Красная строка № 33 (428) от 3 ноября 2017 года

И это всё о нём

Размышления обывателя о карьерных перспективах Вадима Потомского

Пятого октября Президент РФ снял Вадима Потомского с поста губернатора Орловской области и назначил временно исполняющим обязанности главы региона Андрея Клычкова.
При этом Вадим Владимирович не канул в административное небытие, а получил новую должность. Есть отличный повод подвести итоги работы непотопляемого госчиновника и проанализировать его карьерные перспективы.

Обитаемый остров невезения

Знаете, за что я люблю фантастические романы братьев Стругацких? «Реалии» глубокого космоса, далеких планет или утопического «полуденного» будущего Земли для писателей были не самоцелью, а своего рода экстремальными лабораторными условиями. Стругацкие помещали в «пробирку» смоделированного ими континуума Человека и наблюдали, как герой поведёт себя в обстоятельствах, требующих совершить непростой нравственный и этический выбор. Борис и Аркадий с хладнокровием вивисекторов исследовали анатомию морали, препарировали идеалы. На «выходе», как правило, что-то ломалось. Либо герой, либо декорации, в которые он был помещен.

К чему всё это? А к тому, что с февраля 2009 года, когда решением облсовета полномочиями губернатора Орловской области был наделен ставленник Дмитрия Медведева (в ту пору — Президента РФ) Александр Козлов, у меня возникло впечатление, что наш регион стал своеобразной лабораторией для социально-экономических экспериментов — совсем как в романах Стругацких. Использовался метод, характерный для мифических «британских ученых» с развлекательных ресурсов интернета: «А давайте на эту должность задвинем такого-то Имярека (чем в большей степени он непригоден к руководству областью, тем интереснее опыт!) и посмотрим, что станет с ним и что станет с регионом». Пост главы Орловской области в свете этого обрел свойства амбразуры, взаимодействие с которой исчерпывается возможностью закрыть ее своим телом и — если повезет — получить звание героя посмертно.

Особенно ярко это проявилось с приходом к власти Вадима Потомского. Губернатора-коммуниста нам «подсунул» Владимир Путин. Тогда, в 2014 году, это показалось по-своему логичным. КПРФ имела достаточно влиятельные фракции и в областном, и в городском Советах, и смысл эксперимента можно было истолковать вполне рационально: давайте посмотрим, что могут сделать «красные» при конструктивном взаимодействии исполнительной, представительской и законодательной ветвями региональной власти.

Практика показала, что ничего. Более того, очень скоро у областного отделения КПРФ накопились к своему высокопоставленному однопартийцу претензии и обиды, поскольку тот, вопреки партийной ориентации, в большинстве случаев поддерживал позицию единороссов, закономерно рифмующуюся с «генеральной линией» правительства РФ.

В 2016 году «красный» эксперимент потерял смысл, поскольку очередные выборы в областной Совет коммунисты фактически провалили. Потомский, однако, из «пробирки» региона «высшими силами» изъят не был. Видимо, лабораторный опыт был переформатирован и далее проходил под девизом «Один в поле воин».
Между тем, «воин» чудил так, что порой за него становилось по-настоящему стыдно. (Подробнее об этих удивительных деяниях — чуть ниже). Иные губернаторы с треском слетали со своих постов за куда меньшие прегрешения. Заметим, что речь идет о регионах, экономически значимых для инфраструктуры страны. От Орловщины, похоже, держава давно ничего не ждет, поэтому клоунам на арене этого цирка дозволено многое, если не всё.

В начале октября Президенту орловский эксперимент наскучил. Потомский был снят (заметим, «по собственному желанию», то есть без дисциплинарного фейерверка) и переведен на другую работу. А временно исполняющим обязанности губернатора Орловщины Путин назначил 38-летнего Андрея Клычкова.
О том, что эксперименты не закончены, позволяют судить три обстоятельства:

1) Клычков, как это принято говорить, «варяг», то есть не воспитанник местной административно-командной школы;

2) Клычков не имеет опыта управленческой работы;

3) Клычков — член КПРФ, причем не рядовой, а достаточно высокопоставленный.

Между тем, занять пост губернатора ставленник Президента сможет лишь после проведения прямых выборов. Если учесть, что административный ресурс ныне полностью контролируется «Единой Россией», доверие к коммунистам в регионе пошатнулось (и это мягко сказано), а электорат не испытывает симпатии к «варягам», шансы Клычкова на победу весьма призрачны. Тогда почему поставили именно его? Самое логичное объяснение такое: «А давайте посмотрим, что получится». Президент вновь сделал ставку на красное. Результат не важен. Политическое казино, как всегда, в выигрыше.

Чепушила в мешке не утаишь

Прежде чем приступить к анализу карьерных перспектив Потомского, давайте вспомним, чем он в качестве орловского губернатора запомнился городу и миру.

6 октября на одном из самых популярных информационных ресурсов интернета — LENTA.RU — появилась статья, подытоживающая прорывы Потомского на общероссийский масс-медийный уровень. Называется обзор «Бог не фраер. Он увидел», а подзаголовок такой: «Уволенный губернатор-мем орал на чепушил и раньше всех дарил корзинки министрам». Ежели кому интересно, полностью статью можно прочитать, открыв эту ссылку: https://lenta.ru/articles/2017/10/06/bognefraer/. Я же ограничусь кратким перечислением упомянутых там фактов.

Итак, в самом начале «губернаторствования» в интервью «КП-Орел» Потомский заявил: «Они [орловцы] давно ждали хозяина. Не барина какого-то, а человека, который засучит рукава и наведет тут порядок. Что ж, дождались!»

В феврале 2015 года новоявленный «хозяин» назвал работников областной прокуратуры «своей армией», чем вызвал как минимум недоумение представителей абсолютно независимой ветви власти.
В конце 2016 года Вадим Владимирович обозвал независимых орловских журналистов и блогеров, дерзнувших критиковать его деятельность, «чепушилами».

В российскую историю неуклюжих «прогибов» наверняка войдет предложение Потомского, озвученное им на одном из совещаний областной администрации: «Давайте сформируем несколько корзиночек нашим министрам. Отправим их и председателю правительства [Дмитрию Медведеву], и [министру финансов Антону] Силуанову обязательно две отправим». Речь шла о «корзиночках» с экологически чистыми сельхозпродуктами местного производства.

Спорное решение открыть в Орле первый в России памятник Ивану Грозному вынудило Потомского публично комментировать эту инициативу. И лучше бы он этого не делал. Потому что над перлом о поездке Ивана Грозного с сыном в Санкт-Петербург больше недели потешалась вся страна.

Весьма своеобразно губернатор заступился за епископа Ливенского и Малоархангельского Нектария, когда журналисты уличили священнослужителя в обладании дорогущим внедорожником Toyota Land Cruiser V8. «Бог не фраер, — сообщил Потомский в интервью радиостанции «Говорит Москва». — Он все видит. И суд бывает только один: божий суд». Как минимум, свежо.

Чуть раньше подкованный в богословии коммунист публично заявил, что католики — не христиане.
Всё вышеперечисленное — безобидная пена, вывалившаяся из пробирки регионального эксперимента и потому обратившая на себя внимание случайных наблюдателей. Между тем, в самой реторте шли куда более серьезные процессы местного значения.

Жителям Орла и области Потомский запомнился деяниями и высказываниями куда менее эффектными, но, к сожалению, влияющими на ход новейшей истории региона и качество декораций, в которых оная вершилась.
Мы не скоро забудем о бесконечных обещаниях губернатора привлечь в Орловскую область огромные инвестиции. Преимущественно — из-за тридевяти земель, причём в каждую из этих «земель» Потомский совершил деловую поездку за счет областного бюджета. Навскидку вспоминаются вояж по республикам Северного Кавказа, визиты в Татарстан и Абхазию, поездка в Словению в сопровождении губернаторского хора «Лик».

В начале своего «царствования» Вадим Владимирович, «засучив рукава», объявил о намерении раздобыть триллионные (!) инвестиции. Позже пообещал сделать Орловщину особой экономической зоной, т. е. раем земным для бурного роста всех отраслей народного хозяйства. При этом кокетливо намекал, что в верхах вопрос практически решен, осталось уточнить технические детали.

Как-то не срослось — ни то, ни другое. Экономические итоги правления Потомского плачевны: прекратили работу заводы «Орлэкс» и «Дормаш»; государственный долг Орловской области на 1 сентября 2017 года составлял 16,03 млрд. рублей, суммарная задолженность по зарплате — 78,2 млн. Крокодил по-прежнему не ловится, кокос по-прежнему не растет.

Мы не скоро простим Потомскому появление на посту главного архитектора Орловской области Ваагна Вермишяна, сумевшего превратить уютную улицу Ленина в подобие вавилонского некрополя, прошитого трехмерным пунктиром цветников-зиккуратов.

Мы не скоро перестанем краснеть, вспоминая о хлестаковщине в официальном резюме Потомского. «Подполковник» оказался капитаном запаса, «почетный президент федерации УКАДО», как выяснилось, условно возглавлял организацию, прекратившую существование еще в 2012 году, фальшивым оказалось и звание «мастер спорта СССР по дзюдо».

Мы не скоро перестанем удивляться олимпийскому спокойствию, с которым Потомский реагировал на многочисленные скандалы, связанные с деяниями его замов и прочих чиновников «ближнего круга».
Наивно было взывать к совести ушлого госчиновника, но еще раз напомню: в других регионах губернаторы всё это время «слетали» за куда менее серьезные «шалости», что лишний раз дает повод заподозрить «верхи» в исследовательских резонах.

Условно-досрочное освобождение

Итак, 5 октября Путин подписал заявление Потомского «по собственному желанию» и тут же назначил его заместителем полномочного представителя Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе. Возникает закономерный вопрос: что сие назначение значит в карьере госслужащего? Опала, ссылка во внутриполитическую Сибирь? Или, может быть, наоборот — повышение? Трамплин для новых назначений?
Ответить на этот вопрос позволит анализ биографий коллег Потомского по цеху — бывших и нынешних замов полпреда президента в ЦФО.

Но сначала давайте разберемся, что это за должность такая — «представитель президента».
Если вкратце, то полномочный представитель президента Российской Федерации в федеральном округе — должностное лицо, назначаемое президентом России, представляющее президента в пределах федерального округа и обеспечивающее реализацию конституционных полномочий главы государства на территории округа.
Полномочный представитель является федеральным государственным служащим и входит в состав администрации президента.

Таким образом, формально полпред — что-то вроде инквизитора, сам факт существования которого заставляет еретиков молчать в тряпочку. При этом жечь костры этому инквизитору не приходится, поскольку никому «на местах» в здравом уме и твердой памяти не приходит в голову препятствовать «реализации конституционных полномочий главы государства». Как следствие, фактически полпред — разновидность свадебного генерала с весьма ограниченными властными полномочиями. Есть, впрочем, один важный нюанс: полномочные представители входят в состав администрации президента, а это весьма и весьма рукопожатно.

С 23 мая 2012 года по настоящее время должность полномочного представителя Президента РФ в ЦФО занимает Александр Дмитриевич Беглов. На этом посту он сменил Олега Марковича Говоруна, чья карьера сложилась непросто. С 2006 по 2011 год он занимал должность начальника управления президента Российской Федерации по внутренней политике. В сентябре 2011 года был назначен полпредом президента в ЦФО, что, пожалуй, можно считать понижением. Уже в мае 2012 года Говорун вновь «взлетел», став министром регионального развития Российской Федерации в правительстве Медведева, а уже в сентябре получил от президента выговор.

Пятилетнее безоблачное «представительство» Беглова на этом фоне выглядит верхом карьерного благополучия.

Итак, есть полпред, входящий в состав аппарата президента, и есть аппарат полпреда, к президенту никакого отношения не имеющий. Административную верхушку этого аппарата составляют заместители полномочного представителя. До назначения Потомского их было пятеро. Двое из них — Ольга Кузьминична Атюкова и Николай Павлович Овсиенко — достались Беглову «по наследству» от предшественника, оба «замещают» полпреда президента РФ по ЦФО с 2011 года.

С их биографий и начнем.

В 2009—2011 гг. Атюкова занимала должность председателя правительства Пензенской области (необходимо подчеркнуть, что там председатель областного правительства и губернатор — разные штатные единицы). А с 2011 по сей день Ольга Кузьминична — зам полпреда в ЦФО. Пожалуй, переход с регионального уровня власти на надрегиональный можно считать повышением, но шесть лет на одном месте — не повод для оптимизма.

Для Овсиенко пост заместителя полпреда — безусловный карьерный рост. Судите сами: В 2010 г. — заместитель генерального директора ООО «Индустриальный союз Приволжья». В 2010—2011 гг. — заместитель полномочного представителя президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе, с 2011 г. по н/вр. — заместитель полпреда президента РФ в ЦФО. И вновь возникает ощущение, что шашка дошла до последнего в своей карьере поля шахматной доски без перспективы превратиться в дамку.

Теперь о замах, появившихся в эпоху Беглова.

Самый заметный зам нынешнего полпреда — Мурат Магометович Зязиков. В 2002—2008 гг. — президент Республики Ингушетия (!), в 2008—2012 гг. — советник президента Российской Федерации. С сентября 2012 — на нынешнем посту. Это действительно похоже на почетную ссылку в политическое небытие.
У Ирины Петровны Потехиной нет оснований роптать на судьбу. В 2005—2012 гг. — исполнительный вице-президент, член правления АФК «Система», с августа 2012 г. по февраль 2015 г. — помощник полномочного представителя президента Российской Федерации в ЦФО (помощники полпредов — это низшие чины их аппарата), с февраля 2015 г. — зам. Если не рефлексировать по поводу засидевшихся на этой должности коллег, есть на что надеяться.

Последним должность заместителя Беглова — в ноябре 2016 года — занял Алексей Николаевич Журавлев. Его карьеру нельзя назвать безоблачной. С 2004 по 2012 год он служил Отечеству на посту начальника департамента социального мониторинга территорий управления президента Российской Федерации по внутренней политике, то есть состоял в аппарате Президента. А потом вжух — и с 2012 по 2016 гг. — помощник полномочного представителя президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе.

Таким образом, для одних должность зама полпреда оказалась безусловным повышением, для других — изгнанием с политической арены, заточением в карьерном зазеркалье. Перевод Потомского, пожалуй, относится ко второй категории. Несмотря на надрегиональный уровень власти, привыкший командовать экс-губернатор оказался лишен не только властных рычагов, но даже кнопок.

Как видим, в заместителях полномочного представителя Вадим Владимирович может засидеться до морковкиного заговенья. А может…

…Стоит на запасном пути

Оценить карьерные перспективы Потомского помогут биографии экс-заместителей, покинувших свои посты уже при Беглове.

Андрей Вениаминович Ярин с 2009 по 2012 год возглавлял аппарат заместителя руководителя администрации президента Российской Федерации А. Д. Беглова (!). Должность какая-то мутная в том плане, что «родство» с аппаратом президента получается очень уж дальнее. С 2012 по 2016 Ярин работал заместителем полпреда в ЦФО. А в октябре 2016 (опять же — вжух!) был назначен начальником управления президента России по внутренней политике. Это очевидный взлет; прецедент, позволяющий бывшим коллегам не хоронить себя заживо.

Впрочем, с поста зама можно попасть и в карьерный сумрак. Николай Николаевич Константинов в 2009—2012 гг. возглавлял канцелярию президента РФ. Это звучит гордо. С 2012 по 2015 год занимал пост заместителя полпреда президента в ЦФО. А с 2015 года по настоящее время является исполнительным директором Ассоциации межрегионального социально-экономического взаимодействия «Центральный федеральный округ», что немногим почетнее председательствования в Черноморском отделении Арбатовской конторы по заготовке рогов и копыт.

Так что же ждет Вадима Потомского? Как видим, однозначного ответа на этот вопрос нет. Экс-губернатор может надолго застрять на посту заместителя полпреда, может получить новое назначение федерального уровня, а может просто исчезнуть из программок циркового представления, в котором клоунов и без него хватает.

Константин АНДРЕЕВ.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»