К нашим читателям

Эту фотографию мы сделали летом нынешнего года в Орловском полесье, где отдыхали всей редакцией, с семьями. Юрий Викторович Лебедкин, конечно же, не жарит внутренности своих врагов, а просто лежит и греется у костра, на котором жарятся сардельки, купленные нами в «Орловской Ниве» — хорошие такие сардельки, только перца, по мнению гурманов, можно было бы в этот вид продукции класть и поменьше. А мяса, добавляют беспощадные критиканы орловской действительности, — побольше.

Шутливая, страшная, каннибальская надпись на снимке появилась после того, как мы собрались, чтобы решить, что же подарить редактору «Города Орла» и директору агентства «Красная строка», издающему эту газету, на день рождения. Дело в том — так совпало, — что день рождения Ю. Лебёдкина, день выхода первого номера нашего еженедельника и решение Советского районного суда г. Орла, инспирированное нашими же учредителями, закрыть газету, практически совпали. То есть, день рождения редактора и выход первого номера совпали абсолютно, день в день, и пришлись на 8 октября — когда Православная церковь празднует память Сергия Радонежского, а судебное решение о закрытии разминулось с датой несколькими днями. Будь мы ежедневной газетой, это не было бы совпадением. Но еженедельник выходит в свет раз в неделю, поэтому и суд состоялся точно в промыслительные сроки.

Икону Сергия Радонежского имениннику мы подарили. Хотели, правда, найти такую, где русский святой благословляет князя Дмитрия Донского на бой с погаными — чтобы крупно. Но ведь этот эпизод — только часть жития Сергия Радонежского, и в иконе, которую мы нашли, он тоже присутствует.

Надписи же на фотографии предшествует некрасивая попытка власти заставить нас заниматься проституцией. Будем называть вещи своими именами. Когда человека и даже целый коллектив склоняют против их воли заниматься чем-то противоестественным и стыдным, это и называется тем самым словом, которое почему-то с кривыми ухмылочками принято адресовать журналистам и журналистике. Мы не хотим распространять это заблуждение на себя и свое отношение к профессии.

Придя в «Город Орел» из разных изданий, работа в которых, по нашему мнению, была несовместима с требованиями кодекса журналистской этики, мы ничего особенного не собирались делать. Всего-навсего мы хотели выпускать «нормальную газету для нормальных людей» — именно в таких словах мы сформулировали тогда, в дни становления еженедельника, наше, если хотите, кредо. «Нормальная» — значит та, что не лжет, не подстраивается под мнение власти, не обслуживает, как сервильно принято называть все ту же проституцию, кого бы то ни было, а в меру своих сил стремится говорит правду, давать объективную картину происходящего, не изменяя своим убеждениям и не требуя этого от других. «Для нормальных» — значит для людей, которые выше желания любым способом преуспеть ставят человеческую совесть, традиционные представления о порядочности и самоуважение; для тех, кто ни при каких условиях не согласится считать себя быдлом — послушной и безгласной серой массой, тупо следующей по маршруту, указанному очередным местным вождем. Мы знали, что нормальных людей в нашем городе большинство, и популярность, которую приобрел наш еженедельник — в дни закрытия можно немножко себя похвалить, — лучшее тому подтверждение. Мы искренне удивились, узнав, что нас — орловскую городскую газету — читают и ждут даже в сельских районах области. Вот такой голод возник у нормального орловского народонаселения…

«Город Орел» выходил три года. Мы были такими же и год назад, и два, и три. И чего было удивляться, когда на предложение поменять мужской пол на женский, коллектив редакции ответил отказом? Странно, если бы мы согласились. Отсюда — и подпись на мирной вполне фотографии, родившейся в благословенных чащобах Полесья. Ну не хотим мы быть девушками по вызову, какими бы красивыми тактическими схемами это неприемлемое для мужчин предложение ни прикрывалось. Нельзя быть проституткой по определению. И наша газета ею не будет. Если такое решение удивляет наших учредителей — им и карты в руки, а коллектив редакции сказал то, что сказал. И поступать намерен в точном соответствии со своими словами и убеждением.

Возможно, мы еще будем какое-то время выходить, возможно — нет. Главное в том, что мы при любом раскладе не намерены предавать своих читателей — нормальных людей, которых в городе Орле большинство. Нормальные орловцы, к счастью, все еще плохо относятся к разного рода трансвеститам и перерожденцам. В том числе и от журналистики.

Нас хотели унизить нашими же руками, а потом посмеяться: «Посмотрите, дескать, что случается на Орловщине с теми, кто имеет наглость иметь собственное мнение и идти против «всесильного» рожна!».

«Юрий Викторович Лебёдкин жарит внутренности своих врагов». Для тех, кто читает с середины, напоминаем: «внутренности»-сардельки куплены в «Орловской Ниве», все по закону, все очень лояльно. Просто не надо пытаться делать из людей быдло, господа лакеи. Людям это не нравится.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

Остальные материалы читайте в свежем номере газеты «Город Орел»

самые читаемые за месяц