Как учит Егор Семенович…

Когда администрация области устами своих первых лиц заявляет о том, что намерена отстаивать народные интересы, народу хочется посоветовать запастись валидолом — что-то будет… Впрочем, народные интересы давно выпали из приоритетов областной политики. Даже понятие такое исчезло. Его заменила более точная терминология: эффективность, рентабельность, целесообразность. Тоже неплохие слова, если правильно ими пользоваться. Иногда в законах Орловской области встречается слово справедливость. Это так режет глаз, что хочется внимательно посмотреть на документ, чтобы разобраться в причинах, его породивших. А когда в одном законе или областном подзаконном акте эффективность со справедливостью объединены, желание отложить в сторону все дела, чтобы воздать нашим совестливым правителям по заслугам, становится непреодолимым. Да и народ теребит — воздай да воздай, а то сил больше нет и валидол кончается.

Один из редких областных законов, где эффективность и справедливость идут через запятую, был принят без малого два года назад — скоро круглая дата — в июне 2006-го. Называется документ — Закон Орловской области «О распоряжении земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, в административном центре Орловской области — городе Орле». Номер закона — 603 — известен всем орловским застройщикам. Они так и говорят: «Шестьсот третий закон», и кто дрожащими руками мнет пачку с успокоительными таблетками, кто бессильно сжимает кулаки, кто непонятно зачем пересчитывает аккуратно упакованные купюры.

Закон был принят так оперативно, операция по изъятию городских земель в областное ведение была проведена столь молниеносно, что даже непосвященным становилось ясно: интерес здесь большой. Впрочем, почему не предположить, что единственной целью скоропалительных законодательных мук было стремление содействовать уже упомянутым эффективности и, в особенности, справедливости?

Примерно об этом и говорилось областной властью во время артподготовки: город-де неэффективно распоряжается земельными участками. Тут нацпроект «Доступное жилье» осуществлять надо, а город, это самое, неэффективен. Детали этой неэффективности не озвучивались, но от артподготовки этого и не требуется. В принципе могли вообще ничего не объяснять, забрали землю — и все объяснение, полномочия у областной власти имеются. Про справедливость тогда тоже много не распространялись. Но если «доступное жилье», то, наверное, и справедливость где-то рядом.

Город пытался что-то возражать, но против лома, как известно, нет пока еще приема. Практически всеми земельными участками города стала распоряжаться область. Не народное вече, разумеется, составленное из простых жителей, а чиновники администрации Орловской области. Вопрос — зачем им этот геморрой нужен? Мало, что ли, обязанностей? Вопрос праздный. Если люди по-настоящему радеют об эффективности и справедливости, они и не в такое ярмо впрягутся.

Начали впрягаться. Просто так, кто во что горазд, такие дела не делаются. Принцип эффективности и справедливости, как и все другие формы борьбы за народные интересы, требует в чиновничьем мире четко прописанного и утвержденного механизма. Механизм не заставил себя долго ждать. В июле того же 2006-го вышло постановление Коллегии Орловской области «Об утверждении порядка распоряжения земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, в административном центре Орловской области — городе Орле».

Прежде порядок был простой: хочет какой-нибудь крендель в Орле строиться, он в администрацию города и идет. Это логично: где строишься, там и вопросы свои решаешь. В мэрии и ее подразделениях все и происходило — от принятия заявления до формирования участка и выдачи разрешения на его застройку. Просто. Да, просто, наверняка задумались в администрации области. Но эффективно ли? Но справедливо ли? Это когда-то земля ничего не стоила, в очень далеком, почти забытом советском прошлом. А сейчас земля — это товар. И почему этим товаром должен распоряжаться город? С точки зрения областных вождей, это, без сомнения, несправедливо. А то, что неэффективно, так это и ежу понятно. У кого-то есть иное мнение? Вот то-то и оно.

В приложении к земельному постановлению первым же пунктом сообщалось, что новшество в распоряжении земельными участками вводится «на принципах эффективности, справедливости, публичности, открытости и прозрачности». Люди, которые профессионально занимаются текстом, не будучи при этом политиками, — даже они насторожились уже тогда, в июле. «Публичность, открытость и прозрачность» — это очень близкие по смыслу термины, служащие в подобных документах заверением того, что дело будет вестись честно. Не нужно, в самом деле, быть политиком, не нужно быть даже дипломированным лингвистом, даже маляром-штукатуром не нужно быть, достаточно прожить несколько лет в условиях орловской действительности, чтобы уяснить для себя совершенно четко: если власть, отдельные ее представители или целая Коллегия так многословны в описании простого слова «честность», то дело нечисто и надо держать ухо востро.

Впрочем, лингвисты и даже маляры-штукатуры пострадали от нововведения меньше всего, им дома не строить. А если строить, то один, максимум — два раза в жизни. А вот профессиональные застройщики, возводящие многоэтажки, получили, как говорится, по полной программе.

Новый механизм оформления земельных участков поражал своей нелепостью. Если раньше все вопросы решались в стенах администрации города, то теперь проситель должен был переквалифицироваться в челнока. И терпением требовалось запасаться редкостным. Судите сами. Постановление наделяло правом распоряжаться земельными участками такую структуру, как Департамент имущественной, промышленной и информационной политики Орловской области. Не большая беда сама по себе — департамент. Но это на первый взгляд.

Процедура прописывалась следующая. Перво-наперво претендент на участок должен шагать в Департамент, чтобы оставить там заявку. Департамент заявку приходует, шлепает свой штамп и отсылает… Куда? Нет, не угадали. Департамент отсылает заявку в администрацию города, то есть туда, куда челноки ходили и без Департамента. Мэрия впрягается в работу, готовит необходимый пакет документов и… Думаете, отдает заявителю? Нет, стоило тогда областной закон принимать. Мэрия шлет пакет документов вновь в Департамент, то есть туда, куда раньше вообще ничего не нужно было слать. Пересылка, само собой, занимает время. Приплюсуйте сюда люфт, который имеет во времени всякий чиновник, занимающийся оформлением бумаг. Вопрос об эффективности нового механизма отпадает — механизм неэффективен.

Но ведь это же еще не все. В Департаменте радостно изучают пакет документов, после чего принимают решение, выделять челноку землю или послать его подальше. На принятие решения, разумеется, тоже требуется время. Пакет документов — это вам не газету прочитать. Но если решение принято положительное… Вот тут-то, думаете, мытарства просителя-заявителя и прекращаются? Дудки-с, как говорили в старину. В этом случае орловский крендель вновь направляется мудрым и очень нужным нам Департаментом… Теперь вы угадали правильно — обратно в мэрию, где его ждет точно такая же бумажная канитель, которая сопутствовала сложному процессу выделения и оформления земельного участка до того, как в это дело вклинилась администрация Орловской области в лице Департамента имущественной, промышленной и информационной политики.

Вопрос: чем Департамент занимается и зачем он вообще в этом деле нужен? Формально и по существу — не нужен вообще. Это пятое колесо в телеге, от которого та, как известно, быстрее не ездит, и на наш случай — не исключение.

Но ведь и это еще не все. У города ведь не просто отобрали право распоряжаться землей, отобрали, прежде всего, доходы, которые дает продажа земельных участков. У нас, как известно, все просто. Но при этом городские структуры по-прежнему, будто ничего не случилось, обслуживают застройщиков, оформляющих документы и, по сути, безвозмездно пашут на Департамент, принимающий решение, давать кому-то городскую землю или нет. Такой расклад является нонсенсом, любая работа должна быть оплачена, об этом даже Трудовой кодекс говорит. Если между областной администрацией в лице Департамента и городом в земельном вопросе есть какие-то отношения, то они должны быть прописаны. Это ведь серьезные структуры, а не соседи по даче.

Разумеется. Открываем приложение к постановлению. Читаем пункт 4.2.: «Формирование земельных участков осуществляется администрацией г. Орла в соответствии с заключенным с Департаментом Соглашением о взаимодействии…».

Есть Соглашение? — интересуюсь. Нет, отвечают мне. То есть как нет? А на основании чего участки выделяются? Мэрия, разумеется, отфутболивать людей не станет из-за того, что администрация области Соглашение с городом подписывать не хочет, мэрия не самоубийца, поэтому пашет на Департамент бесплатно.

Вот это номер! В Орловской области не выполнено постановление Коллегии, принятое почти два года назад. Но земля по этому куцему постановлению выделяется!

Но и это еще не все. Читаем пункт 4.5 того же приложения. Фантастический, редкий пункт, объясняющий, откуда в документе появилось неместное слово «справедливость». Цитата: «Финансирование расходов, связанных с проведением работ по формированию земельных участков, являющихся предметом торгов, изготовлению межевых дел, а также постановке земельных участков на кадастровый учет осуществляется за счет средств областного бюджета в соответствии с методикой, разработанной Департаментом финансовой политики и Департаментом экономической политики и утвержденной Коллегией Орловской области».

Это и в самом деле справедливо. Если выручка от земельных торгов оседает в областном бюджете, кому, как не бюджету, брать на себя расходы, сопряженные с организацией этих доходов?

Вы, граждане, будете смеяться, но никакую методику компенсации расходов Коллегия области не утверждала, и расходы эти, которые, согласно «справедливому и эффективному» постановлению, должен брать на себя областной бюджет, полностью ложатся на плечи застройщиков. Они, а не бюджет, платят за формирование земельных участков, изготовление межевых дел, за каждый шаг, который необходимо сделать на пути к приобретению земельного участка.

Может быть, областной бюджет компенсирует застройщикам потери постфактум? Нет, не компенсирует, улыбаются областные чиновники. На основании чего он будет эти потери компенсировать? Закон, что ли, такой есть? Закона нет, возражают им, но ведь есть постановление. Постановление есть, вновь улыбаются чиновники, но ведь методики нет. Коллегия ее не утверждала.

А теперь попробуйте оформить земельный участок, дожидаясь, когда администрация области сама заплатит за все в полном соответствии с неработающими законами, ею же и разработанными. Попробовать, конечно, можно. Землю будет получить нельзя. Кто вашими бумагами станет заниматься? Поэтому застройщики (нарушая закон, выходит?) платят за все. А если они заикнутся о компенсации, им вежливо улыбнутся: «Вы о чем, товарищ?».

Кидалово! — как говорят сегодня в цивилизованном обществе.

Но ведь и это еще не все. Застройщик сам, за счет своих сил и средств, сформировал участок, обошел все кабинеты, прождал полтора года, и вот он — долгожданный аукцион. Граждане подали заявки, заплатили залоговый взнос и теперь ждут своей судьбы. Кто больше заплатил, тот и победитель, все справедливо.

Принцип эффективности новой схемы мы уже рассмотрели. Рассматриваем принцип справедливости. Минимальное количество участников аукциона — два. На самом простом варианте и остановимся. Участвуют: застройщик, который возводит в Орле многоэтажные дома — организация с серьезными намерениями и реальными возможностями и неизвестно кто. Именно так — неизвестно кто. Идут торги. Неизвестно кто предлагает за лот больше, и земельный участок, который сформировал застройщик, потратив на это собственные средства, переходит к участнику аукциона № 2 — неизвестно кому. В большинстве случаев неизвестно кто не собирается ничего строить. Он просто приобрел собственность, которую затем выгодно перепродаст — строительный бум продолжается.

Как вы думаете, эта схема справедлива? Она что, способствует реализации в Орловской области национального проекта «Доступное жилье»? Жилье после перепродажи участка, что, станет дешевле? Оно станет доступней?

Создан — сознательно или нет — идеальный коррупционный механизм, позволяющий нечистым на руку людям обогащаться на протяжении всего длительного процесса оформления земельных участков. Последняя стадия — аукцион. Застройщики могут рассказать много интересного о способах, какими на предварительной стадии отсеиваются неугодные — те, кто не хочет платить отступные, давать мзду просто за участие, или попавшие в категорию политических оппонентов.

Да, федеральное законодательство разрешает кому угодно принимать участие в земельных аукционах, были бы деньги. Но что сделала администрация области, включившись в эту игру и отобрав у города полномочия по распоряжению землей? Она прописала четкий порядок проведения аукционов и всю процедуру оформления земли, чтобы закрыть или хотя бы усложнить туда дорогу людям и структурам, не имеющим прямого отношения к строительству? В чем позитивная роль Коллегии области, на словах пекущейся об удешевлении и доступности жилья?

Конечно, я не призываю нарушать федеральное законодательство, смешно даже думать. Но если эффективные, если справедливые, то кто их остановит? Приняло же большинство депутатов облсовета, голосующих так, как учит Егор Семенович Строев, на своей последней сессии проект закона «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Орловской области», хотя первый заместитель прокурора Орловской области В. П. Опальков, ознакомившись с проектом, письменно предупредил, что принимать проект нельзя, поскольку он противоречит федеральному законодательству. Все равно приняли. Потому как, наверняка, и здесь идет борьба за эффективность и справедливость.

Это, конечно, неплохое прикрытие, но артподготовка в нашей земельной истории закончилась без малого два года назад, дым давно рассеялся, и можно уже подводить итоги «эффективному и справедливому» управлению захваченной у города землей.

Не так давно в городе случилась интересная история. Состоялся один из аукционов. На торги выставлялся участок в микрорайоне, застроенном фирмой «Холикон-Инвест». «Холикон» в квартале, где не было воды, в свое время пробурил скважину, провел газ, построил канализационные сети, то есть создал всю инфраструктуру, позволяющую теперь успешно строить здесь и дальше. Но торги выиграл не «Холикон». Кто? Посмотрим на визитку счастливчика.

Кржеминский-Петраков Сергей Александрович. Советник первого заместителя Губернатора и Председателя коллегии области. Судья Третейского суда г. Москвы.

Среди застройщиков Сергей Александрович не значится. Да это и неудивительно, принимая во внимание судейский профиль деятельности победителя аукциона. На визитке любопытный реквизит: г. Орел, пл. Ленина, д. 1 — администрация Орловской области, как известно.

Ну и что, спросите вы. Есть нарушение федерального законодательства? Нет. А областного? Тоже нет. Эффективно все сделано? Спрашиваете! Справедливо? А то!

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц