полноценный Зал воинской славы, а нет — значит, нет.

Думается, не будет большим преувеличением объяснить причину такой ситуации, в том числе, и «беспочвенностью» нашей областной власти, которую мы наблюдаем последние шесть с половиной лет. Было время, и в Орле создавались такие замечательные архитектурные комплексы, как, например, наша Привокзальная площадь. Но пришли к власти временщики. Где-то ставят оригинальные памятники, а у нас — метелочные чучела.

А между тем история Орловского отделения Московской железной дороги заслуживает внимания и отражения в зримых монументальных образах. Среди работников станции Орел были и патриоты-подпольщики, и выдающиеся организаторы производства. Вот только некоторые факты из военной истории: «Орловское подполье призывало железнодорожников не выходить на работу под предлогом болезни. Врач депо С. В. Дмитров ставил ложные диагнозы и советовал, как заболеть. Паровозные машинисты осуществляли членовредительство и освобождались от работы на фашистов на длительное время. Оккупантам вредили работники всех служб орловского железнодорожного узла.

Стрелочник Алексей Грачев действовал против гитлеровцев вместе со старшим стрелочником пятого поста немцем Эмилем Блеме, который оказался коммунистом. Они хорошо понимали друг друга. Грачев при маневрировании поездов допускал «ошибки» с переводом стрелок, в результате чего были разгромлены три состава с воинскими грузами. Каждый раз, когда над головой Грачева нависала смертельная опасность, Блеме ручался за благонадежность своего помощника.

Алексей Никулин и Владимир Липатов работали сцепщиками. Они при рассортировке по путям вагонов, гружёных боеприпасами и разными военными материалами, использовали тормозные башмаки для сбрасывания вагонов с рельсов.

Особенно активно действовали Н. Зеленин, В. Иванов, И. Котович. Они сожгли на станции Орел-1 большой продоволь­ственный склад и склад, в котором хранились авиационные парашюты, предали огню несколько вагонов с военным обмундированием и снаряжением.

В феврале 1942 года на узле за одну ночь было заморожено сразу семь паровозов. В течение зимы орловские железнодорожники различными путями вывели из строя почти все паровозы, пригнанные оккупантами из Брянска и других станций. Весной немцы вынуждены были доставить в Орел паровозы из Германии. Зимой 1942 года на Привокзальной площади патриоты сожгли большой склад бензина, а в октябре того же года подожгли склад нефти, на которой работала электростанция, питавшая энергией основные службы узла.

Накануне освобождения города частями Советской Армии большинство орловских железнодорожников не вышло на работу. В результате около 50 паровозов осталось на станции, угнать их фашистам не удалось.

15 сентября 1942 года на очередном собрании подпольщиков создали руководящий центр организации Ревком. В его состав вошел, в том числе, и помощник мастера вагонного депо станции Орел С. А. Якунин… Ревком решил при наступлении Красной Армии поднять в городе восстание… Осенью 1942 года в организации насчитывалось уже около 180 человек. Дружину железнодорожников возглавил Сергей Якунин. В ночь на 6 февраля 1943 г. состоялось заседание Ревкома, на котором был разработан и утвержден план вооруженного восстания. Однако в организацию сумел проникнуть провокатор… Активные участники организации были расстреляны.

Диверсии на железнодорожном узле осуществляли Афанасьев, Сотников, Бархоленко, братья Новиковы, Севастьянов, Ерохин. Возглавлял эту группу молодой рабочий-железнодорожник Николай Авицук.
Во время налетов советской авиации подпольщики при помощи ракетницы освещали места сосредоточения воинских эшелонов врага. В ночь на 26 декабря 1942 года ими был сож­жен большой пакгауз с продовольствием и одеждой. В начале марта 1943 года предатель выдал эту группу патриотов. Авицук, Афанасьев, Сотников, Бархоленко, Севастьянов, Ерохин и братья Новиковы были арестованы и судимы военно-полевым судом. Семеро из них были приговорены к расстрелу, а Авицук — к семи годам каторжных работ. Семеро смертников во время налета на город советской авиации сумели бежать из орловской тюрьмы. Несколько их попыток уйти из города и перейти линию фронта или пробраться к партизанам окончились неудачно. Братья Новиковы были убиты гитлеровцами.

Афанасьев, Севастьянов, Бархоленко, Сотников и Ерохин во­зобновили боевые действия в районе станции. В конце апреля 1943 года гитлеровцам удалось выследить и схватить Николая Бархоленко. Он был публично повешен на Привокзальной площади.

Шеф гестапо Кукавка схватил в качестве заложников родственников Владимира Афанасьева, Александра Сотникова и Геннадия Севастьянова. В случае неявки с повинной всем заложникам угрожала смерть. В полдень 22 июня 1943 года отважные патриоты Владимир Афанасьев, Александр Сотников и Геннадий Севастьянов, вооруженные пистолетами, пришли к зданию гестапо. Дождавшись выхода Кукавки, они двумя выстрелами в упор убили его, но сами не смогли скрыться. Они погибли от пуль подоспевших гитлеровцев.
Лишь одному участнику этой группы Ерохину удалось в конце июля выбраться из города и перейти линию фронта. В дни боев за Орел он возвратился в город с одной из первых групп советских разведчиков. Затем он ушел с наступающей Красной Армией на запад. В августе 1944 года Василий Ерохин геройски погиб при освобождении территории советской Латвии». (А. Конев. «Наш край в годы Великой Отечественной войны: люди и события»).

Крылатое чучело в центре Привокзальной площади — это памятник не им, а орловскому беспамятству и обывательщине, проникшей и во властные коридоры. Достойный монумент орловским железнодорожникам мог бы стать связующим элементом всей композиции площади, а полноценный Зал воинской славы в здании вокзала — связующим звеном меду прошлым и будущим. Ведь чем дальше от нас Великая Победа, тем нужнее именно «говорящие» мемориалы, а не формальные стенды и знаки. То, что с полуслова понимали «дети войны», их внукам и правнукам нужно объяснять ярко и доходчиво. И вряд ли стоит экономить на этом. Такая экономия в наш век смерти подобна.

А. Грядунов.

А. Грядунов.

самые читаемые за месяц