Красная строка № 19 (455) от 13 июля 2018 года

Грань будущего

Из опыта обществоведческого предвидения

Приближающееся 125-летие со дня рождения Владимира Маяковского и последующее 140-летие Альберта Эйнштейна, безусловно, ещё будут отмечены профессиональным анализом их выдающегося вклада в мировую цивилизацию. Но поскольку заслуги гениев всегда многогранны, хотелось бы остановиться на участии этих двух титанов интеллектуального труда в публикациях социально-экономических предвидений.

Обществоведческие предвидения являются заблаговременными оценками конкретных событий, которые с высокой вероятностью может ожидать общество в определённой перспективе. Они расширяют человечеству кругозор проблемного видения и позволяют, в частности, выбирать предпочтительные направления развития народного хозяйства — как в части воспроизводства рабочей силы и средств труда, так и в том, что касается совершенствования организации процессов производства, обмена, распределения и потребления.

Предвидения — продукт напряженного труда, и в этом отношении принципиально отличаются от легкомысленных пророчеств, которые претендуют на видение грядущей динамики общественного воспроизводства в неоднозначных, а потому почти ни к чему не обязывающих малосодержательных определениях.

Например, в форме абстрактного утверждения, что «в будущем всё будет хорошо», без уточнения — каким конкретно группам населения и когда «будет хорошо», в чём это «хорошо» выразится. Или — не менее благостное обещание «достойного» уровня зарплаты и качества жизни без расшифровки понятия «достойного уровня».

В отличие от пророчеств предвидения — продукт более высоких нравственных обязательств и интеллекта, обогащённого большим запасом знаний, умений и развитой интуицией.
Вспомним эмоционально представленное с заблаговременностью более двух лет предвидение Владимира Маяковского: «Где глаз людей обрывается куцый, главой голодных орд, в терновом венце революций грядет шестнадцатый год».

Написано в конце 1914 года, когда не он один видел, что последствия столыпинских реформ, умноженные алчностью зачинателей мировой войны, чреваты социальным взрывом. Но взгляд юного поэта сумел обнаружить другим неведомое — несколько революций за один год. При этом ошибся автор в сроках начала первой из этих революций (февральской) всего на несколько месяцев.

Скорее всего, данное озарение было далеко не случайным. Оно явилось молодому поэту, не просто одарённому богатым воображением, но уже с 14 лет читавшему Гегеля и Маркса, ленинские «Две тактики». В 15 лет — член РСДПР (большевиков), пропагандист у булочников, сапожников, типографских рабочих. Три ареста, в том числе 11 месяцев в одиночной камере Бутырской тюрьмы. В итоге, по его словам, если «вытряхнуть прочитанное.., останется Марксистский метод».

Поэтому нет ничего удивительного, что в сочетании марксистского метода с богатой интуицией позднее из-под пера В. Маяковского, посетившего Америку в 1925 году, родилось ещё одно интересное предвидение: «Может статься, что США сообща станут последними вооруженными защитниками безнадежного буржуазного дела».

Заметим, что это было написано в то время, когда по объёму ВВП США ещё заметно уступали показателям Британской империи и были далеки от того абсолютного преимущества в финансовой и военной мощи, которыми они располагают в настоящее время.

А теперь обратимся к опыту научного обществоведческого предвидения, продемонстрированного великим физиком Альбертом Эйнштейном в статье «Почему социализм?». Здесь — никаких эмоций. Только последовательное изложение объективных тенденций динамики общественного прогресса с логичным выводом о грядущей трансформации системы жизнеустройства общества.

Вот как это представлено в работе, опубликованной в мае 1949 года не марксистом: «Частному капиталу свойственна тенденция к концентрации в руках немногих. Это связано отчасти с конкуренцией между капиталистами, отчасти потому, что техническое развитие и углубляющееся разделение труда способствуют формированию всё более крупных производственных единиц за счет меньших. В результате этих процессов появляется капиталистическая олигархия, чью чудовищную власть демократически организованное общество не может эффективно ограничивать… Стремление к прибыли, в сочетании с конкуренцией между отдельными капиталистами, порождает нестабильность в накоплении и использовании капитала, что приводит к тяжелым депрессиям…

Я убеждён, что есть только один способ избавиться от этих ужасных зол, а именно путём создания социалистической экономики с соответствующей ей системой образования, которая была бы направлена на достижение общественных целей. В такой экономике средства производства принадлежат всему обществу и используются по плану».

После публикации данного предвидения прошло 30 лет, и время показало, что А. Эйнштейн не ошибся — на путях «создания социалистической экономики с соответствующей ей системой образования» СССР действительно продемонстрировал преимущества отказа от частной собственности в пользу общественно организованной плановой экономики.

Так, если в 1948 году удельный вес СССР в мировом ВВП составлял 9,9%, то к 1978 году, за счёт опережающих темпов роста экономики, он повысился до 11,6%.

Если в 1948 году численность населения СССР в отношении к странам Западной Европы составляла 61%, то в 1978 году, на основе благоприятных условий расширенного воспроизводства населения, данный показатель увеличился до 73%.

Соответственно, время показало, что достаточно было вернуть страну на капиталистический путь развития, как вывод А. Эйнштейна о негативных последствиях формирования олигархии и развития конкуренции между отечественными производителями — подтвердился тяжёлой депрессией. Поэтому к 2016 году совокупная доля республик бывшего СССР в мировом ВВП опустилась примерно до 7%. И самое трагичное — начался демографический кризис, равного которому данная территория не знала в последние 750 лет.

Обратим внимание: при единстве конечных выводов о неизбежности устранения буржуазного способа производства предвидения В. Маяковского и А. Эйнштейна специфично дополняют друг друга в оценке перспектив развития мировой цивилизации.

С одной стороны, в предвидении В. Маяковского, на уровне догадки, представлено смелое предположение, что последним защитником капитализма станут конкретно США, но для проверки его на оправдываемость потребуется ещё немало времени. Что же касается предвидения А. Эйнштейна, то в нём нет догадок. Дано лишь научное обоснование — почему общественный прогресс требует раскрепощения общества от гнёта олигархического капитала.

Важно, что этот научный подход позволил А. Эйнштейну пойти дальше и дать ещё одно конкретное, перспективно значимое предупреждение: «Плановая экономика это ещё не социализм… Построение социализма требует решения исключительно сложных социально-политических проблем… — как обеспечить свободу прав личности, а с ними и демократический противовес власти бюрократии».

Сегодня мы можем констатировать, что успешность предвидения А. Эйнштейном опасности для судеб социализма укрепления власти бюрократии на примере СССР уже вполне подтвердилась. Именно советская бюрократия, плодившая свои привилегии на отчуждении трудящегося люда от управления производством и распределением общественного богатства, в канун «лихих 90-х» парализовала общественные силы, объективно заинтересованные в защите завоеваний недостроенного социализма.

Этот факт отступления от чувственно воспринимавшейся В. Маяковским и обоснованной А. Эйнштейном общей тенденции развития мировой цивилизации в направлении социалистического переустройства общества следует рассматривать в качестве конкретной иллюстрации того, что общественный прогресс, подчиняясь всеобщему закону цикличности воспроизводства, осуществляется не равномерно, а с периодической сменой «приливов» и «отливов». Так, в 13 веке раннефеодальная Киевская Русь временно оказалась в тисках полурабовладельческих отношений; в 19 веке реставрация Бурбонов во Франции означала частичный возврат от капиталистических к феодальным поземельным отношениям.

Аналогично, цикличность общественного прогресса демонстрирует и переходный период от капитализма к социализму. В этой связи в качестве первого мощного «прилива» можно признать период, начало которому положила Октябрьская революция в России. Он продолжался до 1940 года, когда впервые в своей тысячелетней истории страна вышла на третье место в мире по объёму ВВП (после США и Британской империи).

Затем последовало временное движение мировой цивилизации вспять, с использованием фашистских методов торможения общественного прогресса. И это продолжалось до того, пока не произошел радикальный перелом в ходе второй мировой войны, в пользу антифашистской коалиции.

И снова «прилив» общественного прогресса в течение примерно 40 лет, сопровождавшийся созданием мощного социалистического лагеря, параллельным распадом колониальной системы империализма, существенной социализацией образования, здравоохранения, пенсионного обеспечения и даже трудовых отношений в наиболее развитых капиталистических странах.

И опять — сначала примерно двадцатилетний «отлив» под прессом растущего бюрократизма в странах социалистического содружества, а затем и «прилив» в динамике мировой цивилизации, основным мотором которой стал Китай, демонстрирующий на базе общественной собственности и плановой экономики — почти в три раза более высокие темпы общественного прогресса, чем развитые капиталистические страны.

Напомним, что в своё время перелом в переходе от первобытного общинного к рабовладельческому способу производства потребовал не менее трёх тысяч лет, от рабовладения к феодализму — примерно тысячу лет, от феодализма к торжеству капитализма — около 300 лет.

Очевидно, что переживаемый ныне период смены капиталистической цивилизации на более совершенную систему общественных отношений — будет соответственно короче.
Как развивается этот переходный процесс в показателях ВВП за последние 100 лет, можно судить по данным таблицы 1.

Следует ожидать, что уже в ближайшее время очередной, устойчиво повторяющийся через 8—12 лет циклический кризис капиталистической конъюнктуры, подобный кризисам 1991, 2001, 2008—2009 гг., ускорит те преобразования в системе мирохозяйственных социально-экономических отношений, неизбежность которых по-своему предвидели мудрый поэт В. Маяковский и гениальный физик А. Эйнштейн.

Эта тенденция отражена в прогнозе на 2025 год, представленном в выше приведённой таблице.
Что в таком случае предстоит пережить России, и в какой мере на её будущее могут повлиять различные варианты выбора курса социально-экономической политики федерального уровня — проблема, требующая особого исследования. Причём исследования, осложняемого необходимостью учёта динамики субъективных факторов общественного воспроизводства. Включая анализ вероятных вариантов влияния данных факторов на уровне международных отношений. В любом случае в рамках вероятных перемен выбор за нами. Вот почему важно, что и как мы делаем сегодня и какую основу закладываем на будущее. Хотелось, чтобы кандидаты на пост губернатора области чётко обозначили свою позицию по обозначенной проблеме. А также своё видение путей достижения тех обещаний, на которые они не скупятся.

И. Загайтов,
д. э. н., профессор,
Н. Турищев,
к. э. н.

Лента новостей

самые читаемые за месяц