Красная строка № 20 (371) от 3 июня 2016 года

Господин архитектор

Штрихи к портрету в зеркале событий или 50 оттенков белого

8c253c1fc9b855aeb3d09b481cb3b54a

В 2014 году к нам приехал губернаторский «подарок»: невысокого роста мужчина с благородной сединой и породистым носом. Ваагн Ваникович Вермишян. Новый главный архитектор Орловской области.

«Доктор архитектуры»

Скромность не оказалась его главным качеством. При знакомстве он подчеркивал: был «главным» уже в 24 года — «главным архитектором Степанавана, который восстанавливал из руин после землетрясения». «Доктор архитектуры». «Разработчик градостроительных концепций в Объединенных Арабских Эмиратах и Судане». В Россию перебрался в 1990 году.

Доверчивые орловцы, и журналисты в том числе, только рты открывали и ловили каждое движение мысли губернаторского подарка. Еще бы! Такой человечище — и в провинциальном Орле, где просто исстрадались без главного архитектора.

Со временем орловцы отрезвели. Ну, в самом деле, подумаешь, главный архитектор Степанавана — городка численностью в 23 тысячи человек (в 2010 году). Это как если бы он был главным архитектором Кромского района — там как раз проживает порядка 21 тысячи. То есть даже на Мценск «не тянет». Что касается «доктора архитектуры», то досужие правозащитники выяснили, что такого ученого звания на Руси-матушке вообще не существует. «Попытки выяснить, где и когда орловский архитектурный начальник защищал кандидатскую и докторскую диссертации, приводят к неожиданному выводу: кандидатской диссертации уважаемый… не защищал, а стал сразу доктором. В смысле, не врачом, а доктором архитектуры и строительной науки. Это несколько экзотичное для уха российских учёных звание присвоила ему то ли International Academy of Sciences and Arts, то ли Academy of Arts and Sciences, а может даже International Academy of Architecture, словом, «одна из многочисленных общественных организаций, с лёгкостью раздающих любые звания, титулы и награды», — проинформировал излишне доверчивых «Гражданский форум».

Что касается самого крутого для провинциалов проекта — градостроительной концепции аж целых государств (ОАЭ и Судан — все-таки не Кромской район), то так информация была преподнесена только Орлу. «Собеседнику Армении» в 2013 году велеречивый Вермишян, рассказывая о проекте в Судане, употреблял исключительно местоимения «мы» и «нам». Злые языки сегодня шепчут: у Ваагна Ваниковича нет ни одного авторского проекта. Или у Ваагна Ваники нет ни одного авторского проекта. Вот тут точно неразбериха — интернет по запросу на это доброе армянское имя выдает информацию об участии в ряде фирм и фирмочек несколько иного, чем в Орле, человека: Вермишяна Ваагна Ваники. Конечно, проще всего было бы посмотреть, как написано в паспорте. Да вот беда: местные СМИ и блогеры утверждают, что у «доктора»… нет российского паспорта. Якобы есть только армянский и словенский (Словения). А туда заглядывать нечего: все равно не по-русски написано. Впрочем, к этой теме мы вернемся чуть позже.

Кто кому служит?

Всё это — лишь штрихи к заявленной в подзаголовке попытке написать портрет. Главное — дела. Начнем с начала, с 2014 года. Вот что обещал «подарок» орловцам по приезду: создать службу главного архитектора; разработать грамотную транспортную схему; по максимуму сократить сроки рассмотрения заявлений от граждан и застройщиков; сделать Орел городом мира, а ул. Ленина — самой красивой улицей в мире; привлечь инвестиции в архитектуру, поскольку «в мире очень много денег, которые ждут своего вложения». Всё это он изложил в интервью «Аргументам и фактам».

Прошло два года. Для кого-то — не срок. Но не для «архитектора мира». Во всяком случае, перед читателями газеты «Красная строка» в октябре прошлого года Вермишян красовался: «…Для меня это не впервой. Мне приходилось наводить порядок, скажем, в Республике Судан, где дела обстояли гораздо хуже. Поверьте, за два года пребывания в Судане я сумел в градостроительной сфере много сделать, систематизировать, регламентировать и создать достаточную документальную базу для дальнейшей работы… При этом еще поучаствовал в налаживании дружественных отношений между Суданом и нашей страной». Так что не будем снисходительными.

Итак, служба главного архитектора. Создана? Да ничего подобного! Создано Управление градостроительства, архитектуры и землеустройства. Возглавляет его отнюдь не Вермишян, а питерский архитектор Юрий Кириенков. Разве что последний состоит на «службе у главного архитектора» неформально. Но есть сомнения. Поскольку главный архитектор Орловской области — должность даже не государственная, а техническая. Ну, как должность менеджера, секретаря, уборщицы. А менеджер или уборщица «государевыми людьми» всё же командовать не может. Даже если очень хочет.

На самом деле тут Вермишян не виноват. Просто государ­ственные должности, по российскому законодательству, может занимать только гражданин РФ. А без нашего паспорта — лишь технические. Конечно, если ты патриот России, можно сменить гражданство — вон француз Жерар Депардье не погнушался, и американец Рой Джонс, и другие известные в мире люди… Ну да каждому — своё. Правда, в нашем конкретном случае всё не так просто. Если уборщице для мытья полов не нужны документы, имеющие грифы «секретно», то для главного архитектора области они просто необходимы: надо знать карты, схемы водо— и газопроводов, связи и т. д. — иначе как он будет одобрять или не одобрять строительные проекты?! И он с ними знакомится. Изучает. А, между прочим, Словения — член НАТО.

Нет, никакой шпиономании. Просто всё должно быть по закону.

Ну да вернемся к обещаниям. Что у нас там под вторым номером? Разработка грамотной транспортной схемы. Кто-нибудь её в глаза видел?

Под номером три — сокращение сроков рассмотрения заявлений. В реале — сократились не сроки, а темпы строитель­ства и ввода жилья в эксплуатацию. Вспомним, что писал «Коммерсантъ» в марте прошлого года: «Объемы ввода в строй жилья в первые месяцы 2015 года в Орле резко снизились. За январь удалось сдать в эксплуатацию лишь 3,2 тысячи квадратных метров жилья, что в 6,3 раза меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Одной из главных причин такого провала является то, что застройщики Орла вот уже третий месяц не могут получить разрешения на строительство…

Застройщики отмечают, что… Ваагн Вермишян, в частности, требует внесения изменений в проекты новых домов. По мнению главного архитектора региона, они в обязательном порядке должны иметь в своем составе подземные парковки. Строительные организации Орла отмечают, что это приведет к повышению стоимости квадратного метра в новостройках на 5–7 тысяч рублей, а, следовательно, и к снижению спроса».
При этом недавно в интервью «Kavnews» Ваагн Ваникович «пушистился»: «У меня нет задачи переломить через колено…Потом люди поняли, что я пришел, чтобы свежим взглядом посоветовать, как улучшить качество того, что производят, и привести город в иное качество».

Признаем: идея подземных парковок провалилась. Осталось ощущение, что всё было затеяно именно для того, чтобы переломить через колено и показать, кто теперь в области хозяин…

Наконец, добрались до «улицы мира». Тут в двух словах не скажешь, двумя мазками не раскрасишь. Требуется отдельная глава.

Спуститься бы
с неба на землю…

Итак, проект. Он есть. Даже не так — их много.

Вот как увидел нашу старинную улицу Болховскую (Ленина) «архитектор мира» — цитирую его интервью «Красной строке»:
«Как пешеходная зона улица им. Ленина сделана с ошибками. Ее средняя часть, к примеру, используется под газон. На пешеходных улицах такие вещи не делают. Мы разделили ее на три части, три модуля. …Ширина каждого модуля… 9 метров. Рядом со зданиями предусмотрены девятиметровые террасы, которые можно использовать под кафе и рестораны, выносить туда кресла, столики. Средняя часть — транспортно-пешеходная. Транспортная в том смысле, что здесь могут проезжать машины обслуживания, пожарная техника, мусоровозы и всё остальное. Образуются четыре плоскости, четыре площади. Центральная — напротив кинотеатра «Победа», чуть выше — еще одна. Эти площадки — с фонтанами. На одной из площадок мы хотим поставить стилизованный памятник трамваю. Его можно использовать и под маленькое кафе. В общем, наша цель — сделать так, чтобы эта улица жила. Сегодня она в полумертвом состоянии…

— Цена вопроса?

— По предварительной оценке, где-то порядка 200 млн. рублей… Главное — начать думать, деньги найдутся. Срок выполнения… Площадь — всего 15 тыс. кв. метров. В хорошие времена такую работу делали за пару месяцев».

Нет, шапкозакидательство — не только русская черта, оказывается…

Положа руку на сердце: и что в этом проекте «мирового»? Ну, будет три части улицы. Ну, оформятся террасы. Ну, фонтан с трамваем. И что? На основании чего ЭТО может «войти в каталоги мировой архитектуры», — как было заявлено? Вот церковь Михаила Архангела в створе улицы Ленина — это круто, необычно, интересно, и все гости города ахают от восторга. Но это сделал не Вермишян. Это наши предки два века назад придумали. И брусчатку они же положили. Остатки которой, как позже выяснилось, наш «доктор архитектуры» задумал переложить.

«Революционная» идея стала последней каплей терпения горожан, они вышли на пикет «Руки прочь от брусчатки!» и стали собирать подписи за отставку главного архитектора региона. «Иллюзии кончились, красивые слова — пустышки», — написал в своем блоге член Союза дизайнеров России Виктор Панков.
Нет, не чувствует Вермишян наш город, хоть и говорит прямо противоположное. И люди ему, похоже, только мешают — вот выдержка из интервью архитектора «Орелграду»:
«Вопрос: А как насчёт учёта мнения горожан? По улице Ленина ни публичных слушаний, ни общественной экспертизы не было. Люди даже эскизного проекта до сих пор во всех подробностях не видели. Только фрагменты. Это вообще неправильно. Такие проекты нужно выносить на всенародное обсуждение задолго до их реализации.
Ответ: …Если люди не будут доверять профессионалам, то движения вперёд не будет».

А как доверять, если всё — вопреки? При этом Ваагн Ваникович, ничтоже сумняшеся, повторяет: «Я думаю, горожане будут рады!».

Зачем Орлу
«окно в Европу»?

Позиция главного архитектора по реконструкции улицы Ленина — не единственная, которая вызвала недоумение. Вот, к примеру, крик души орловца, пишущего под ником «Кожа головы» (орфография и пунктуация сохранены): «Уважаемый Ваагн Ваники Вермишьян, поясните пожалуйста, каким образом шалман мр. Митт по ул. Салтыкова-Щедрина в г. Орле, Россия (напротив поликлиники УВД, рядом с трактиром «Пельменовъ») был, был сначала самовольной постройкой, а потом ррраз и резко узаконился? Злые языки говорят, что цена вопроса — 300 000 «буратин». Развейте, пожалуйста, все сомнения! В том числе и про противопожарный разрыв до соседних зданий (который там почему-то практически отсутствует, что ввергает моих знакомых МЧСников в откровенное недоумение, граничащее с легким шоком)».

О памятнике И. Х. Баграмяну даже писать не буду — «Красная строка» в прошлом номере описала весь этот архитектурный и человеческий ужас.

А вот другая грань «архитектора мира» — самомнение. Телекамера записала, как высокомерно, но абсолютно бездоказательно Вермишян, будучи свидетелем в суде по иску прокуратуры к ООО «Славутич» (речь идет об оспаривании права на пристройку к Торговым рядам), отвечает на вопросы представителя ответчика и суда:
«— На основании какой документации сделаны ваши выводы?
— На основании моих знаний, которых у меня достаточно.
— Я спрашиваю, на основании какой технической документации вы сделали вывод, что здание является объектом капитального строения?
Судья — за Вермишяна: «Я поясню — на основании знаний без технической документации».
— Как вы характеризуете легкие конструкции?
— Ваша честь, я не привык отвечать на глупые вопросы.
— Вы отказываетесь отвечать?
— Я считаю это оскорблением моего интеллекта…».

Так и хочется продолжить: Мы, Наше Величество… Представляю, как «легко» решать вопросы с главным архитектором нашим строителям. Это вам не закон исполнять — это прочув­ствовать «интеллект», да ещё умудриться не оскорбить его лишним вопросом…

В этом смысле показательна и история с обсуждением эскиза «итальянских галерей», что задумали поставить перед Александровским мостом, — его главный архитектор представлял на Градостроительном совете области.
Галереи «должны с двух сторон обрамлять вход на Александровский мост со стороны площади Ермолова и стилевым решением напоминать орловцам о далекой благословенной Италии: белый камень, колонны, арки, античные статуи», — информирует газета «Орловская среда». Простой вопрос: зачем они там нужны? Вот — Николай Лесков, рядом — десяток персонажей его произведений, напротив — конная статуя с А. П. Ермоловым, шесть бюстов известных орловцев. И без того каша трудноусваеваемая!

Член Международной ассоциации Союза дизайнеров Елена Шаренкова выразилась изящнее — дескать, будет ли гармонировать соседство «холодных античных скульптур» с бронзовыми скульптурными группами, составляющими ансамбль памятника Лескову? На что получила прямо в лоб: «Эти мультяшные персонажи рядом с Лесковым с точки зрения художественной ценности — спорный вопрос. — Да, я уважаю… Но все-таки хотелось бы что-нибудь такого — на мировом уровне все это смотрелось и оценивалось. Не просто там дети пришли из детского сада и запомнили вот эту блоху и других персонажей. Архитектура должна быть лаконичной и немногословной, когда начинает болтать много, то перестает быть архитектурой или вообще искусством» (цитата с сайта «Вечерний Орел»).

Вообще-то, минуточку, за памятник Н. С. Лескову его авторы получили Государственную премию СССР. Когда заявление главного архитектора разнесли местные СМИ, пришлось объясняться — дескать, приведенная цитата вырвана из контекста, а он, Вермишян, на самом деле с огромным уважением относится и к Лескову, и к памятнику, и к исторической памяти Орла.

Но от своего «архитектурного» вывода не отказался: «В существующих условиях возможно размещение еще десятков архитектурных форм без перенасыщения площади. Реализация предложенного проекта позволит преобразить территорию в лучшую сторону».

А, может, не надо в лучшую? Может, старые кварталы провинциального Орла не трогать? Какая античность, если нам всего 450 лет?! И на кой ляд там колонны с, прости Господи, бабами, если они могут испоганить вид на церковь Михаила Архангела с ул. Ленина? Какое вообще отношение имеет болховский тракт к Италии? Или г-н Вермишян не читал нашей истории?

К слову сказать, не удивлюсь, если и так. Во всяком случае, ни в местных библиотеках, ни в музеях он не примелькался.

А хочется Италии — есть вам: на ул. Горького стоит обшарпанное, но по-прежнему красивое здание католического костела. Пожалуйста, реставрируйте, не хотите молиться — организуйте там торговлю — всё ж лучше, чем смотреть, как оно разрушается. Или об этом главный архитектор и не знает? Или главное — вообще другое? Как написал один из читателей «Орелграда», «на самом деле объект представляет из себя достаточно крупный торговый центр, который займёт половину сквера Маяковского и приличный кусок территории отдыха с противоположной стороны от моста. Галереей его назвали лишь потому, что в зоне парков и скверов крупные торговые центры строить нельзя, а выставочные залы можно». Какая тень на портрет!

«Белая ворона»

Когда Ваагн Вермишян только приехал на Орловщину, он посетовал: «Я проанализировал: сегодня в этой сфере (градостроительной. — Авт.) у нас работает порядка 130 человек, однако архитектурное образование имеют не более полутора десятков». Спустя год в интервью кавказскому сайту он заявил: «Ранее была хаотическая ситуация: из более 200 человек градостроителей профессиональное образование имели всего 12». Чувствуете, как враз выросла собственная значимость? Правда, он нигде не указывает, сколько ж теперь на Орловщине дипломированных специалистов. Между тем, главный архитектор, судя по всему, избегает профессионального сообщества. И боится общественности.

«Сейчас фактически нет градостроительного Совета. Архитекторы на нём по приглашению и в разительном меньшинстве, — отмечает краевед, член Общественного совета по сохранению исторического наследия орловского края Виктор Антонов. — Главному архитектору предоставлено право ставить памятники, какие думает нужным, сносить, что считает ненужным, строить и благоустраивать, как предполагает, и вообще считать, что все задаваемые жителями города вопросы унижают его профессиональное достоинство…». А может, Вермишян просто боится вести диалог с профессионалами?

Возникает и другой вопрос. Помните, с чего я начал материал? С упоминания о том, что свою деятельность как архитектора Ваагн Вермишян начал с восстановления Степанавана после землетрясения. Мне кажется, это очень повлияло на формирование его как архитектора. Ведь одно дело — строить заново, и совсем другое — реставрировать, вписывать здания и сооружения в уже сложившийся город. Складывается впечатление, что он просто не умеет работать с имеющейся застройкой. Это заметил и Виктор Антонов: «В пустыне проще проектировать. Там такое можно забабахать.. Ух! А… у нас не пустыня, а город, который стоит 450 лет!».

Вот беда-то…

И напоследок. Ваагн Вермишян зачем-то рассказывает своим соплеменникам, что в Орле его называют белой вороной, хотя это не так. Я сначала удивился — зачем ему это? Лишний раз самоутвердиться? Потом прочел, что он вообще любит белый цвет: «У меня дома белые стены, двери, все белое».

Между тем психологи полагают, что предпочтение белого может быть связано с низким уровнем энергии, или ее потерей, негативным отношением к своим телесным, инстинктивным проявлениям. Как говорится в одной умной книжке, в целом любовь к белому цвету говорит о том, что личность склонна к реакции избегания, что в человеке растет желание освободиться от тягостных связей или обстоятельств, «очиститься», «отбелиться».

Последнее — даже не штрих к портрету. Так, размышления вслух…

Выводов не будет. Думаю, читатели их сделают сами. Да и жизнь продолжается — после юбилея грядут новые архитектурные скандалы — с «галереей», с проектом бизнес-центра на Гостиной, 1, со строительством многоквартирных домов АИЖК, с проектом обустройства ул. Васильевской — да мало ли что придумается «архитектором мира», если, конечно, не сработает «реакция избегания». А вот тут правоохранительным и надзорным органам можно было б и постараться…

Артемий Городничев.

самые читаемые за месяц