Красная строка № 39 (390) от 18 ноября 2016 года

Голыши

Когда кадры ничего не решают

Когда мы были маленькими, нам читали сказки. В том числе — про новое платье короля Г. Х. Андерсена. Помните такую? Ну, там про короля, который повелся на обещания мошенников сшить ему платье из такой ткани, которая якобы обладает чудесным свойством становиться невидимой для всякого человека, сидящего не на своем месте или непроходимо глупого. Обманщики просто раздели короля донага, и он, хоть и видел в зеркале, что гол, побоялся сказать, что не видит платья, поскольку это было бы равнозначно признанию того, что он либо глуп, либо занимает не свое место. И ни один придворный, ни один подданный не признался, что никакого платья нет — все боялись показаться глупцами. И лишь ребенок сказал то, что было очевидно: «А король-то — голый!».

Сказка эта вспомнилась в связи с выборами ректора Орловского государственного аграрного университета, где всё смешалось: амбиции и беспомощность приезжих чиновников, наглость местных кадров, приспособленчество, а на выходе — голыши, которые воображают, будто всех перехитрили. И Бог бы с ними, если бы не было жаль вуза.

Прекрасно! Великолепно!

Итак, что мы имеем? Кандидата от власти Юрия Сидыганова — доктора технических наук, профессора, члена Совета учебно-методического объединения вузов России в области агроинженерного образования, советника губернатора и руководителя департамента сельского хозяйства Орловской области — забраковал Минсельхоз, продемонстрировав таким образом, что ему плевать на нашу новую региональную элиту. Возможно, правильно сделал, но если посмотреть, кто после этого стал главным претендентом, то впору схватиться за голову. Хотя звучит все прекрасно — прямо как в датской сказке.

Начнем с Н. Парахина — куда ж без него, коли вуз носит его имя — бессменного ректора последних двух десятилетий, который «создал», «вложил» и «развил». Последние два года жизни этого великого человека были омрачены тяжелой болезнью, однако университет не был брошен — все тяготы по его управлению взяла на себя правая рука Парахина — первый проректор Татьяна Гуляева. Несмотря на солидный возраст, а ей в этом году уже 64, она успешно продолжила дело своего руководителя. Вместе с главным бухгалтером университета Татьяной Кузнецовой. И вот теперь, когда решается вопрос о назначении нового ректора, и коллектив, и Министерство сельского хозяйства, которое курирует вуз, конечно же, хотели бы видеть в руководстве именно этих людей — продолжателей славных парахинских традиций, которые, безусловно, приведут к дальнейшему процветанию орловского вуза.

Впрочем, «Аттестационная комиссия для проведения аттестации кандидатов на должность руководителя образовательной организации, находящейся в ведении Министерства сельского хозяйства РФ, и руководителя указанной организации» допустила к выборам еще и и. о. проректора по научной работе Сергея Родимцева, а также декана факультета биотехнологии и ветеринарной медицины Владимира Масалова. Так что выборы пройдут демократично, и очевидный выбор будет абсолютно легитимен. В общем, опять как в сказке: платье прекрасно! И даже великолепно!
Это если смотреть на ситуацию глазами «придворных и подданных». А если глазами «ребенка»?

А короли-то…

Во-первых, Гуляевой без нескольких месяцев 65 — предельный возраст для руководителя высшего учебного заведения. Вопрос: зачем и кому она нужна в этой должности, если через год-два нужно будет объявлять новые выборы и искать нового ректора? Во-вторых, она — доктор экономических наук, а сельскохозяйственному вузу, на мой взгляд, больше нужен «сельхозник», который прекрасно разбирается в той отрасли, кадры для которой университет и готовит.

Наконец, есть такие должности, или даже профессии, которые невозможны без моральной составляющей: одно дело, когда украл начальник цеха, другое — если это сделал завкафедрой; берет взятки чиновник средней руки или преподаватель, учитель. Вуз — это ведь не только освоение научных знаний, но и воспитание, формирование нравственных основ людей, которые возглавят те или иные структуры. И вот тут, как говорится, полный абзац.

Начнем с имени. Кому пришла идея назвать основателем орловского аграрного вуза Николая Парахина — Бог весть, и оправданием тому может быть только короткая человеческая память или то обстоятельство, что на официальном сайте университета история вуза расписывается лишь с 1995 года, что, пожалуй, не случайно — какая может быть история ДО Парахина?!.

Между тем открылся этот вуз еще в 1975 году, когда Парахин только перебрался со студенческой скамьи на аспирантскую. Для тех, кто забыл: это был сотый по счету в стране сельскохозяйственный вуз. С инициативой о его создании на Орловщине выступил тогдашний секретарь Орловского обкома партии Федор Мешков. Решение было принято на уровне ЦК КПСС и Совмина. А создавал его, строил, набирал кадры, привлекая лучших ученых со всей страны, его первый ректор — Давид Борисович Дунаевский. В этом смысле Парахин в 1994 году возглавил уже состоявшийся вуз, подготовивший тысячи специалистов сельского хозяйства, ставших учеными, директорами колхозов и совхозов, ведущими агрономами, зоотехниками и т. д.

Есть и другое обстоятельство, которое вызывает недоумение в истории с «наименованием» вуза. Дело в том, что по поводу не в меру бурной деятельности Парахина было проведено немало всевозможных проверок, и он избежал уголовного дела «по сроку давности» — постарались наши доблестные следователи.

Дальше — больше. Татьяна Гуляева, действительно, являлась правой рукой Парахина. Они действовали настолько в связке друг с другом, что их имена стоят рядышком во многих постановлениях об отмене постановлений (извиняюсь за прокурорский оборот речи) об отказе в возбуждении уголовного дела.

Последний документ такого рода подписан, кстати сказать, совсем недавно — 25 августа нынешнего года зампрокурора Советского района С. В. Деминой. Речь в нем идет о составе преступления, предусмотренного ч.1 ст. 286 УК РФ — «Совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства». О «великих свершениях» Гуляевой я расскажу отдельно, а пока, как говорится, пунктирно перечислю ее некоторые заслуги перед вузом, который она теперь хочет возглавить — о них хорошо рассказали профессоры Василий Хромов и Абульфат Джавадов в своем открытом письме, которое еще 25 сентября было опубликовано на сайте «Орелград».

Так, деятельность Т. Гуляевой в качестве первого проректора по учебной работе, оказывается, отметилась отсутствием должного контроля за работой преподавателей — во всяком случае, зафиксирован вал взяточничества в преподавательской среде. Как следует из письма, «за последние 3—4 года органами полиции пойманы за взятки со студентов целый ряд преподавателей: Дубов, Саран, Брыкля, Дружинина, Стражко, Линькова, Грезина, Зиновьева, Сергеева, Кухарева и др.». Пока одних брали с поличным, другие искали работу в менее «великолепных» вузах — «благодаря неграмотному руководству вуз покинули более двадцати докторов наук».

При этом претендент на должность ректора о себе не забывала — нет, не в том смысле, что брала взятки. Она просто хорошо так повысила себе зарплату: ее среднемесячная зарплата выросла до 180 000 рублей. И это на фоне среднемесячной зарплаты по университету в 9580 рублей, по преподавательскому составу — в 15493 рубля, по ставке профессора — в 26274 рубля — такие данные, во всяком случае, сообщил Минсельхоз РФ. К слову, не отстала от «приятельницы» и другая, левая рука Парахина — главбух Кузнецова, которая «довела на данный момент свою зарплату до 170 тысяч рублей», — сообщают авторы открытого письма. Меж тем размер зарплаты ректора, по информации того же Минсельхоза, не должен превышать пятикратный размер средней заработной платы основного персонала учреждения, а средняя зарплата проректоров и главного бухгалтера должна быть на 10—30 процентов ниже зарплаты ректора.

Квартирный вопрос

Вообще в первый раз широкая орловская публика услышала о Гуляевой отнюдь не в связи с научным открытием или там с прекрасными показателями работы вуза. А в связи с квартирным скандалом. Эта дама, проживавшая в комфортной «двушке» на ул. Генерала Родина, 5, вне очереди получила от вуза огромную трехкомнатную квартиру на ул. Салтыкова-Щедрина, 4, при этом еще и как нуждающаяся — продав свою приватизированную двухкомнатную. Несколько лет заявление преподавателей вуза, возмущенных беспардонными действиями руководства, пиналось от одного следователя к другому, пока в возбуждении уголовного дела не было отказано… правильно, «в связи с истечением сроков давности уголовного преследования». Прокуратура Советского района обратилась было в суд с требованием о взыскании суммы необоснованного обогащения более чем на 1 млн. рублей, но суд отказал: пропущен… срок исковой давности.

Прокуратура Орловской области установила также, что Гуляева получила от вуза и еще одну, двухкомнатную, квартиру — по ул. Новикова, 13. И сегодня в Следственном отделе особо важных дел СК РФ находится материал данной проверки — на предмет, не просматриваются ли в нем «признаки мошенничества», совершенного лицом с использованием своего служебного положения, в крупном размере. Тем временем «доктора наук А. Козлов, В. Докальская, В. Хромов, кандидаты наук А. Череповский, Л. Кокина, Е. Золотарева, Н. Малахова и другие ждут своих квартир уже около двадцати лет», — пишут авторы письма.

Где деньги, Татьяна?

Не меньшее удивление вызывает другое решение руководства вуза. «Правоохранительные органы еще не закончили проверку в отношении администрации ОрелГАУ по автостоянке (ул. Жадова, 2) и о коммерческом использовании федеральной земли, находящейся в ОрелГАУ на праве пользования. 1 декабря 2006 г. Гуляева Т. И. подписала договор (без соответствующего решения ТУ Росимущества. — «КС».) о передаче земельного участка площадью 3962,53 кв. м в аренду под автостоянку… чем нанесла ущерб государству около 4 млн. рублей».

Или вот, к примеру, еще одно странное решение — имея штатного юриста, Гуляева предпочитает пользоваться услугами сторонних адвокатов. В результате «переплачены» миллионы рублей, хотя штатный юрист в своих показаниях правоохранительным органам признается, что мог бы представлять вуз по всем судебным тяжбам, и при этом его зарплата ниже, чем вознаграждения адвокатам.

…Не хочется больше продолжать. Грустно. Горько оттого, что коллектив ОГАУ со всем смирился. Грустно, что наша власть столь беспомощна. Печально, что наши правоохранительные органы столь ведомы. И хочется задать несколько вопросов тем, от кого зависело (или еще зависит?), что получит Орловский аграрный университет в результате этих постыдных выборов — тупик или развитие? Какую ответственность за явный провал в работе понесут «кураторы от власти» — заместители губернатора Ступин и Бутусов: первый как руководитель образовательного блока, второй — как лицо, заинтересованное в профессиональной подготовке кадров для села? Какова позиция по этой проблеме Совета ректоров? Что власть скажет родителям, студентам и преподавателям, если уголовные дела все же состоятся? И почему, черт возьми, нельзя было найти достойного молодого академика, который бы смог сделать из этого вуза конфетку, возможно, объединив практику Плодово-ягодной станции и университетскую теорию? Или хотя бы поддержать наиболее достойных кандидатов? Неловко от всего этого. И некому руку подать…

Семён Макарский.

самые читаемые за месяц