Красная строка № 32 (338) от 4 сентября 2015 года

Иммунитет против безнравственности

«Банный» скандал, персонажами которого оказались люди из ближайшего окружения губернатора В. Потомского и руководства областной избирательной комиссии, стал поводом для разговора за «круглым столом» о нравственности в нашем обществе. Его организовал педагог по профессии, депутат городского Совета, член фракции КПРФ А. Рослов. В помещении обкома компартии собрались в основном учителя орловских школ. Ведь именно там, в школе, начинается формирование личности тех, кто потом становится активным участником, в том числе, и политических процессов.

А. Рослов:
— Совершенно очевидно, что сегодня нужно говорить об утрате нравственной компоненты в современном образовании. Увы, в прошлом остались времена, когда в школе на первом месте было воспитание честности, принципиальности, умения отстаивать свое мнение. И когда сегодня мы говорим о нарушении прав избирателей, разве не в нравственной деградации следует искать причины тех самых грязных технологий, которые сознательно отрабатывались в течение последних лет в процессе различных выборов?

Причем, как ни прискорбно, именно школы играли в реализации этих технологий далеко не последнюю роль. Достаточно вспомнить выборы в областной Совет 2011 года. Второй избирательный округ, школа № 32. Следственный комитет установил: студенты за пять тысяч рублей в день в помещении школы переписывали в подписные листы сведения из базы данных, предоставленной Железнодорожной администрацией. Делалось это в пользу кандидата-спойлера И. Гостевой от «Единой России», кстати — педагога школы № 33. Установлены были личности переписчиков. Ясно, что в школе № 32 все это не могло происходить без санкции директора — господина Сафронова. Мораль этой истории такова: если бы в коллективе школы нашлись люди, будем говорить, правильно воспитанные, подобного не могло бы произойти в принципе. И даже если бы и произошло, то потом, во время проверки, были бы даны правдивые показания, и уголовное дело не зашло бы в тупик.

Педагог И. Гостева сознательно позволила использовать себя в качестве «подставного» кандидата-спойлера, чтобы отобрать голоса у выдвиженца от КПРФ. Следственные органы установили, что было подделано 570 подписей в подписных листах — все, практически. И Гостева получила эти листы в предвыборном штабе «Единой России», после чего спокойно сдала их в избирательную комиссию.

Уровень цинизма зашкаливал в ту избирательную кампанию. На округе большим тиражом была распространена листовка, которая являлась по своему внешнему виду копией листовки в поддержку кандидата от КПРФ М. Рословой, моей супруги. Только призывала листовка голосовать за Гостеву. Кроме того, была выпущена поддельная, «контра­фактная» «Орловская искра», где нацистские преступники чередовались с рассказами обо мне. И все это делали люди, которые, по идее, должны руководствоваться в своих поступках элементарными нравственными нормами. И все они фактически вышил сухими из воды, сохранив свои должности.
Стоит ли удивляться, что нынешняя избирательная кампания обрастает скандалами? Все это прямое следствие, в том числе, и деградации воспитательного процесса в школах. К сожалению, сами учителя в большинстве своем ведут себя аморфно и позволяют использовать себя в нечестных играх. У меня уже есть сведения, что в той же 33-й школе классным руководителям даны указания организовать досрочное голосование.

Так называемые праймериз, то есть предвыборное выяснение общественного мнения, которое, строго говоря, должно быть сугубо внутрипартийным мероприятием, в наших школах превращается фактически в общенародное голосование. Учителей обязывают приходить с паспортами. Паспортные данные тщательно переписываются. И можно себе представить, как будут потом использованы эти данные.

В некоторых регионах протесты учителей не позволили «Единой России» провести праймериз ни в одной школе. Но только не в Орловской области. Мы не смогли этому противодей­ствовать. Учителя объясняют свое малодушие тем, что за неподчинение им грозят неприятностями на работе. Но выбор есть всегда. Тем более что последствия такого малодушия могут быть весьма плачевными.
Я уже говорил однажды, что нарушения избирательного законодательства нужно приравнять к госизмене. И это не преувеличение. В конце концов, систематический обман избирателей на выборах может поджечь общество. И это общество может быть просто сметено.

Н. Романова, бывший учитель школы № 32:
— Однажды я подала заявление в областную прокуратуру, чтобы она провела проверку, как директор Сафронов распоряжается надтарифным фондом. Это был 2009 год. Проверка выявила 5 миллионов растраты. Например, сын директора числился работником школы, хотя был всего-навсего студентом и в школе не появлялся. Дочь директора, оказывается, за два выходных дня сумела отремонтировать в школе столовую за 30 тысяч рублей. Причем все подтверждалось актом, подписанным нескольким учителями. Когда я стала их обзванивать, все сказали, что ничего не подписывали. Однако начальник управления образования А. Шатохин в своем ходатайстве за директора 32-й школы утверждал, что ущерб составил всего 160 тысяч с копейками, и поэтому якобы не существенен, и на том основании просил не возбуждать дело в отношении директора.

Но самое страшное, что те же учителя, которые сначала дали правдивые показания против директора, потом письменно отказались от них. И эту пачку отказных заявлений я тоже видела. У нас в 32-й школе за все годы моей работы только три учителя осмелились возражать дирекции. Зато на их примере все видели, как руководство может расправиться с неугодными.

Чтобы воспитывать достойных граждан, учитель сам должен быть личностью. У нас очень много хороших учителей. Но они запуганы в высшей степени.

А. Рослов:
— Но не под автоматом же от них требуют участия в незаконных махинациях! Дальше школы учителя не сошлют. Так что всегда действительно есть выбор…

Л. Селезнева, учитель школы № 28:
— Но авторитет школы уничтожен. А как он может быть не уничтожен, когда и родители, и ученики видят, что происходит вокруг? Рыба гниет с головы. Если бы такой скандал, который мы сейчас называем «банным», произошел лет тридцать назад, уверена: его участники не задержались бы в своих руководящих креслах. А что мы видим теперь?

Л. Ситнянская, учитель школы № 24, председатель профкома:
— Меня и в советские времена начальство критиковало за то, что я открыто делюсь с учениками своим мнением по тому или иному поводу. Но если оно у меня есть, свое мнение, считаю, что я должна его высказать. Это, кстати, один из элементов того воспитательного процесса, который теперь выхолащивается в школе. А дети всё видят и всё правильно оценивают, между прочим.

Вот наш коллектив сумел добиться отставки неугодного нам директора. А параллельно у нас в школе возник конфликт детей с учительницей математики. Возник после того, как эта учительница на все детские «Не понятно!» заявила: мол, я объясняю на ту зарплату, которую мне здесь платят, а за всем остальным идите к репетитору. И детей в этом конфликте придавили.

И вот когда мы добились отставки директора, эти дети пришли ко мне и сказали: вы молодцы, вы дошли до конца, а мы не сумели. То есть я хочу сказать, что не стоит недооценивать наших учеников. Они всё правильно понимают. Им просто нужен достойный пример. Если учитель сам аморфный и бесхребетный человек, то он достойного человека не воспитает.

Ю. Селезнев, ветеран труда, бывший инженер ЗАО «Орлэкс»:
— Когда я услышал, что директорам школ дали фонд, из которого они фактически по своему усмотрению могут поощрять или не поощрять учителя, я понял, что старый, как мир, принцип «разделяй и властвуй» продолжает действовать. Чего у нас нет, так это — к кому обратиться за защитой. Я еще помню те времена, когда у нас на заводе секретарь парткома мог воспитывать директора. И это действовало. По-моему, сегодня как никогда нужна организация, куда мы могли бы придти и сказать: призовите к порядку руководство. Правоохранительные органы, к сожалению, в этом смысле себя не оправдывают.

Т. Миночкина, учитель школы № 24:
— Учитель ни за чьи спины спрятаться не может. Дети легко чувствуют фальшь. И если я буду черное называть белым, они почувствуют эту непоследовательность. Мы всегда своим примером даем установку на будущее. Хотя довлеть над детьми мы не имеем права.

А. Рослов:
— Опыт 24-й школы, когда коллектив заставил управление образования сменить директора, на мой взгляд, дорогого стоит. Это один из первых примеров в Орле, когда наши учителя столь дружно выступили против системы кадровых решений, сложившейся в Орле за последние годы под руководством бессменного начальника городского управления образования А. Шатохина. И как вы теперь себя чувствуете?

Л. Ситнянская:
— Мы сплотились, отбросив все мелочные разногласия.

От редакции.
За нравственность общества, и в первую очередь — подрастающих поколений, нужно и можно успешно бороться. А «банный» скандал только еще более ярко высветил актуальность этой проблемы.
Органы власти, избирательные комиссии и правоохранительная система призваны стоять на страже не только Закона, но и нравственных устоев. Если же они покрывают безнравственность или даже сами поступают недостойно, то они тем самым не укрепляют, а разрушают основы общества и государства.

Вырабатывать иммунитет против этого и призвана система школьного образования и воспитания.

Записал Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц