Орловская искра № 15 от 19 апреля 2019 года

…И много-много миллиардов!

А как прекрасно всё начиналось! Будто сладкая песня, лились из уст очередных благодетелей Орловщины волшебные слова — «инвестиции», «рабочие места», «тысячи кубометров», «социальная значимость проекта»… Эхе-хе, свежо предание…

По историческим меркам совсем недавно — 3 сентября 2014 года врио губернатора В. Потомский подписал соглашение о строительстве завода по производству цементно-стружечных плит между правительством Орловской области и ООО «СтеМаЛ». А уже буквально на следующий день газета «Коммерсантъ-Черноземье» поспешила сообщить: «Вчера ООО «СтеМаЛ» начало строительство на территории индустриального парка «Орел» в облцентре завода по производству цементно-стружечных плит. Предприятие стоимостью 2,3 млрд. руб. и мощностью 35 тыс. кубометров в год предполагается запустить уже в конце 2015 года. Эксперты верят в «хорошие перспективы» проекта…

Как рассказал „Ъ“ гендиректор ООО «СтеМаЛ» Алексей Василенко, на бывших площадях завода «Северсталь-метиз» в индустриальном парке «Орел» вчера началось возведение завода по производству цементно-стружечных плит (ЦСП): предполагается, что он будет «самым современным в России». Оборудование для завода поставит немецкая «BINOS», срок окупаемости предприятия — порядка десяти лет.

В строительство будет вло­жено 2,3 млрд. руб. собственных и кредитных («Рос­­сельхозбанк») средств, при этом их соотношение господин Василенко предпочел не комментировать, ссылаясь на продолжение переговоров. Годовая выручка будущего завода должна будет составить порядка 1 млрд. руб., ежегодные налоговые отчисления — около 200 млн. руб. «Цементно-стружечные плиты (основные компоненты — цемент, стружка из отходов деревообрабатывающих производств, вода и жидкое стекло. — „Ъ“) могут заменить гипсокартон и древесно-стружечные плиты при внешней и внутренней отделке зданий, также могут использоваться для возведения перекрытий и стен. По ряду параметров ЦСП значительно превосходят подобные материалы», — пояснил господин Василенко. Закупать сырье компания будет у ООО «Ростара» (правильно — ООО «Русъ-Тара». — Ю. Л.), чье производство также находится на территории индустриального парка «Орел»». (Конец цитаты).

То есть перспективы, как видите, были нарисованы самые радужные. А 2017 год был обозначен в документах как окончательный срок реализации инвестиционного проекта.

…И вот 26 ноября 2018 года уже новый губернатор и председатель правительства Орловской области А. Клычков подписывает специальный инвестиционный контракт с тем же ООО «СтеМаЛ» в лице того же гендиректора А. Василенко о строительстве… да-да, всё того же завода по производству цементно-стружечных плит мощностью 35 тыс. кубических метров в год, только теперь с объёмом инвестиций 5,42 млрд. рублей и сроком реализации контракта 7 лет, то есть до конца 2025 года. На сей раз, правда, контракт подписывался не просто так, а «в соответствии с заключением Департамента экономического развития и инвестиционной деятельности Орловской области о возможности заключения специального инвестиционного контракта от 21 ноября 2018 года № 300/11-1/05». То есть прежде чем подсунуть бумаги на подпись Клычкову, за «возможность заключения» поручился аж целый профильный департамент.

Забегая чуть вперёд, скажем, что мы не поленились раздобыть фотоснимки того самого места в индустриальном парке «Орёл», где, согласно аж двум инвестиционным соглашениям, подписанным с разрывом в четыре с лишним года, давным-давно уже должен был клепать цементно-стружечные плиты новенький завод. Ну или, по крайней мере, там хотя бы что-то должно было строиться. Однако, глядя на эти снимки, каждый может воочию убедиться: здесь и конь не валялся.

А потому, когда проходит первое недоумение, закономерно возникает интересный вопрос: а куда же, в таком случае, подевались обещанные миллиарды инвестиций?

Ну а теперь — по порядку. Вся эта история началась с того, что некое ООО «Русъ-Тара», расположенное на территории бывшего сталепрокатного завода, задумалось: нельзя ли с пользой использовать отходы деревообработки? Отходов этих было много, потому что предприятие обеспечивало тарой, например, всё производство «Северсталь-метиза» в Орле. У немцев присмотрели технологии и оборудование. Создали парочку новых фирм для непосредственного исполнения проекта, в частности, то самое ООО «СтеМаЛ». Для открытия кредитной линии участники «Русъ-Тары» заложили, в числе прочего, свои доли, имущество ООО, выступили поручителями по кредиту, а также получили гарантии Минфина РФ. Деньги дали «Россельхозбанк» и «Джей энд Ти Банк».

Однако постепенно один из двух участников ООО «Русъ-Тара» — В. Овешников, который курировал собственно производственную деятельность предприятия, начал замечать (как ему кажется) некоторые… как бы помягче выразиться, расхождения между словами и поступками партнёров, в частности — второго участника ООО А. Тимофеева, который занимался финансовой стороной дела. Тот, в свою очередь, стал обвинять первого в провоцировании корпоративного конфликта.

Мы сейчас, естественно, не станем копаться в хитросплетениях взаимоотношений между субъектами хозяйственной деятельности, а тем более — оценивать, кто там прав, а кто виноват. Но факт остаётся фактом: построено ничего не было, долги повисли на ООО «Русъ-Тара», а «Джей энд Ти Банк» в марте 2019 года подал в Арбитражный суд Орловской области заявление о банкротстве общества с ограниченной ответственностью. А банкротство — это, как вы понимаете, возможность за бесценок скупить имущество предприятия.

А потом, рассуждая теоретически, под это имущество можно снова брать кредит, тем более что вот же он — целый «специальный инвестиционный контракт» с правительством Орловской области ценой аж в 5,42 миллиарда рублей! Настоящая «охранная грамота»! Непонятно только, зачем всё это нужно самому правительству Орловской области и на что клюнул департамент экономического развития и инвестиционной деятельности, давая положительное заключение на этот «проект».

Пока ясно одно: никаких «свободных» миллиардов у «инвесторов» нет. Расчёт явно на кредитные деньги. Для области же не в светлой «инвестиционной» перспективе, а в сегодняшней реальности итогом станет — к бабке не ходи! — исчезновение ещё одного, пусть и небольшого, но пока действующего предприятия по производству тары. И несколько десятков человек останутся без работы. Какая же во всём этом выгода для региона?

Уполномоченными представителями правительства Орловской области по контракту с ООО «СтеМаЛ» в ноябре 2018 года были назначены руководитель департамента экономического развития и инвестиционной деятельности С. Антонцев и руководитель департамента промышленности Г. Парахин.

Так, может быть, им и следует разобраться, наконец, в том, что на самом деле происходит на территории индустриального парка «Орёл»?

Юрий Лебёдкин.

Лента новостей

самые читаемые за месяц