Красная строка № 29 (380) от 2 сентября 2016 года

«Хлестаковщина» губернатора Потомского

NMECCLcn7jNtNhcGTbd57yuYG

8 августа в центре Орла прошёл необычный митинг. Людей, несмотря на тёплый летний вечер, когда можно было бы заняться другими делами, было довольно много (около тысячи человек). И обсуждались не грядущие выборы. Неравнодушные граждане самым живейшим образом воспринимали всё, что говорилось с трибуны о «провальной кадровой и финансовой политике губернатора Потомского» (именно так звучала заявленная организаторами тема). А главным организатором мероприятия был депутат Орловского городского Совета народных депутатов IV созыва Андрей РОСЛОВ.

Человек он в Орле и области довольно известный. Будучи членом фракции КПРФ, он стал секретарём антикоррупционной комиссии горсовета, которая с первых дней своего существования поставила такую высокую планку и начала такие основательные расследования, что депутаты предпочли её по-тихому упразднить. А Рослов остался. И, будучи юристом по профессии и коммунистом по убеждениям, стал с помощью верных соратников продолжать начатое дело. И оно принесло свои плоды: сегодня и мнение, и оценки Андрея Рослова являются важными и значимыми для тысяч орловчан. Об этом свидетельствует и единогласно принятая митингом «рословская» резолюция, и начавшийся сбор подписей под петицией за отставку губернатора Вадима Потомского, которая будет направлена президенту.
Именно поэтому мы решили предоставить слово Андрею Николаевичу Рослову, чтобы услышать об орловских проблемах из первых рук…

Как Потомский хвастался тем,
что его «заказывал» сам Кумарин

Чтобы никто меня не пытался встраивать в какие-то схемы, скажу сразу: решение организовать митинг против провальной политики губернатора Потомского и сбор подписей за его отставку — было исключительно моё. Оно реально было выстрадано. Я родился в Орле, всю жизнь прожил в Орле. Это мой город. Здесь живут мои дети, здесь живут мои внуки, и с Орлом связана вся моя жизнь. Поэтому сейчас просто смотреть, созерцать и иногда комментировать действия губернатора и его команды в соцсетях мне показалось недостаточным. Достижение точки кипения, точки высочайшего напряжения, которое сегодня наблюдается в регионе, заставило меня принять такого рода решение.

Я для себя решил, что нужно выходить к людям, озвучивать те темы, которые переживает каждый орловчанин, которые затрагивают каждую орловскую семью. Вот так родилась идея организовать митинг протеста. Ещё меня подвигло то, что господин Потомский, будучи каким-то волшебным образом помещён в губернаторское кресло (об этом разговор особый), не представляет собой руководителя даже близко необходимого масштаба. Уровень IQ этого человека, совокупность поведенческих моментов — это уровень семилетки, не более того. Мышление, с моей точки зрения, не только не государственное, а просто патологическое: фантазёрство, откровенная ложь, самолюбование и, что задевает каждого орловца, абсолютно «братковское», из девяностых, исключительно пренебрежительное отношение к гражданам.

То, что Вадим Потомский гордится своим общением с некоторыми лидерами криминального мира и считает его одним из важнейших личных достижений, я понял не только из телепередач и статей в СМИ. Однажды, будучи ещё врио губернатора, он пригласил нас с мэром Орла Сергеем Ступиным к себе. Принял, правда, не сразу, а часа через три после назначенного времени. Начал разговор со странной темы. По чему-то постоянно поглядывая на меня и интересуясь, как я его понял, он в течение 20 минут рассказывал о своём прошлом.

Своими «достижениями» на этой ниве он считал то, что «героически» выдержал два «заказа» на него со стороны «ночного губернатора» Санкт-Петербурга Барсукова-Кумарина, хвастал, что обе попытки его уничтожения были неудачными. Рассказывал про то, как «посадил» какого-то «Лёшу-адвоката». Я смотрел на него и думал: ну дитя неразумное какое-то. Но дети танцуют или, стоя на стуле, читают стихи. Потомскому же было необходимо похвастаться тем, что он считал для себя важным.

Я понимаю, где-то в бане, за рюмкой водки, такой рассказ, возможно, был бы уместен. Но в кабинете главы региона, в присутствии мэра города и своего первого заместителя Потомский 20 минут гордо рассказывал о том, что происходило в те времена, когда сам он не был ни политиком, ни депутатом. И скорее всего, врал. Если Кумарин кого-то «заказывал», то в Питере не промахивались. Интересно, что сказал бы о Потомском сам «ночной губернатор»? Когда Вадим Владимирович мне всё это рассказал, его внутренний мир стал мне полностью понятен. И диагноз тоже: гипертрофированное желание показать свою значимость на фактах, которые об этой самой значимости не говорят…

Все 1200 членов правительства
Орловской области…

Как любой нормальный человек, я больше всего доверяю своему личному опыту, той информации, которую получаю непосредственно из её источника. Скажу вам, уважаемые читатели, что цену обещаниям и фантазиям Вадима Потомского я понял уже после первой встречи с ним, когда меня пригласили «познакомиться». Дело было два года назад, и у меня тогда была конфликтная ситуация в школе №30, где я работал директором и откуда меня четыре раза пытались уволить (восстанавливали только суд). Последний раз уволили через три дня после избрания депутатом горсовета. Господин Потомский тут же пообещал мне: «Всё, с завтрашнего дня ты на работе! Даже не думай ни о чём, приходи ко мне к девяти утра». Я пришёл без пятнадцати девять.

Сижу в приёмной. Как и сказал мне и. о. губернатора, заявил о себе секретарю. Та сказала: «Хорошо». Четыре часа ждал. Наконец без десяти час Потомский вышел из кабинета. Посмотрел в мою сторону, махнул рукой и говорит: «Вас найдут». Конечно, в должности меня никто не восстановил и никто искать даже не собирался. А дальше началась череда постоянных обе­щаний. Отдельным гражданам, группам граждан, рабочим и селянам, врачам и учителям, жителям области и города Орла, премьеру и президенту. И череда обманов…

Обещания были громкими, эпохальными, но, как выяснилось, выполнять большинство из них в полном объёме никто не собирался. Помните, как Потомский клялся, что правительство области будет на 99% состоять из её жителей? А потом стал возить сюда людей с сомнительной репутацией, своих сокурсников и юрисконсультов, знакомых и рекомендованных некой диаспорой. Поначалу его аргументом было то, что здесь, в области, необходимые кадры просто отсутствуют. А потом он вообще стал нести чушь. Бессмерт­ный Иван Александрович Хлестаков, рассказывая о том, как он «управлял департаментом», приводил некоторые цифры, которые были призваны поразить воображение провинциальных чиновников: «Кажется и легко на вид, а рассмотришь — просто чёрт возьми! После видят, нечего делать, — ко мне. И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры… можете себе представить, тридцать пять тысяч одних курьеров!»

Вадим Владимирович, конечно, немного отстаёт от известного литературного героя, но точно так же пытается восхищать своих бывших избирателей масштабностью. Например, он, желая оправдать свою кадровую политику, ориентированную на заезжих «гастролёров», рассказал орловским телезрителям о том, что у него в правительстве области работает 1200 человек, причём 800 из них являются госслужащими. Не верите? Вот что он говорил в программе «Актуальное интервью» на телеканале «Первый областной» в марте 2015 года: «Давайте возьмём списочный состав правительства Орловской области. У нас сегодня 1200 работников правительства Орловской области, из них 800, чуть больше восьмиста, ну 800, будем называть, госслужащих».

Любой человек, который хоть что-то понимает в устройстве государственной власти в нашей стране, должен начать сомневаться либо в математических способностях орловского губернатора, либо в его адекватности вообще. Если верить его подсчётам, то состав правительства Орловской области приблизительно в 40 раз больше правительства Российской Федерации (32 человека)!

Говорит и действует
без всякого соображения…

Представляя упомянутого Ивана Александровича Хлестакова читателям, автор «Ревизора» Николай Васильевич Гоголь рассказал о некоторых особенностях его личности и обращения с русским языком: «Говорит и действует без всякого соображения. Он не в состоянии остановить постоянного внимания на какой-нибудь мысли. Речь его отрывиста, и слова вылетают из уст его совершенно неожиданно». Моё мнение: история повторяется, и сказанное великим писателем в значительной мере относится к нашему губернатору. Многие его фразы — это пример выражений, вообще не подлежащих осмыслению. Например: «Заклевали Орёл… Мы должны популизи-ровать, гордиться, себя должны любить любых и заставлять других в это верить!»

Это же Козьма Прутков и Кличко в одном замесе! Он же вылез везде у нас — CNN, ТАСС, Интерфакс, Всемирные новости… На последнем ресурсе выложено его интервью, которое он давал, похоже, совершенно, как бы это помягче выразиться, «загашенным», что ли: «У меня даже ночью идеи возникают. Я всегда утром прихожу и записываю их на бумаге. А потом, чтобы не вляпаться, чтобы не ляпнуть, чтобы опять там блогеры не обсмеяли, кто-нибудь что-нибудь не напечатал, я это обдумываю. Но вот когда я это дело обворачиваю в нормальную обёртку, даю нормальную обложку, я эти идеи стараюсь реализовать». Он ведь на самом деле так говорит! Посмотрите запись: у него склеры красные, видно, что это человек с тяжело вращающимся языком, который у него к нёбу прилипает постоянно. И выдаёт такие перлы! Но это же не пациент психиатрической больницы и не пьяный бомж, а губернатор области говорит!!! Он по определению этого делать не должен! Или взять его заявление о том, что в Орловской области КПРФ и «Единая Россия» объединились. Как можно такую фразу понимать? Имеет ли право Потомский на такие заявления? Я считаю, что нет! У нас абсолютно разный электорат. Это всё равно что построить Коммунистическую парию «Единая Россия» в одном отдельно взятом регионе.

С моей точки зрения, человек, у которого мать работала учителем русского языка и литературы, не может говорить «матеря» вместо «матери», «токаря» вместо «токари», «асвальт» вместо «асфальт», «обвёртка» вместо «обёртка». В общем, Иван Грозный поехал с сыном в Петербург, где тот и помер… А Потомский этого царя, выражаясь губернаторскими словами, «популизирует»…

Очень коротко о памятнике Ивану Грозному. Потомский на камеру открыто назвал инициатора проекта Михаила Соколовского своим другом. Но ведь это же отпетый рецидивист-мошенник со стажем. Человек, который профессионально «кидал» людей на сумму в несколько миллионов рублей, не может «просто так» подарить городу Орлу памятник с объявленной ценой в 25 миллионов. Правда, я слышал, что его пытались «пристроить» и за 6 миллионов, и за 3 миллиона… Со временем, я думаю, и тут какая-то из мошеннических схем Соколовского вскроется. Помните, как появилось его «второе дело»? Он уже отбывал трёхлетний срок, когда выяснилось, что «намошенничал» ещё на пять с лишним лет… Что касается художественной ценности изваяния, то я не эстет, но мне кажется, что не всё в нём хорошо… Я думаю, что если бы Ивану Грозному конюх подвёл такого коня, как на композиции, то царь бы повелел конюха самого на кол посадить!

Коррупционное предложение
от губернатора

Озаботившись всё-таки моим трудоустройством, Потомский как-то раз предложил мне идти на должность заместителя начальника регионального фонда капитального ремонта, на т.н. расстрельную должность. Говорил: «Мне нужен комиссар. По отзывам ты блестящий юрист, и для меня твоя подпись будет решающей». И в качестве определяющего довода попросил своего зама, «гения ЖКХ», сказать, сколько через мои руки в месяц будет проходить денег. «Александр Юрьевич, скажите, сколько через Андрея Николаевича в месяц будет проходить денег». У меня было ощущение, что меня просто покупают и озвучивают масштабы коррупционной составляющей. И этот его хоббит пошевелил пару минут губами и говорит: «Ну 50—60 миллионов примерно».

Думаю, что мне оставалось только спросить, какова моя доля, — и соглашение было бы заключено. То есть главным аргументом, способным привлечь потенциального сотрудника для них являлась коррупционноём-кость. Не важность работы, не интерес, не социальная значимость, а только сумма, которая проходит через руки чиновника в месяц! Пришлось мне объяснять Потомскому, который позиционирует себя в качестве одного из разработчиков закона о капремонте, почему меня такая «интересная» должность не волнует. Когда я был депутатом горсовета, я внимательно изучал этот закон и обнаружил в нём три «дырки», которые дают возможность, как минимум, двойного толкования. Вроде бы и одним образом всё по закону, и другим — тоже. Но при первой же проверке мне эти 50—60 миллионов в месяц станут боком и обеспечат солидный срок. «Спасибо, говорю, Вадим Владимирович, за столь ценное предложение, но я вынужден оказаться. Ещё и потому, кстати, что я не согласен с рядом положений этого закона, в том числе с тем, как определяется планка взносов за капремонт».

Я и на митинге об этом говорил, о том, что у нас, скажем, взносы 6,60, а в Питере только с Нового года ввели вилку от 2,80 до 3,50. И с градацией по 8 типам многоквартирных домов. Это обязательно должно быть! А у нас этого нет, собирают одинаково и с жильцов нового дома, и с тех, у кого дому 50 лет… В общем, я отказал. Меня потом на следующий день пытались убеждать в том, что я Потомского не так понял, что он звал меня не воровать, а в команду… Время показало мою правоту. У губернатора появилась команда его назначенцев с уголовными делами и сроками…

У меня создаётся впечатление, что те «гении», которыми окружил себя губернатор, не просто не являются таковыми, а являются просто дубинами. Был сбежавший из Орла Бабкин, «блестящий экономист», с которым, по уверению Потомского, «не стыдно было зайти в любое министерство». Есть у него свой «гений ЖКХ», который сейчас вместо губернатора лоббирует памятник Ивану Грозному. Отбыл от нас «толковый человек» Рявкин с его фуа-гра. Был ещё сокурсник Потомского Ёрш, которого в наручниках из Орла увезли. А как вам «главный архитектор» с тёмным прошлым, господин Вермишян, испоганивший наш город? Да Потомский должен был подать в отставку только за то, что привёл такую команду! Фактически два года у него на многих ключевых позициях, время от времени меняясь, были люди с таким тёмным прошлым, что мама, не горюй!

Регион несбывшихся обещаний

Теперь давайте поговорим о деловых качествах Потомского. Регион ему, без сомнения, достался сложнейший. Это и налагало определённые табу на обе­щания. Если бы мне, скажем, предложили возглавить такой регион, как Орловщина, я заклеил бы себе рот до первых реальных шагов, которые могли что-то изменить. Поэтому когда как из прорванной канализационной трубы полились все эти обещания, я предпринимал хоть какие-то шаги, чтобы этот поток остановить. Я подходил к Зюганову, просил на губернатора повлиять, чтобы он не давал невыполнимых обещаний. Не удалось, самые нереальные проекты озвучивались один за другим. И лопались с пугающей регулярностью.

Помните, обещанный Потом-ским нефтеперерабатывающий завод с инвестициями в 15 миллиардов долларов и рабочими местами для жителей области? Даже сама идея была не его, он её просто подхватил, не понимая масштабов проекта и не имея сотой доли возможностей для его воплощения в жизнь.

А как можно было заявлять о том, что Орловская область выкупает все долги «Орлэкса» и «реанимирует» этот завод? А история с заявлением о том, что агрохолдинг «Орловская Нива» — его Крым и он (Потомский) его вернёт? Сейчас он говорит, что вот наконец есть данные экспертизы по оценке холдинга в 300 миллионов. И говорит, что вернёт его через арбитраж. Ни один суд нового иска не примет. Сроки давности истекли. Потомский этого не знает?

В 2014 году, ещё будучи врио, Потомский заявил, что у него в 2015 году вовсю заработает тепличный комплекс «Юбилейный», который завалит всю Орловскую область огурцами и помидорами. Он публично рассказывал о том, что у голландцев уже якобы закуплено необходимое оборудование, что приглашённая им питерская компания «Кумир» вот-вот построит суперкомплекс XXI века. Да, строительство там началось, но втихую строят не теплицы, а жилищный комплекс…

Есть у нас удивительная компания АИЖК — Агентство ипотечного жилищного кредитования. Она была сразу поддержана губернатором, столь любимый им боксёр Трояновский стал её рекламным лицом, а куратором проекта стал скоропостижно сбежавший из Орла год назад вице-губернатор Бабкин. Схема была проста: перспективным дольщикам просто выкручивали руки, представляя АИЖК как единственно возможный путь к строительству жилья. Обе­щали жильё в 2015 году, представляли громкие проекты с претенциозными названиями типа «Малый Петербург» (откуда ноги растут — понятно). Там сменилось уже три руководителя.

Как только они почувствовали, что к ним уже подбираются, они стали себе в убыток давать квартиры в доме на ул. Спивака. Кто-то успел забрать деньги, кто-то получит квартиру. А потом АИЖК ждёт судьба всех «пирамид» — следствие и суд. Денег у них нет, на «проектирование» затратили гигантские средства, а в качестве «бонуса» по-тихому продали здание кинотеатра «Родина». Правда, история с продажей всё-таки выплыла в публичное пространство… Сам же проект АИЖК уже практически мёртв. Но на его официальном сайте до сих пор красуется надпись «При поддержке Правительства Орловской области». Что верно, то верно, без поддержки правительства области и лично губернатора такое не провернёшь…

Мегапроект — концессия на восстановление аэропорта и строительство соответствующей инфраструктуры. Орловчане помнят, что год назад над Орлом покружил самолёт и губернатор назвал это началом регулярного авиасообщения. Арендованный самолёт привёз «инвесторов» из некой «Инженерной корпорации Самсонова». Под неё дважды готовили документацию о концессии. И местные, и федеральные СМИ писали, что само по себе восстановление аэропорта невозможно, а «корпорация» не имеет не только трёх миллиардов, но и даже малой доли этой суммы и привлекает в качестве основного строительства фирму, которая не строила ничего, кроме быстровозводимых павильонов бензозаправок. Но Потомский «носился» с Самсоновым больше года. Лишь на июльской пресс-конференции в ТАСС он, почти через год после публикации журналистского расследования, объявил: «Мы несколько раз проводили процедуру концессионного соглашения, но те, кто заявлялись, мы их перепроверяли своими возможностями и понимали, что данные компании объективно теми финансами, которые нужны хотя бы на старте, они не обладают». И снова начал врать о каких-то «трёх компаниях», которые «заинтересовались»…

Строительство особой экономической зоны, грузового аэропорта, крупнейшего меж­областного логистического центра — это мёртвые проекты, абсолютный трёп. Сейчас логистика настолько выстроена, что вторгнуться в эту систему кому-то новому, сделать параллельную структуру, никто не даст. Это сродни повороту рек и прочим идиотским экспериментам. А ведь за всё это Потомскому придётся отвечать, причём, как я думаю, уже довольно скоро. Где нефтеперегонный завод? Где теплицы в «Юбилейном»? Где восстановленный «Орлэкс»? Где зарплата работников «Дормаша» ? Где аэропорт? Где крупнейший в ЦФО логистический центр? Где многофункциональный медицинский центр? Где особая экономическая зона? Где две-три тысячи новых рабочих мест в год? Таких вопросов можно задать не десятки, а сотни!

С Пушкиным и Бастрыкиным
на дружеской ноге…

Чтобы показать свою значимость и продвинуть какой-нибудь мертворождённый проект, наш губернатор, подобно Хлестакову, всё время козыряет своими связями. Рисуя незабываемый образ «ревизора», Гоголь вкладывал в его уста рассказы о том, что тот знаком с министрами и посланниками, а в приёмной у него толкутся графы и князья. Да что там графы — он с самим Пушкиным знаком: «Ну что, брат Пушкин?» — «Да так, брат, — отвечает, бывало, — так как-то всё…» Большой оригинал».

Обратите внимание: у Потом-ского феноменальная память на имена-отчества. Мы регулярно слышим от него: «Мы с Владимиром Владимировичем» или «Дмитрием Анатольевичем». Он постоянно общается «со Скворцовой Вероникой Игоревной», обещал встретиться «с Бастрыкиным Александром Ивановичем» и другими важными персонами. Это его стиль общения: даже если он с человеком не очень-то и знаком, он называет его имя и отчество в настолько доверительном тоне, что создаётся впечатление, будто бы фигурант лишь час назад встал из-за стола после обеда с Потомским. Он всё время козыряет «земляками», «петербуржцами», и, как мне представляется, они уже по горло сыты этим. Во всяком случае, на праздник 450-летия в Орёл никто из высокопоставленных «земляков» так и не приехал. Для меня основной показатель уровня Потомского, это то, что даже губернаторы соседних областей не посетили мероприятие, видимо, не желая общением с Потомским наносить ущерб собственному имиджу.

А каковы международные общения Потомского и его «команды»? Бенин, Индонезия, Венесуэла, Куба, Турция, Иран, Катар — вот неполный список его «друзей». Правда, иранский посол, о чьём прибытии в Орёл Потомский гордо заявлял ещё 3 августа, на праздник так и не приехал…

Сейчас наступит время отвечать за несданные «юбилейные» объекты. Самый финансовоём-кий — это многофункциональный медицинский центр или в просторечии «Титаник». Потом-ский сейчас называет множество причин, и недобросовестных подрядчиков (а кто их нанимал?), и размораживание системы отопления (это произошло при нём), и хищение 300 миллионов (дело расследуется крайне вяло). Могли эти 300 миллионов пройти мимо человека из областного правительства, который курировал объект? Нет, конечно. А значит, он был в теме. Почему закрыто уголовное дело по вице-губернатору Юрию Парахину? Я не знаю, виноват он или не виноват, но с него почему-то никто не спрашивает за этот объект, его объект. И почему, например, сначала деньги перечисляются, скажем, бывшим вице-губернатором Бабкиным, а потом только возбуждается уголовное дело? Почему не посмотрели, за что платят? Случайно? Не смешите меня… А история с облицовкой здания? Было объявлено, что она некачественная. Её тут же сбили и стали менять. А почему не дали поработать следственным органам, почему не выявили приписки и некачественную работу?

Я не могу понять губернатора, который заявлял, что у него все коммерческие кредиты будут заменены на бюджетные. Он не только этого не сделал, но и набрал сверху ещё 6 миллиардов! Вдвое увеличил нагрузку на бюджет в этой части.

А кто давал Потомскому право вместе с главным архитектором заниматься благоустройством Ленинской улицы за привлечённые кредитные средства? Получается, что для того, чтобы что-то показать на 450-летие, он грохнул туда кредитные деньги. А отдавать их придётся нашей области, в которой и так зарплата самая низкая в стране…

От редакции: Что касается прошедшего в Орле антигубернаторского митинга, то «первый блин», похоже, не был комом. По нашей информации, петицию за отзыв губернатора подписали уже около 6 тыс. человек, а СМИ появились заголовки типа «Орёл просыпается!». Кроме того, в городе циркулируют упорные слухи о том, что следующим шагом после петиции, обращённой к президенту, будет согласование заявки на проведение официального митинга в Москве после окончания в столице мероприятий, связанных с Днём города, запланированных на 3—4 сентября…

«Аргументы недели»,
№34 (525), от 1 сентября 2016 г.
http://argumenti.ru/society/n554/465724

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц