Красная строка № 29 (380) от 2 сентября 2016 года

Казус Левченко

Казус-Левченко

Губернаторы от партий парламентской оппозиции оказались в эту кампанию малополезны для своих партий: главам регионов все равно приходится взаимодействовать с «Единой Россией», отказ ведет к разбалансировке политической системы и общей нестабильности в регионе. Это следует из аналитического доклада «Губернаторы-оппозиционеры и их регионы: специфика кампании-2016», который подготовило Агентство политических и экономических коммуникаций (АПЭК). Текст доклада есть в распоряжении «Газеты.Ru».

Губернаторы от парламентской оппозиции находятся у власти в трех регионах: Алексей Островский в Смоленской области (ЛДПР), Вадим Потомский в Орловской и Сергей Левченко в Иркутской (оба — КПРФ). Весной их было больше — в «губернаторский пул» входил представитель «Справедливой России» Константин Ильковский (Забайкальский край), который был снят де-факто за срыв программы по расселению аварийного жилья.

В трех регионах с главами-неединороссами — повышенный конкурентный потенциал, считают авторы доклада. Это обусловлено тем, что главы регионов не могут открыто помогать «своим» партиям, но и сливаться с «Единой Россией» до степени смешения не спешат, все-таки поддержку избирателей они получили не в этом качестве.

В непростом положении и лишенные административного ресурса единороссы. Неслучайно региональные части списков в указанных территориях доверено возглавлять сильным кандидатам. В Смоленской области это секретарь генсовета «ЕР» Сергей Неверов, в Иркутской — певец Иосиф Кобзон, а в Орловской области объединенную группу возглавил глава Белгородской области Евгений Савченко.

Эксперты увязывают политические позиции губернаторов с результатом, который они получили, избираясь на свой пост: Потомский был избран при почти референдумном сценарии (89% голосов), Островский — назначен президентом Путиным и впоследствии переизбрался (65%). Только Левченко был совершенно несогласованным кандидатом и свои 56% в первом туре взял лишь благодаря высокой поляризации кампании по сценарию «или я, или действующий». При этом именно Левченко приписываются более низкие позиции с точки зрения политического влияния. С этим тезисом можно спорить, так как Потомский и Островский не могут похвастаться победой над реальными кандидатами от «ЕР» — а значит, в отличие от Левченко, они не проходили через жесткие выборы.

Единороссы в оппозиции

Самое непонятное для этих регионов — как скажется на результатах голосования ухудшение или улучшение материального положения граждан. Оппозиция традиционно строит кампанию на критике местных властей, но в данном случае КПРФ и ЛДПР не могут набирать очки на критике собственных выдвиженцев. А вот единороссы могли бы, наоборот, погрузиться в непривычное для них дело — критику губернаторов — с головой. В результате в этих регионах «наблюдается стремление губернаторов отладить отношения с «Единой Россией», отмечается в докладе. Степень слияния с «ЕР» у всех разная: Островского, например, партия власти поддержала на выборах, а Потомский просто «уделил повышенное внимание выстраиванию отношений с «Единой Россией».

— Потомский и Островский выстроили типологически разные — на коалиционной основе и на основе консультаций — взаимоотношения с элитами, — говорит «Газете.Ru» гендиректор АПЭК Дмитрий Орлов. — Оба пошли на элитный консенсус. А Левченко остался заложником КПРФ, точнее, той коалиции, которая привела его к власти. И это привело к нестабильности ситуации. Начался «бунт муниципалитетов», который возглавила «ЕР», жестко выступившая против Левченко по целому ряду вопросов жилищной политики.
В итоге авторы доклада приходят к выводу, что даже губернатору-неединороссу нужна институциональная коалиция с федеральным центром и «ЕР».

«Он обречен на взаимодействие с партией, которую поддерживает большинство», — пояснил Дмитрий Орлов. По мнение эксперта, результат партии власти по списку везде будет «довольно благоприятным»: в Смоленской и Орловской областях главы регионов этому препятствовать не будут, а в Иркутской уже накопилась усталость от Левченко. К тому же он пришел к власти как представитель левой оппозиции и оказался «не способен сформировать союзнические отношения ни с одной из крупных партий, помимо КПРФ», отмечается в докладе. Получается, что Левченко — слишком «левый» для консенсуса.

Дефицит историй успеха

А вот президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов считает, что «у всех оппозиционных губернаторов дефицит политической идентичности».
«Полноценных историй успеха никто не может предъявить, поэтому партии и не поднимают губернаторов на свои знамена, как эсэры Ильковского, — пояснил «Газете.Ru» эксперт. — В нормальной ситуации губернатор должен такую историю успеха для себя и партии создавать, но проблема в том, что на федеральном уровне мало интересны региональные новости».

В рамках этой концепции утративший политическую идентичность губернатор-оппозиционер теряет партийный ресурс, но не приобретает ничего взамен, поскольку действует едва ли не во враждебном окружении. Яркий пример — бунт мэров Иркутской области, которые на днях обрушились с критикой на Левченко. Как отмечают эксперты, эта кампания по критике губернатора похожа на предвыборный ход. В частности, источники «Газеты.Ru» говорят о спланированной кампании по дискредитации губернатора, к которой к тому же некоторые мэры примкнули почти случайно. Левченко возглавляет в списке КПРФ региональную группу (Потомский — нет), и при любом результате его положение будет непростым: получит много КПРФ — Левченко могут заподозрить в эксплуатации админресурса, получит много ЕР — значит, губернатора не поддержали.

Не совсем партия

Дело не просто во взаимодействии с «ЕР», все еще сложнее, уверен политолог Александр Кынев. По его мнению, губернаторы в любом случае вынуждены взаимодействовать с «ЕР», в том числе и Левченко, и он это делает, — но беда в том, что «ЕР» неоднородна. «В Иркутской области — одна из сложнейших элит, — говорит он «Газете.Ru». — У Левченко налажено взаимодействие с «ЕР», но в самой партии власти нет единства». Собственно, именно эта особенность местных элит открыла для Левченко окно возможностей на губернаторских выборах.

За последние годы было множество уволенных губернаторов, которых трудно было упрекнуть в отсутствии коммуникации с «ЕР», — от экс-мэра Москвы Юрия Лужкова до экс-главы Тверской области Андрея Шевелева. Значит, партбилет не гарантия идеально сбалансированной системы. С другой стороны, двое из трех рассматриваемых в докладе оппозиционеров избирались при содействии «ЕР»: Островскому и Потомскому партия власти не выставляла конкурентов, что равносильно карт-бланшу на победу.

«Единая Россия» или не выставляет никого, или выставляет и. о. с прицелом на победу, — пояснил Кынев. — Это говорит о том, что «ЕР» не совсем партия, а конструкция другого рода, политические же решения принимаются в другой плоскости. Парт­билет — некий ритуал. Един­ственный случай, когда они выдвинули и. о. и проиграли, — это Иркутская область».

Поскольку Иркутская область по-своему уникальная — «несанкционированный» оппозиционер победил только тут, — то стороны пытаются настроить взаимоотношения путем проб и ошибок. Пока же выборка статистически ничтожна. В России просто не отработаны модели взаимодействия оппозиционного губернатора ни с выдвигавшей его партией, ни с «Единой Россией», имеющей перевес на федеральном уровне.

Наталья Рожкова.
«Газета.Ru»
31.08.2016 г.

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц