Красная строка № 41 (436) от 29 декабря 2017 года

Хорошему нужно помогать

На возобновленном подобии орловского градостроительного совета (см. материал «На градостроительном фронте, увы, без перемен» — «КС» № 38 (433) от 8 декабря 2017 года) среди восьми вопросов был один, который, по мнению приглашенных архитекторов, оказался единственным подготовленным.

Речь шла о проекте строительства 17-этажного жилого дома на месте нынешних двухэтажных аварийных бараков в Рижском переулке (район городского Центра культуры на ул. Комсомольской). Проект, с учетом некоторых замечаний, в том числе эстетического порядка, был одобрен. Однако рассматриваемая тема выходит за рамки одного проекта. Кризис, падение производства, ухудшение материального положения людей и — как следствие — снижение покупательного спроса, в том числе и на рынке жилья, заставляет говорить о проблемах всей строительной сферы.

Проект в Рижском переулке интересен тем, что там фирма «Жилстрой-Инвест» расселяет людей, и это выводит разговор на социально-экономический и даже, если хотите, политический уровень.

Немного предыстории. Шлаконасыпные, 50-х годов постройки, аварийные двухэтажные домишки в Рижском переулке по-своему уникальны.

Министерство обороны отказалось от них, передав ставшее ненужным ведомственное жилье городу, а тот столь «ценный» подарок принимать не стал, здраво рассудив, что подлежащие сносу строения повиснут на муниципалитете мертвым грузом.

Так получилось, что выход из патовой ситуации, просчитав стоимость решения, нашел все тот же «Жилстрой-Инвест». Население аварийных двухэтажек, чтобы иметь хоть что-то, приватизировало свои квартиры через суд, а строители заключили с людьми договоры о переселении, чтобы на освободившейся земле поставить дом, способный компенсировать предоставление обитателям «хрущоб» новых квартир, причем с площадью в полтора раза больше нынешней.

Однако эти расчеты делались четыре года назад, когда «Жилстрой-Инвест» только зашел на предполагаемую «площадку». С тех пор не только многое изменилось не в лучшую сторону, как принято говорить, на макроэкономическом уровне, но и в Орле. «Жилстрой-Инвесту» пришлось возиться с преодолением бюрократических, а иной раз и просто нелепых препон, на что пришлось тратить драгоценное время.

Например, за свой счет организация решала анекдотичную проблему санитарно-защитной зоны, формально существовавшей в Рижском переулке из-за когда-то работавшего неподалеку деревоперерабатывающего цеха давно не существующего завода «Янтарь». Цех перестал действовать лет двадцать назад, но зона осталось.

Городским, а после передачи соответствующих полномочий — областным властям следовало давно привести санитарно-защитную зону в соответствие с реальностью, то есть сократить ее или убрать вовсе, или хотя бы провести в данном месте необходимые исследования. Как это часто бывает, делать все пришлось самому застройщику.

Привлекли специалистов, взяли многочисленные пробы воздуха и грунта. Вердикт — строить в переулке можно, вреда здоровью людей данное место не представляет. Любопытно, что многоэтажки, давно стоящие рядом, возводились, когда санитарно-защитная зона с ее запретами формально существовала… Но это к слову.

Людей из бараков «Жилстрой-Инвест» переселяет, разумеется, за свой счет. Далее нужно, закончив с оформлением земли, заниматься собственно строительством. Но пока возились с санитарно-защитными зонами и разгребали прочие административно-бюрократические завалы, положение, повторимся, изменилось в худшую сторону.

«Жилстрой-Инвест» подошел к реализации своего проекта в то время, когда речь в строительной отрасли идет уже не о размере прибыли, а о банальном выживании.

Строители, взяв на себя, по сути, социальные функции, оказались в ситуации, когда заботиться о других (в нашем случае — переселять людей из трущоб в комфортное жилье) стало невыгодно. Нынешняя экономическая конъюнктура не оправдывает подобные расходы. Что делать — уходить, по меткому определению врио губернатора, «в поля», где расселять никого не нужно? Во что тогда превратится город?

Какие шаги в такой ситуации может предпринять сама городская власть? Это любопытная тема, и она практически не поднималась, поскольку в прежние сытые времена застройщики в помощи не нуждались, а некоторые из них даже вызывали подозрение как любители сверхприбыли. На кого-то это подозрение падает и ныне, но точно — не на героев этого материала. Сегодня, если ничего не изменится, рассуждение «сколько вы на этом заработаете?» может смениться созерцанием крушения строительной отрасли.

Что происходит? Где-то вообще ничего. Например, такое мощное муниципальное предприятие как «Водоканал» до сих пор привязано к программам, созданным для того, чтобы сдать МУП в концессию, хотя о пагубности подобного шага — и даже намерения! — сказано было много. В частности, по программе, которую орловские строители называют сумасшедшей, за подключение многоэтажки к водоканальским сетям застройщик (в нашем случае — в Рижском переулке) должен заплатить 17 млн. рублей! Такая экономическая политика подводит качественное жилое строительство к уровню нерентабельности.

Существует (возможна) и другая политика. Между социально-ответственным бизнесом и властью в трудные времена принято заключать договоры о частно-государственном партнерстве. Смысл таких договоров прост. Бараки, которые нигде не значатся (Министерство обороны от них отказалось, а город не принял) муниципалитет расселить не может, на это просто нет денег. Но это может сделать бизнес, который тоже нуждается в помощи. Власть способна помочь в реализации проекта, ускоряя решение бюрократических вопросов. Материальные расходы бизнеса, занимающегося социально-полезным делом, она тоже может уменьшить, причем на взаимовыгодных условиях.

«Жилстрой-Инвест» ведь не просто расселяет людей, большинство из которых никогда бы из «хрущоб» в Рижском переулке не выбралось. Строительство многоэтажного жилого дома — это еще и инвестиции, рабочие места, это, наконец, если воплощать красивый проект, улучшение городской эстетики. В «Жилстрой-Инвесте» идут еще дальше и размышляют по-государственному глубоко: «В ветхих домах, — говорят специалисты, — селятся нужда и пьянство. Эти неблагополучные районы влияют на жизнь новых поколений — нужда и пьянство укореняются… Для города важно вдохнуть в такие районы новую жизнь».

Если, во многом себе в ущерб, социально-ответственную политику проводит частный бизнес, почему городской власти не пойти навстречу?

Строители готовы оплатить прокладку водоканальских сетей к дому в Рижском переулке, однако их ставят перед необходимостью выкладывать 17 млн. по калькуляции, ориентированной на завиральные и подозрительные концессионные планы. А еще справедливей было бы, если б сети к объектам тянули за свой счет сами организации-поставщики. Почему за все — строительство сетей и получаемые по ним услуги в итоге должен платить потребитель?

Кстати, в этом смысле «Жилстрой-Инвест», взявший на себя социально-ответственную функ­цию, достиг компромисса с «Горгазом» и «Облэнерго». Там с пониманием отнеслись к проекту и связанным с ним проблемам.

Так, думается, должна отнестись к строителям и городская власть. Звучит банально, но только соединив усилия, можно одновременно и строить, и помогать людям — в прямом, ощутимом смысле. Заметим еще раз, что жители домишек в Рижском переулке (большинство из них), как и орловцы из многих других непрезентабельных домов в самых разных районах города, НИКОГДА не смогут купить себе новое жилье. А в описываемом случае они уже переезжают в новые квартиры.

Это хорошо? Да это замечательно! Атмосфера праздника имеет свойство распространяться. Хорошему нужно помогать.

Город сможет нормально развиваться только в том случае, если сотрудничество, понимаемое даже шире предлагаемого «Жилстрой-Инвестом» договора о частно-государственном парт­нерстве, станет нормой во взаимоотношениях власти и бизнеса.

Проект в Рижском переулке — как лакмусовая бумажка. Есть поч­ти осуществленное социально-положительное начинание. Есть проблемы, мешающие его завершить. Поможет власть в решении этих проблем — значит, и она социально ответственна. Нет — …

Хочется верить в первый вариант.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»