Красная строка № 17 (453) от 29 июня 2018 года

Хочет ли В. Рыбаков быть губернатором?

Ну что, поговорим о губернаторских выборах начистоту? Регистрация кандидатов ещё только предстоит, но уже сейчас вряд ли хоть кто-то сомневается, что победит А. Клычков. Интрига же состоит в том, пройдёт В. Рыбаков так называемый муниципальный фильтр или нет. Но даже если допустить, что пройдёт, то и в таком случае он губернатором не станет, ибо такова Система. И что любопытно, сам Виталий Анатольевич, на наш взгляд, всё это прекрасно понимает. Но зачем-то продолжает демонстрировать публике активность и уверенность в себе. Спрашивается, зачем? Попытаемся на этот вопрос ответить.

Январский «облом»

Но сначала сделаем небольшой «исторический» экскурс. Полтора года назад, в январе 2017-го, основной оппонент тогдашнего губернатора В. Потомского — Виталий Анатольевич Рыбаков — едва-едва не стал первым заместителем своего, казалось бы, непримиримого противника. Эта история тогда подробно описывалась местными СМИ, но подоплёка всё-таки осталась скрытой.

Напомним, что информационное агентство «Орловские новости» первым сообщило о готовящемся назначении. Но затем, буквально в тот самый день, когда на заседании Орловского областного Совета народных депутатов и должно было приниматься решение о введении новой должности, вопрос с повестки дня сессии неожиданно был снят.

Председатель облсовета Л. Музалевский тогда объяснил это протестом прокуратуры. Однако подобные протесты поступают в аппарат Совета отнюдь не за полчаса до заседания, верно?

А сам В. Рыбаков в своих комментариях стал говорить, что, да, переговоры с ним действительно велись, но он, извините, и на одном гектаре с такими властями находиться не был намерен. И вспоминал известный ленинский лозунг: никакого сотрудничества с временным правительством! Эти заявления подкупали принципиальностью, образностью, вызывали доверие и сочувствие.

«Красная строка», тем не менее, решила выяснить, что же произошло на самом деле. И, как сейчас принято говорить, информированные источники изложили нам следующую версию событий. С В. Рыбаковым не просто вели переговоры — он очень хотел занять кресло первого заместителя губернатора и даже написал соответствующее заявление. Все необходимые документы были подготовлены, и ни на какие там протесты прокуратуры никто не собирался обращать внимания.

Однако в день заседания обл­совета В. Потомский, будучи в Москве, с утра пораньше попал на ковёр к тогдашнему полпреду президента в ЦФО А. Беглову. И неожиданно для себя получил лютый разнос — Александр Дмитриевич не жаловал ни Рыбакова, ни самого Потомского. Перепуганный губернатор, выскочив из кабинета, тут же набрал телефонный номер председателя облсовета Л. Музалевского и велел вопрос с повестки дня немедленно снять.

Сам же Рыбаков оказался поставлен перед фактом, поэтому ему ничего другого не оставалось, кроме как сделать хорошую мину при плохой игре.

Переступить через тираж.
И не только через него…

Так всё это происходило или не так, но мы в «Красной строке» были склонны доверять этой версии — хотя бы потому, что она вполне логично объясняла ещё одно забавное, в общем-то, происшествие, случившееся месяцем ранее.

Как известно, в ночь на 23 декабря 2016 года из типографии «Труд» пропало девять с лишним тысяч экземпляров очередного выпуска нашей газеты с острыми критическими материалами. Уже накануне вечером мы получили информацию о том, что готовый к печати номер прочитали в администрации области, в результате там поднялся нездоровый ажиотаж и… Впрочем, обо всём этом тоже не раз сообщалось в СМИ.

Неизвестная широкой общественности деталь заключалась лишь в том, что эти 9200 экземпляров предназначались для В. Рыбакова. Утром 23 декабря его люди должны были приехать в типографию и вместе с сотрудником нашей редакции получить тираж, чтобы затем разнести его по почтовым ящикам Орла, как это уже не раз делалось до того. Однако именно в этот день по какому-то, скажем так, странному совпадению никто не приехал.

Поругавшись с директором типографии, лично автор этих строк, намеревавшийся рассказать о случившемся, позвонил Виталию Анатольевичу. И едва лишь успел задать вопрос, почему, дескать, за тиражом никто не прибыл, как буквально после первой же фразы Рыбаков перешёл на повышенный тон: «Это провокация! Прекратите меня провоцировать!! Я ни о каком тираже ничего не знаю!!! Я ни о чём не договаривался и ничего не заказывал!!!!»

Признаюсь, меня эта неадекватная реакция тогда обескуражила. Но в запале конфликта с губернаторской командой я не придал ей особого значения. И лишь через месяц до меня дошло: ба, да ведь Виталий Анатольевич, скорее всего, был в курсе происходившего! Если не по ра­зуму ретивые чиновники «Серого дома» даже правоохранительные органы тогда поставили на уши, нажаловавшись, будто бы «Красная строка» «наехала» на самого Вайно (!), то уж Рыбакова, который как раз в это самое время договаривался с Потомским о высокой должности в его правительстве, наверняка призвали к ответу в первую очередь. А тот, надо полагать, от нас открестился — знать, мол, ничего не знаю!
Наутро же главный редактор злосчастной «Красной строки» лезет со своими звонками… Того и гляди, помешает тёплое место занять. Вот выдержка Виталию Анатольевичу и изменила.

Позже, размышляя об этом, я даже побоялся доводить до логического конца предположение, чей же грузовичок в неурочное время вывозил наш тираж из типографии…

Но что было — то было и быльём поросло. Главный же вывод, который наша редакция сделала изо всех этих событий, состоял в том, что В. Рыбаков — это человек, который страстно хочет быть в Системе и ради этой цели готов переступить через многое.

Драчек не будет

Вот почему весной 2018 года мы нисколько не сомневались, что Рыбаков всерьёз пойдёт на губернаторские выборы только в том случае, если получит однозначное «добро» на достаточно высоком уровне в администрации президента. Врио губернатора А. Клычков тем временем решал ту же проблему для себя. И, насколько нам известно, решил её вполне успешно.

А федеральным властям сейчас и без региональных драчек проблем хватает. Соответственно, ни в одном из субъектов РФ, где были назначены врио, не предполагается никакой многовариантности развития событий. Хорошо это или плохо, но выборов у нас по факту больше нет, есть — назначение руководителей регионов президентом. А общим голосованием эти назначения как бы одобряются и, если хотите, легитимизируются.

Тем не менее, В. Рыбаков на выборы выдвинулся. Точнее, его кандидатуру выдвинула партия «Российский общенародный союз» С. Бабурина, выступавшего спойлером на президентских выборах, получившего незначительные доли процента голосов и занявшего последнее мес­то. Впрочем, об этой партии — разговор отдельный. Для нас же важно то, что Виталий Анатольевич немедленно начал информационную кампанию по разоблачению козней «Серого дома», который, по его словам, попытался перекрыть ему кислород с помощью так называемого муниципального фильтра.

«Я выдвинут политической партией, я подал официальное уведомление в избирательную комиссию, — заявил Рыбаков, в частности, газете «Орловская среда». — При этом команда, в которую входят и коммунисты, и их сторонники из других партий, развернула в районах области целую кампанию под девизом «Ни одной подписи Рыбакову». В этом могли убедиться журналисты, побывавшие 9 июня в нескольких муниципальных образованиях, где с депутатов массово собирали подписи в поддержку врио.

На вчерашний день, по моим данным, в 12 районах собрано почти сто процентов подписей депутатов представительных органов власти. Разу­меется, все они собраны в поддержку врио губернатора. <…> Эту ситуацию формируют исполнители, которые на деле являются лишь средством в руках врио. Такую же ситуацию мы наблюдали на губернаторских выборах 2014 года, теперь она повторяется. Буквально две недели назад мне стало известно, что чиновники обладминистрации, причастные к организации выборов, обещали своему временному патрону приложить максимум усилий, чтобы фамилии Рыбаков не было в избирательных бюллетенях».

Затем появились сообщения о том, что В. Рыбаков направил жалобу в Центризбирком и готов обратиться в Следственное управление СКР по Орловской области. Ну а поскольку мы стараемся, по возможности, получать информацию из первых уст, заместитель главного редактора «КС» Сергей Заруднев договорился с Рыбаковым о встрече и прямо задал ему интересующие нас вопросы.

С точки зрения
В. Рыбакова

— Виталий Анатольевич, прошёл слух, что вы распустили свою предвыборную пиар-команду, которая откуда-то приехала. Правда это или нет? Вы вообще собираетесь участвовать в выборах?

— Это была не пиар-команда, а команда «полевиков», которые работали по районам нашего региона, собирали списки депутатов в районных Советах, короче, коммуникаторы. Однако после определённого периода времени я посчитал, что они неэффективно работают, и эту команду сменил. Сменил и руководителя штаба и набрал новую команду.

— Это местные ребята?

— И те, и те неместные. Чтобы не было никакой аффилированности, попыток воздействовать на них.

— То есть в выборах вы участвуете?

— Конечно. Я разослал письма всему депутатскому корпусу Орловской области с просьбой меня поддержать по причине, которую в письме указал. Получаю отклики, сейчас идёт техническая работа.

— Удовлетворяют ли вас отклики?

— Отклики хорошие, но сейчас депутатский корпус сменился, многие связаны с муниципальной службой и опасаются потерять работу.

— Насколько нам известно, А. Клычков распорядился не мешать В. Рыбакову.

— Но я вижу, как собирают подписи другие кандидаты, как всё организовано. Я знаю их потенциал… И я не могу это понять.

— Понять — что?

— У меня колоссальный опыт по сбору подписей, со мной работают юристы, которые проверяют каждую закорючку. И вот я вижу, как другие кандидаты собирают подписи — на очень высоком организационном уровне, как целые автобусы приезжают. Получается, что все они собрали подписи, а В. Рыбаков, который хотел идти от «Родины», но «Родина» выдвинула своего кандидата, Рыбаков, у которого, может быть, самый большой опыт в этом деле, хе-хе, не собрал? Против меня работают целые орготделы.

— В чём выражается противодействие?

— Дмитрий Краюхин 9 июня ездил в Хотынецкий район. Там чётко сидит женщина со списком депутатов — все подписи отданы за А. Клычкова. По моей информации, в 12 районах тотально собрано за Клычкова.

— Вы обещали обратиться с жалобой в ЦИК. Обратились?

— Обратился. И одно письмо лично отвёз Э. Панфиловой.

— Есть отклики?

— Есть.

— Какие?

— Они пришли в администрацию области.

— То есть вы продолжаете собирать подписи в свою поддерж­ку и намерены довести это дело до конца, пробиться сквозь фильтр?

— Да. Подписи я сдам в последний день, 7-го.

— Виталий Анатольевич, а зачем вы хотите стать губернатором? Какие вопросы вы можете решить, которые не могут решить ваши конкуренты?

— С 2007 года я трижды депутат. И я вижу, что за это время ничего не меняется в лучшую сторону. Все эти годы я присматривался, как работает исполнительная власть. У меня есть опыт руководителя крупного предприятия, а поскольку я вижу, что принципы управления всюду одинаковы… При прозрачной финансовой политике Орловской области для развития хватит тех налогов, которые она собирает. Не нужны будут никакие инвесторы. За год–два работу можно наладить.

— Понятно. Спасибо за интервью.

За что боролись,
на то и напоролись

Если вчитаться и вдуматься, то текст приведённой выше беседы говорит о многом. В. Рыбаков — действительно опытный депутат. Работал он в составе органа законодательной власти Орловской области и в 2012 году, когда в выборное законодательство было введено понятие муниципального фильтра. И даже был, если не ошибаемся, председателем комитета по собственности, промышленности и жилищным отношениям. Новшество тогда «продавливала» «Единая Россия», во фракцию которой в Орловском облсовете входил и Рыбаков, будучи при этом беспартийным. Против выступали депутаты-коммунисты, но никак не единороссы. Но и те попротестовали-попротестовали, да и смирились — плетью обуха не перешибёшь. Навязываете игру по таким правилам — придётся играть по таким. Рыбаков против муниципального фильтра, насколько нам известно, не выступал.

Депутатам от «партии власти» и в те годы принадлежало большинство мандатов всех уровней, и сегодня — тоже. Второй по численности депутатский корпус, хотя и в десятки раз меньший, составляют представители КПРФ. Остальных, при всём уважении, можно не считать — таковых практически нет. По крайней мере, в условиях Орловской области.

К слову, В. Рыбаков при Потомском настойчиво пытался вступить в «Единую Россию», но не получилось. Причём помешали ему, как вы догадываетесь, отнюдь не коммунисты — активно воспротивился Л. Музалевский, возглавляющий региональную парторганизацию «ЕР». Но Виталий Анатольевич старался компенсировать выдавливание из Системы сотрудничеством с Общероссийским народным фронтом. Одна проблема — выдвигаться в губернаторы от ОНФ невозможно.

Вот так и получилось, что выдвинутый «со стороны» Рыбаков за подписями муниципальных депутатов вынужден был идти либо к единороссам, либо к коммунистам.

«Красная строка», в силу своих политических симпатий, располагает большей информацией из компартии. И нам откровенно рассказали несколько историй о том, как помощники В. Рыбакова выходили на депутатов-коммунистов в городах и районах области с предложением поставить за него подписи. Однако те резонно отказывались, объясняя, что у них есть свой, выдвинутый компартией кандидат. Так, например, ответил посланцам Рыбакова первый секретарь Новодеревеньковского РК КПРФ и депутат райсовета И. Борисов. Такой же от ворот поворот получили обратившиеся и в Ливнах, и в некоторых других районах. И, на наш взгляд, это совершенно закономерно.

Что же касается «Единой России», то в чужой монастырь, как говорится, со своим уставом не лезут, но, по нашим данным, озвученная информация о «двенадцати районах, в которых тотально собрано за Клычкова», просто-напросто не соответствует действительности. Более того: это чисто физически никак не может быть правдой. Посудите сами: закон требует от кандидата в губернаторы собрать в свою поддержку подписи муниципальных депутатов не менее чем в трёх четвертях городов и районов области. А двенадцать муниципальных образований — это уже почти половина от их общего числа. Следовательно, если бы и в самом деле они были поголовно «зачищены», то уже больше ни один кандидат, кроме А. Клычкова, необходимые подписи за себя собрать бы не смог. Передумать и заново переподписаться за другого депутат уже не имеет права. И тогда выборы вообще не могли бы состояться.

А ведь Виталий Анатольевич сам же в интервью нашей газете рассказал, как «другие кандидаты собирают подписи — на очень высоком организационном уровне». Нам могут возразить, что эти кандидаты — такие же спойлеры, каким был С. Бабурин для В. Путина. Но никто с этим и не спорит. Вопрос-то не в этом, а в том, есть ли в этих сборах подписей хоть какие-нибудь нарушения закона. И когда начинаешь прояснять именно этот аспект, то волей-неволей приходишь к выводу: никаких нарушений закона в происходящем — нет.

Вот поэтому в информационном поле формально-юридическая сторона вопроса постоянно подменяется морально-нравственной: дескать, нечестно использовать своё монопольное положение. Но ведь это, извините, детский довод. А принимать такие законы — честно? Чего же вы тогда-то не возражали? Так что сегодня, хочешь не хочешь, все участники процесса не просто вынуждены, а обязаны действовать в соответствии с законодательством, за которое, кстати, сами же и поднимали руки.

Назвался груздем — полезай в кузов

Мы неслучайно вспомнили в начале статьи о событиях зимы 2016—2017 годов, потому что с людей, которые сами мечтают влиться в «вертикаль власти», стать частью Системы, — особый спрос. Назвался груздем — полезай в кузов, принимай правила игры.

Другое дело — если всё это действительно, в прямом смысле слова — игра, пиар, некая интрига с целями, отличными от тех, что заявляются на публике. Скажем, накачать политический вес для возможного последующего торга с властями. Или поучаствовать в выборах не для победы, а для укрепления своих позиций на будущее — заняв второе место, например. Либо, на худой конец, и не намереваясь всерьёз проходить пресловутый муниципальный фильтр, просто потянуть время, чтобы сохранить лицо перед общественностью и потом с видом гонимого борца заявлять: я бы наверняка победил, но административный ресурс не позволил!

Словом, варианты возможны. И в этой связи позволим себе ещё одну ретроспективу. В своё время, летом 2014 года, много шума в Орловской области наделало снятие партией «Родина» с дистанции своего кандидата в губернаторы — С. Исакова. Об этом решении было объявлено на пресс-конференции едва ли не за час до окончания сроков сдачи в избирком тех самых депутатских подписей.

Администрацию В. Потомского после этого клеймили за коварство и давление на партию. Руководителя региональной организации «Родины» Г. Парахина — за то, что он якобы «слил» партийного кандидата, позарившись на должность в правительстве.

А между тем, «Красной строке» тогда было достоверно известно, что С. Исакову и его команде банально не хватало подписей для прохождения муниципального фильтра. И такой поворот дела стал для них просто счастливым спасением репутации: они получили железобетонные основания заявлять, что их нагло предали, а не то «мы бы показали!»… В результате и Потомский оказался сыт, и Парахин цел, и Исаков доволен.

И сегодняшнее развитие событий напоминает нам о той истории — слишком много, на наш субъективный взгляд, между ними ассоциаций. Но не будем забегать вперёд: 7 июля — крайний срок сдачи подписей для прохождения муниципального фильтра. Вот тогда и посмотрим, какой из описанных нами вариантов развития событий окажется ближе к истине.

Юрий Лебёдкин.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»