Красная строка № 8 (403) от 17 марта 2017 года

Инвестнесогласие

А где написано, что вам дадут 25 миллиардов, господин Потомский?

Все уже давно привыкли к тому, что губернатор Орловской области Вадим Потомский любит жонглировать большими цифрами, причём часто без всяких на то оснований. Только в первые полгода после своего прихода в регион он наобещал почти триллион рублей инвестиций, что для Орловщины стало бы построением коммунизма в одной отдельно взятой области.

А потом одно за другим рухнули обещания строительства нефтеперегонного завода и восстановления аэропорта, создания тепличных комплексов и особой экономической зоны, а десятки «перспективных» инвесторов ушли из региона.

На Сочинском экономическом форуме премьер-министр и министр финансов России выяснили, что Потомскому, похоже, очень нравится завышать перспективные доходы бюджета, с тем чтобы, после того как они окажутся пшиком, аргументировано просить денег у федерального центра.

Как поражают цифры с потолка

Дмитрий Медведев, встречаясь с губернаторами, говорил: «Речь идёт о ситуации, когда регионы, не выполняя должным образом полномочия, которые возложены на них в соответствии с федеральными законами, в то же время принимают на себя дополнительные региональные обязательства и их, что называется, с удовольствием финансируют. Это тоже неправильная, негодная практика».

Министр финансов продолжил тему. И его сообщение имело самое прямое отношение к Орловской области. Антон Силуанов сообщил, что ряд регионов закладывает в доходы бюджета нереальные источники, как бюджетные, так и небюджетные. И рассказал о том, что Минфин решил, что при неисполнении этих планов таким областям сократят федеральные трансферты. Вот тут, понимая, что федеральные субсидии могут сократиться, несколько областей начали срочно «корректировать» свои обязательства. Силуанов не стал скрывать, о ком именно идёт речь: «Хочу сказать, что целый ряд субъектов именно грешат, что называется, такими решениями. Это Республика Хакасия, Кабардино-Балкария, Орловская, Курганская области. В 2016 году в связи с тем, что прогноз налоговых и неналоговых доходов существенно завышался, это привело к невыполнению плана по доходам, соответственно существенно увеличился государственный долг в этих субъектах Российской Федерации».

Наверное, прежде чем заниматься всякими сомнительными экономическими новациями, Потомскому нужно выполнять те обязательства, которые уже взяты и зафиксированы, а не «поражать» всех взятыми с потолка цифрами «международного проекта»…

Бизнес-ликбез для «выпускника академии»

В последние несколько месяцев достоянием общественности стали многие факты, которые несколько притушили гипертрофированное самолюбие Потомского. Он уже не поздравляет защитников Отечества с праздником, поскольку выяснилось, что звания майора и подполковника были ему присвоены незаконно и соответствующие приказы Минобороны были отменены, отстранился от общения с профессиональными дзюдоистами, так как под сомнение попали спортивные «достижения», о которых он любил при случае рассказать…

Но самое неприятное — это то, что февральские заявления губернатора заставили широкую общественность сильно сомневаться в том, что его экономическое образование (11 лет назад, будучи депутатом, он окончил филиал Академии госслужбы) хоть каким-то краем пошло ему на пользу.

Задайте вопрос любому начинающему бизнесмену или студенту 1-го курса экономического вуза: чем отличается соглашение о намерениях от инвестиционного контракта? Даже троечник ответит вам, что существует три вида документов подобного рода: соглашение о намерениях, предварительный договор и основной договор (контракт). И не важно, как они будут называться, главное — их суть. Контракт — это юридически обязывающий документ, в котором подробно расписана суть проекта, приведены цифры (в данном случае инвестиций), сроки выполнения, источники средств и пр. В предварительном договоре главное — юридические обязательства сторон в течение определённого срока заключить контракт. А вот соглашение о намерениях не порождает подобных обязательств. Его заключают для выражения совместной воли сторон, закрепления партнёрских отношений.

Скорее всего, Потомский учился плохо и ничего этого не знает, поскольку находящийся в распоряжении редакции документ — соглашение между правительством Орловской области и компанией «РИКО», который он именует контрактом, — имеет лишь признаки протокола о намерениях. И формулировка «о реализации инвестиционных проектов» никого не должна вводить в заблуждение.

10 февраля в интервью телеканалу «Первый областной» Вадим Потомский гордо заявил: «Это самый крупный инвестконтракт за всю историю Орловской области — 400 млн. евро. Строительство четырёх заводов. Сегодня мы ставим точку в наших предыдущих договорённостях со словенской стороной — с компанией «Рико».

Абсолютно 100-процентную даю сегодня гарантию: эти заводы будут строиться». А ещё Потомский заявил, что финансовым оператором проекта будет банк ВТБ и что заводы построят в течение пяти лет.

В соглашении с фирмой «РИКО» нет ни слова про цифры и источники инвестиций, про банк-оператор. Похоже, губернатор Потомский публично солгал, уверяя, что заключил «инвестконтракт» на 25 млрд. рублей! И это подтверждает Минэкономразвития в своём ответе общественному движению «Родной Орёл». В письме № ОГ-029-2040 от 28 февраля чёрным по белому написано: «Стоит отметить, что соглашение, подписанное правительством Орловской области с ООО «РИКО», не является международным договором и не создаёт прав и обязанностей для сторон, а является лишь декларативным документом, с помощью которого стороны выражают готовность к сотрудничеству в указанном направлении».

С кем подписал соглашение
Вадим Потомский?

Несоответствие заявленных «хотелок» параметрам соглашения — не единственная проблема данного документа. Весь пафос подписания «словенского инвестконтракта» меркнет, когда попробуешь выяснить контрагента, с которым Орловская область его подписала. «Как с кем?» — спросит наш пытливый читатель. Конечно, с ООО «РИКО, инженерно-техническая, строительная деятельность и лизинг». Так написано и в шапке договора, и в конце документа. Рядом указан московский адрес. Но фирмы с таким названием в России по этому адресу не существует! Не обвиняйте нас в глупых придирках, но в любом договоре должны быть указаны точные наименования сторон и их юридические адреса. Чтобы россиянам понять жителей Орловщины, знакомых с практикой фирм-клонов, прочтите справку об истории с двумя «Балтстроями».

С адресом этого ООО вообще вышло что-то непонятное! В соглашении фигурирует «ул. Б. Дорогомиловская, д. 14, оф. 38, г. Москва, 121059». Но ведь коммунист Потомский договаривался с компанией из Словении! Нет, конечно, по московскому адресу есть разные организации, например представительство фирмы «Рико». Но директор его не Шкрабец, а Йозо Драган. Также есть ООО «Рико — Маш» и ООО «Рико». Но директор в них не Янез Шкрабец, а некий гражданин Белоусов.

Точное название фирмы, с которой подписано соглашение, не смогли бы определить даже опытные следователи, которые в подобных «странных» случаях занимаются поиском коррупционной составляющей. Дело в том, что подпись Вадима Потомского скреплена печатью, а подпись господина Шкрабеца — нет! Поэтому данный документ, выражаясь языком правоохранителей, имеет признаки фиктивности и легко может быть признан ничтожным. Для сведения господина–товарища Потомского: ООО «Рико, инженерно-техническая, строительная деятельность и лизинг» всё-таки имеет адрес местонахождения. Вот он: Республика Словения, г. Любляна, ул. Бизьянова, 2. Именно туда он, вероятно, собирается поехать в конце марта. Если успеет, конечно…

«Балтстрой» «БалтСтрою» рознь!

Фирма, в которой директором был бывший вице-губернатор Орловской области Михаил Бабкин, стремительно и не очень хорошо покинувший свой пост в прошлом году, называлась «Балтстрой». А вот владельцы и руководители приглашённой командой Потомского питерской компании «БалтСтрой», которая строила в Орле набережную, не просто «покинули посты», они сейчас сидят по следственным изоляторам. Разница — в написании одной буквы. Но какая!

«Наша версия»,
№ 10 от 13 марта 2017 г.

На снимке: скромный вход в офис ООО «Рико» в Москве — миллиардами здесь не пахнет.

(Публикуется с некоторыми сокращениями).

самые читаемые за месяц