Орловская искра № 8 от 1 марта 2019 года

Как ТБО превратились в ТКО

И ещё кое-что из истории переработки мусора в России

Получив квитанцию об оплате мусора, я с чувством ностальгии вспомнил своё участие в разработке нормативной базы по этому вопросу для города Орла. Это были 1992—2005 годы. Я работал тогда техническим директором Горкомхоза. Мы ещё пользовались нормативными актами, изданными на основе советских понятий. Так вот, выражение «обращение с ТКО» (твердыми коммунальными отходами), которое каждый из нас теперь видит в платежных документах ООО УК «Зеленая роща», — обязанности по их размещению, переработке, а также и утилизации — относилось к производителям товаров и упаковки. ЖЭКам и гражданам предписывалось собирать и вывозить отходы на расстояние до пяти километров с оплатой соответствующих расходов. Такой порядок стимулировал производителей применять легко утилизируемые материалы, которые можно было сдавать на специальные пункты сбора — стеклотару, бумагу, металл и прочее. Что и было организовано в советское время. С развитием новых технологий пришло засилье пластика, в том числе и в нашей стране.

Но вот что интересно! Уже будучи на пенсии, в 2008 году я по туристической путевке поехал в Италию. Там в гостинице нас кормили только завтраками. А обедал и ужинал я продуктами, которые покупал в супермаркетах. Так вот: и в Риме, и во Флоренции, и в Венеции все товары и продукты я покупал только в бумажной упаковке. По-моему, это и есть государственная забота об экологии в собственной стране.

Кстати, имея документы нормативной базы 90-х годов по обращению с отходами, я имел возможность сравнить их с современными документами Российской Федерации, действующими до 2030 года. Они выложены в интернете. Любопытно, что в новых документах почти все основные положения заимствованы из 90-х. Вот только термин «бытовые отходы» заменен на «коммунальные».

Прежде чем оплатить квитанцию за «обращение ТКО», я решил справиться в ООО УК «Зеленая роща» о местах раздельного сбора отходов: я живу в частном доме и мне легко было бы это делать. На мои звонки отвечал автомат с предложением дождаться ответа оператора. Если верить автомату, этот оператор до меня должен был выслушать еще человек 10—15. Через десять минут очередь сдвинулась только на 2 человека. Видимо, операторы там в дефиците. Поэтому и насчёт раздельного сбора отходов выяснить не удалось ровным счётом ничего.

Наш президент В. В. Путин не раз уже сетовал на отсутствие заводов по переработке отходов в советское время: дескать пора восполнить этот пробел в современной России. Но в 2002 году я был на семинаре в Санкт-Петербурге по вопросам оборота отходов. И нам показывали работающий с 1970 года (!) завод механизированной переработки бытовых отходов. Предприятие расположено на Волховском шоссе, д. 116.

Нас провели по всей технологической цепочке. Мы увидели, как конечный продукт переработки — компост — разбирают представители сельхозпредприятий, и даже в очереди стоят за ним.
Оказалось, что начальник производства Михаил Михайлович Фатысов — наш земляк-орловец. Позже мне несколько раз приходилось беспокоить его по телефону своими производственными вопросами, и он мне очень помогал.

Подобный завод работал и в Подмосковье, другой — в Воронежской области. Это живой советский опыт мусоропереработки, и его действительно надо бы использовать в современной России.

Владимир Осипов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц