Красная строка № 39 (434) от 15 декабря 2017 года

Как меня чуть не сделали экстремистом

Под таким заголовком в очередном номере международного ежемесячника расследований «Совершенно секретно» опубликована большая статья первого заместителя главного редактора этого издания А. Богомолова, в которой продолжается, так сказать, «выяснение отношений» газеты с прокуратурой Орловской облас­ти. «Красная строка» не намерена вмешиваться в этот процесс, однако многие факты, впервые озвученные в публикации, представляются нам очень познавательными.

Именно поэтому «КС» предлагает сегодня своим читателям несколько фрагментов из статьи А. Богомолова. Полный текст можно прочитать в декабрьском «Совершенно секретно» № 12/401.

Незаконные силовые
мероприятия

Наша газета отвечает за каждую строчку. И в сентябрьском номере «Совершенно секретно» мы совершенно не случайно отметили, что стали чувствовать на себе странное внимание прокуратуры Орловской области.

Поводом для этого стала информация, полученная нами в сентябре этого года, скорее всего, именно из недр этого ведомства. Нам сообщали о том, что в отношении нашего издания и лично меня — первого заместителя главного редактора — готовится незаконное уголовное преследование. Обычно мы с сомнением относимся к письмам без подписи, приходящим в нашу редакцию. Но мы прекрасно представляем, что люди, обращающиеся к нам, часто вынуждены скрывать своё авторство, чтобы не получить больших неприятностей по службе.

Начиналось адресованное мне письмо так: «Мы с Вами не знакомы, но, испытывая искреннее уважение к газете «Совершенно секретно», которую я читаю много лет, я хотел бы предупредить вас о уже осуществляемых и готовящихся в отношении Вас противоправных действиях со стороны прокурора Орловской области Полуэктова И. В.». Ничего себе нажил я противника! Читаем вместе с главным редактором дальше.

Автор послания рассказывает о том, что в июле 2015 года в газете «Аргументы недели» была опубликована статья «Кто отнимет дышло у прокурора Полуэктова?», подписанная неким Сергеем Михайловым. Именно после неё в беседе между губернатором Орловской области Вадимом Потомским и областным прокурором Иваном Полуэктовым была поднята тема «ответной силовой реакции на выступления СМИ».

При этом, как писал анонимный автор, Потомский уверял прокурора в том, что как эта, так и все остальные статьи в федеральных СМИ с негативной оценкой работы губернатора были написаны именно мной, Богомоловым Алексеем Алексеевичем. Иначе как безумной эту идею, как и многие другие заявления и действия бывшего губернатора Потомского, я назвать не могу и солидаризируюсь в этом со словами Владимира Соловьёва о нём: «Человек безумен! Безумен уже давно!»

Любопытный факт: в 2016 и 2017 годах экс-губернатор Орловской области Вадим Потомский по крайней мере дважды искал возможность «договориться» со мной. Осенью 2016 года к нам в редакцию приехал мой хороший знакомый, генеральный директор одного из орловских предприятий, занимающихся утилизацией твёрдых бытовых отходов. И передал мне «коммерческое предложение» от губернатора. Потомский, как утверждал мой приятель, интересовался, не соглашусь ли я занять какую-либо должность в обладминистрации. Если же меня это не заинтересует, то мне предлагалась месячная «зарплата» от 300 тысяч рублей. Я за это должен был забыть о существовании фамилии Потомский. «Зарплату» мне должен был выплачивать гендиректор, взамен получая от губернатора возможность спокойно работать и даже иметь некоторые преференции. Я от такого предложения не задумываясь отказался.

Второй раз я получил «привет» от губернатора Потомского летом 2017 года. Мой друг и коллега по прошлой работе в Совете Федерации и областной администрации общался с Потомским, после чего передал мне содержание разговора. Губернатор попросил: «Узнай, сколько Богомолов вообще получает, и передай ему, что я буду платить вдвое больше». Меня, честно скажу, это предложение ещё больше удивило. Потомский ведь прекрасно понимал, что ему осталось работать недолго, от трёх месяцев до полугода. Неужели он думал, что нам это неизвестно и я кинусь в его объятия? В общем, и тут не сложилось. Зато «силовой вариант» постепенно развивался.

Автор письма без подписи писал о том, что в отношении меня начался негласный сбор информации, к которому были привлечены доверенные сотрудники прокуратуры и «близкая знакомая прокурора области Полуэктова И. В., старший следователь УВД МВД по Орловской области майор полиции Позняк М. А.». Особых признаков «сбора информации» я не ощущал, хотя время от времени какие-то люди по месту жительства моих родственников в Орле интересовались, часто ли я бываю там, мне ли принадлежит тот или иной автомобиль, кто из моих родных прописан в квартире и прочее. По крайней мере, один раз «проверяющий» предъявил полицейское удостоверение. Как мы выяснили в УМВД России по Орловской области, никаких официальных проверок с мая по ноябрь 2017 года в отношении меня, равно как и других сотрудников «Совершенно секретно», не проводилось. Значит, все эти «мероприятия» были незаконными. Один из руководителей УМВД России по Орловской области в беседе со мной предположил, что удостоверение либо было поддельным, либо числилось «утерянным» и использовалось лицом, уволенным из рядов полиции.

Следующий факт, приведённый нашим доброжелателем, меня серьёзно насторожил: «Поскольку Потомский В. В. требовал от прокурора области Полуэктова И. В. активных действий в отношении Вас, что вполне совпадало с интересами самого прокурора, Полуэктов И. В. в марте 2017 года принял решение через своих знакомых в правоохранительных структурах Северо-Кавказского региона осуществить в отношении Вас комплекс проверочных мероприятий на предмет причастности к террористическим и экстремистским кругам. Поскольку в то время уже осуществлялся неофициальный контроль за вашими передвижениями и контролировалась Ваша электронная почта, Полуэктову И. В. было известно, что в конце марта — начале апреля вы будете находиться на отдыхе в одном из санаториев города Сочи. 27 или 28 марта такая проверка, включающая составление Опросного листа и сбор установочных данных, была осуществлена силами сотрудников УВД по городу Сочи ГУВД МВД РФ по Краснодарскому краю. Копии Опросного листа и остальные данные были отправлены прокурору Орловской области Полуэктову И. В».

Я говорил, что мы, читая такие письма, относимся к ним с большой долей критичности. Но я действительно в марте — апреле 2017 года отдыхал в ФГБУ «Объединённый санаторий «Сочи» Управления делами Президента РФ. Более того, отдыхал я там с 1998 года раз десять, так что все мои личные данные там имелись. Поэтому тогда меня несколько удивил звонок по местной связи от начальника службы безопасности санатория. Он попросил меня побыть в номере, пока не придёт их сотрудник. Сотрудник пришёл, а вместе с ним — офицер сочинской полиции, предъявивший мне удостоверение и, к удивлению моей жены, доставший какие-то бумаги и сообщивший о том, что в отношении меня ему поручено провести проверочные мероприятия. Я в двух словах рассказал ему, кто я и зачем приехал в Сочи, но его это не впечатлило.

Он положил перед собой бланк, на котором было крупно написано «Опросный лист» и ниже более мелким шрифтом что-то насчёт принадлежности к террористическим и экстремистским организациям. Вопросы, которые задавал мне сотрудник полиции, настораживали: служил ли я в армии, бывал ли в горячих точках, имею ли снайперскую подготовку, какие у меня есть особые приметы и прочее. Любопытно, что ответы на все эти вопросы, похоже, были ему известны, поскольку он время от времени сверялся с какой-то бумажкой. На мой вопрос, чем вызван такой интерес к моей персоне, ответ был уклончивый: «Тут у нас намечается товарищеский футбольный матч Россия — Бельгия, так что много народу приехало, мало ли кто тут среди этих 60 тысяч может оказаться».

Тут я понял, что интерес ко мне совсем не случайный, что я попал в разряд «мало ли кто», и решил воспользоваться опцией «звонок другу». Кто, если не министр внутренних дел, с которым я знаком уже десять лет и два года даже работал вместе, более всех компетентен в подобных вопросах? Но мобильник Владимира Александровича Колокольцева, как это часто бывает, не отвечал. Тогда я позвонил другому генералу из центрального аппарата МВД, чтобы спросить совета. Включил громкую связь, дабы опрашивавший меня полицейский всё слышал, и описал ситуацию. Генерал-лейтенант задал мне только один вопрос: «Ты в санатории официально отдыхаешь?» Я ответил утвердительно. «Тогда гони его на хрен и ничего не подписывай. Какой ты террорист-экстремист!?» «Вы всё поняли?» — спросил я. Офицер полиции вскочил, зачем-то сфотографировал на мобильник мой паспорт, а затем со словами: «Понял, ухожу», — ретировался. <…>

Конечно, совпадение целого ряда деталей из полученного мной письма с реальными подтверждёнными фактами беспокоил меня, тем более — я знал, что если уж Опросный лист составлен, то он кладётся в специальную папочку, в которой накапливаются другие материалы. А прокурор, гипотетически настаивая на возбуждении в отношении меня уголовного дела по обвинению в экстремизме, может в качестве аргумента писать: «В 2017 году в отношении Богомолова А. А. УВД по городу Сочи ГУВД МВД РФ по Краснодарскому краю проводилась проверка на предмет принадлежности к террористическим и экстремистским группировкам». А потом при проведении обыска сотрудники могут «неожиданно» найти у меня стоящее в углу знамя запрещённой в России террористической организации ИГИЛ, а также экстремистскую литературу.

В общем, пришлось принимать меры. Для начала в порядке консультации я обратился в спецслужбу, имеющую право контролировать действия сотрудников полиции. И хотя обращение было неофициальным, я начал чувствовать, что даже печально известная в Орле эксцентричная «следователь М. А. Позняк» умерила свою активность. Люди, интересовавшиеся моими передвижениями и родственниками, появляться во дворе перестали, всякие глупости с «Опросными листами» не повторялись, никаких сигналов из прокуратуры насчёт себя лично я не получал. Скорее всего, попытка сделать из меня «экстремиста» не удалась… <…>

Прокурор без подписи

<…> В сентябрьском номере газеты «Совершенно секретно» мы писали о деле заместителя ливенского межрайонного прокурора Олега Карпенко. УФСБ по Орловской области вело оперативную разработку этого гражданина, а потом взяло его с поличным. Прокурор настолько уверовал в свою безнаказанность, что, как утверждают люди, знакомые с его делом, принимал взятки на свою личную пластиковую карточку. Но доказать взятку было крайне сложно, поскольку Карпенко водил «клиента» за нос, обещая ему содействие, но ничего для решения вопроса не делал. Поэтому СУ СКР по Орловской области предъявило ему другую статью — покушение на мошенничество в особо крупном размере. Одновременно областная прокуратура явно стремилась подвести «своего» под формально более тяжёлую, но фактически недоказуемую статью «взятка», что уводило его из-под уголовной ответственности.

Как вы думаете, кто требовал обвинения по «неправильной» статье? Неужели областной прокурор? Конечно, нет! Как отмечал в своём письме на имя Полуэктова от 18 мая 2017 года первый заместитель генерального прокурора Александр Буксман, заместитель прокурора Орловской области Дмитрий Седухин «внёс в следственный орган необоснованное требование о предъявлении Карпенко О. А. обвинения в получении взятки». Следствие ходатайствовало об отмене постановления Седухина. И далее заместитель генерального прокурора отмечал, что сотрудники областной прокуратуры «ориентировали следствие на заведомо ошибочную квалификацию действий Карпенко О. А.» и отказали в утверждении обвинительного заключения по надуманным основаниям. Отметим, кстати, что в начале декабря Ливенский районный суд приговорил зампрокурора Карпенко к двум годам лишения свободы, и именно по ст. 159 ч. 3, то есть за мошенничество, совершённое лицом с использованием своего служебного положения…

<…> Через пару месяцев после письма Буксмана Дмитрий Седухин отправился в Москву, в Генпрокуратуру. Но вот только с должности заместителя областного прокурора он «упал» до начальника отдела в не самом важном управлении по надзору за исполнением законов в сфере ОПК.

А вот в письме Орловской областной прокуратуры в СУ СКР по Орловской области, том самом, где фактически инициируется незаконное уголовное преследование ряда федеральных и региональных СМИ, право подписи было снова предоставлено не Ивану Полуэктову, а исполнявшему его обязанности первому заместителю Андрею Николаевичу Хамошину. История повторяется? <…>

Личная городская среда

Мы уже не раз писали о том, что при Вадиме Потомском в Орловской области было нарушено взаимодействие между прокуратурой и другими правоохрани­тельными структурами. Особенно велики были проблемы с СУ СКР по Орловской области. Желающих работать с Иваном Полуэктовым после перехода на вышестоящую должность начальника СУ СКР по Орловской области Сергея Сазина искали почти полтора года. 21 августа 2017 года начальником Следственного управления Следственного комитета России был назначен генерал майор юстиции Анатолий Щуров. Скорее всего, определяющим это назначение фактом была совместная работа Щурова и Полуэктова в прокуратуре Тамбовской области. С 1991 по 2003 год они неоднократно пересекались в этой структуре.

Щуров на пять лет младше Полуэктова, и у него на одну звезду на погонах меньше. Опираясь на эту информацию, орловские журналисты сразу решили, что СУ СКР по Орловской области может очень быстро «лечь» под прокуратуру и стать её «придатком». И хотя местная, особенно коммунистическая пресса, «толкает» нового начальника в объятия Полуэктова, мы придерживаемся той точки зрения, что Анатолий Щуров будет соблюдать разумный баланс в отношениях с областной прокуратурой. <…>
5 октября 2017 года в Орловской области вместо Вадима Потомского появился новый и. о. губернатора — московский коммунист Андрей Клычков, который вынужден разруливать все конфликты, разгоревшиеся при Потомском, в том числе и между силовиками. <…>

Год назад УМВД РФ по Орловской области признало, что только во время подготовки к празднованию 450-летия Орла (август 2016-го) было похищено более 1 миллиарда рублей, с весны до осени 2017 года область сотрясали коррупционные скандалы, связанные с губернатором и его приближёнными.

Совсем недавно в центре очередной истории с «исчезновением» в неизвестном направлении бюджетных средств оказался председатель областного совета Леонид Музалевский, три с лишним года игравший роль верного соратника экс-губернатора Потомского. Нет, сам он деньги не расхищал. Его подвела крайне неудачная попытка пропиариться за счёт программы «Городская среда», которая осуществлялась при поддержке и по инициативе «Единой России». Поскольку Леонид Музалевский пока ещё возглавляет местное отделение партии, он ещё весной решил, что ему лично нужно продемонстрировать жителям свою влиятельность, оперативность и деловую хватку.

Как писали «Орловские новости», на партийную программу «Городская среда» в Орле из бюджетов разных уровней было выделено 164,3 миллиона рублей. На эти деньги должны были отремонтировать 77 дворовых территорий, два парка и бульвар. В итоге к осени вовремя сдали только 11 объектов, а деньги куда-то «рассосались». Самое пикантное то, что весной, когда определялось, какие дворы будут ремонтировать, среди жителей стали распространяться бланки заявлений на имя председателя областного Совета народных депутатов Леонида Музалевского, напечатанные не по форме, определённой «Единой Россией» и опубликованной на официальном сайте, а именно в персонифицированном виде. В них жители должны были попросить «благодетеля» Леонида Семёновича включить их двор в программу и ждать «счастья».

Фамилия Музалевский постоянно светилась в прессе, глава местных единороссов выступал по телевидению, в общем, «руководил процессом», который, однако, как и многие другие мероприятия времён Потомского, оказался негативным. Вокруг Музалевского, регулярно «инспектировавшего» объекты, появились мутные подрядчики из других регионов, «как правило, как отмечала «Российская газета», небольшие ООО с уставным капиталом в 10 тысяч рублей». («РГ неделя», № 249/741 5 от 2 ноября 2017.) Делали некачественный ремонт и исчезали.

К осени, когда пришло время отвечать за результаты, уже и сам Музалевский был не рад, что возглавил программу «Городская среда». Даже его первый заместитель, глава фракции единороссов в областном совете Михаил Вдовин, как писала «Российская газета», усомнился в том, что появлявшиеся рядом с председателем подрядчики попали в программу честно: «Конкурсы странным образом выиграли фирмы, как правило, не имеющие ни финансовых средств, ни людских ресурсов, ни материалов… Я не исключаю, что эти фирмы могли быть аффилированы друг с другом».

Как же так получилось, что председатель облсовета лично отбирал объекты, курировал работы, а программа провалилась, и деньги исчезли? А не просматриваются ли в этом процессе признаки коррупционной составляющей? <…>

Мы не сомневаемся, что руководство «Единой России», начавшее ротацию своих кадров в регионах, даст соответствующую оценку и самопиару секретаря Орловского отделения партии весной 2017 года, и срыву программы «Городская среда» осенью. А оценивать то, кто, как и в какие сроки «растворил» 164 с лишним миллиона рублей, должны правоохранительные органы, и в том числе прокуратура Орловской области, которой почему-то более интересно бороться с журналистами. Мы, в отличие от чиновников, подрядчиков и некоторых партийных функционеров, руководящих ими, на бюджетные средства не покушаемся.

Алексей Богомолов,
первый заместитель
главного редактора газеты
«Совершенно секретно».
«Совершенно секретно»
№ 12/401, декабрь 2017 г.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»