Красная строка № 31 (426) от 20 октября 2017 года

«Клычков ещё многим нас удивит»

Поскольку орловцам всё ещё мало что известно о новом врио губернатора области А. Клычкове, «Красная строка» продолжает с интересом отслеживать публикации о нём в федеральных СМИ. Так, например, 13 октября 2017 года газета «Литературная Россия» опубликовала статью под заголовком «Кому достанется Москва? Что стоит за новым назначенцем Путина — коммунистом Клычковым».

Наша редакция согласна не со всеми тезисами, оценками и рассуждениями автора статьи в «ЛР», но для полноты картины считает полезным перепечатать, с некоторыми сокращениями, и этот материал, предоставив читателям возможность самим сделать выводы.

Нельзя сказать, что Орловская область является ключевым регионом. Там не так уж и много живёт народу, а соответственно не столь уж много избирателей, чтобы это имело огромное значение с точки зрения предстоящих выборов. Не будем также преувеличивать промышленный потенциал этого региона. Скорее, он больший интерес представляет с точки зрения развития сельского хозяйства. Особинкой этой области является его историко-литературная значимость. Ведь с орловскими краями тесно были связаны Тургенев, Лесков, Бунин и некоторые другие классики русской литературы. Не зря отдельные историки предпочитают называть Орёл третьей литературной столицей России.

Однако с первыми руководителями Орловской области долго не везло. Именно здесь закатилась политическая звезда Егора Строева, которого когда-то считали весьма перспективным партийцем. Не случайно в конце перестройки Горбачёв вытащил его в Москву и протолкнул в секретари ЦК по сельскому хозяйству. Неплохо себя чувствовал Строев и при Ельцине. Вспомним, именно он в 1995 году возглавил с одобрения Ельцина Совет Федерации и по сути стал третьим человеком в России. Но в какой-то момент, похоже, разум покинул этого политика. Он в Москве и в Орле окружил себя одними лизоблюдами, которые начали путать государственный карман со своим личным. В итоге Строеву <…> пришлось <…> уйти в отставку.

Присланный из Москвы ему на смену заместитель министра сельского хозяйства России Александр Козлов, увы, так и не смог расчистить авгиевы конюшни и избавить Орловщину от матёрых коррупционеров, свивших себе уютные гнёздышки ещё при Строеве. Возможно, московскому назначенцу не хватило политического веса. А, может, он и сам оказался плохим управленцем, для которого главным было, чтобы его не трогали.

Несколько лет назад Центр решился на эксперимент и на родину Зюганова послал коммуниста — депутата Госдумы Вадима Потомского. <…> Как говорили, в люди он выбился в основном за счёт мусорного бизнеса. Но ведь в Орле надо было не только разгрести мусорные свалки, но и оживить полумёртвые заводы, а главное — дать населению надежду на перемены к лучшему. А Потомский вдруг начал исторические игры <…> При этом он окружил себя весьма сомнительными личностями. Народ после этого, ясное дело, заскучал. И вот теперь президент решил вернуть Потомского к любимому делу, поручив ему заняться помойками уже в масштабах Центрального федерального округа, а в Орёл прислал нового варяга — Андрея Клычкова.

Давайте разберёмся, кто такой Клычков. Уже мало кто помнит, как появился этот юноша в Москве. Все знали только одно — что он окончил Калининградский юридический институт МВД России, но почему-то на берегах Балтики не задержался, а чуть ли не сразу отправился покорять Москву, примкнув по дороге к КПРФ (хотя для карьеры, наверное, ему было бы полезнее тогда связать себя с «Единой Россией»). Опять-таки, никто сейчас не помнит, чем он проявил себя в коммунистическом движении в первые 5—7 лет пребывания в Москве.

Для многих он был малозаметной личностью, и большинство аналитиков всерьёз его даже не рассматривало.
Многие не понимали, зачем лидеры коммунистов, кажется, в конце нулевых годов выставили Клычкова кандидатом в депутаты Московской городской Думы. Ведь, повторим, этот юноша никакого особенного впечатления не производил. Одни говорили, что на этом решении настоял Московский горком КПРФ, чтобы специально насолить Зюганову.

Другие утверждали, что на тот момент у коммунистов просто не было другого выбора, надо было срочно заполнить образовавшуюся брешь, и поскольку на победу всерьёз никто не рассчитывал, в избирательный список вписали первую попавшуюся под руку фамилию — то бишь Клычкова. Но вдруг коммунистам улыбнулась удача. В городскую Думу попали сразу три их представителя. Один из них артист Николай Губенко сразу по квоте стал заместителем председателя Мосгордумы у Платонова, который раньше исповедовал правые взгляды и входил в Союз правых сил, а потом переметнулся в правящую партию «Единую Россию».

А Клычкову досталось место руководителя фракции КПРФ, которая, ещё раз подчеркнём, состояла всего лишь из трёх человек. Вот это-то обстоятельство — избрание председателем фракции КПРФ — Клычков и использовал на все двести процентов. Его выступления, пусть не в полном виде, а только короткие фрагменты, вынуждены были постоянно демонстрировать все московские телеканалы. И хотя телевизионщики по-чёрному фильтровали все фрагменты и выбирали самые безобидные моменты, всё равно в глаза бросалась необычайная энергия молодого депутата и его резко критический настрой к деятельности властей. Клычков стал узнаваем в целом ряде районов и округов Москвы. К нему потянулись люди. И не только преклонного возраста бабушки, но и молодёжь. Его стали просить заступиться за обездоленных. И надо отметить, что он, имея прекрасное юридическое образование, всем давал очень разумные и квалифицированные советы. Словом, человек стал набирать вес.

Первой испугалась этого, похоже, коммунистическая верхушка. Ведь получалось так, что Москва выдвигала из своих рядов человека с коммунистическими взглядами и несомненным организаторским даром, который мог в ближайшее время составить реальную конкуренцию самому Зюганову. А у Геннадия Андреевича, похоже, на тот момент не было полного доверия к своему юному соратнику. Не случайно окружение Зюганова решило срочно в московский горком партии направить на укрепление варяга — депутата Госдумы Рашкина, который до этого всеми узами был связан с Саратовом, но никак не со столицей. Подчеркну, делалось это специально, чтобы ослабить фигуру Клычкова. Ведь по партийной дисциплине Клычков должен был каждый свой шаг согласовывать именно с Рашкиным, а значит, и терять свою самостоятельность. Естественно, молодому депутату в новой конфигурации пришлось лавировать, чтобы и Зюганова не обозлить, и с Рашкиным вдрызг не рассориться, но и сохранить собственное лицо. И ведь он сумел пройти по лезвию бритвы! Вот что значит вовремя получить второе высшее образование, и не простое, а привилегированное, учащее как раз искусству компромиссов (не зря же Клычков закончил ещё и Дипломатическую академию Министерства иностранных дел России).

После коммунистов Клычкова стали опасаться и московские власти. Руководитель аппарата мэрии Анастасия Ракова первая поняла, сколько неудобств ей и Собянину в перспективе может принести молодой депутат-коммунист. Поэтому перед очередными выборами в Московскую городскую Думу была поставлена задача ни в коем случае не допустить переизбрания Клычкова. Не случайно московские чиновники начали закулисные переговоры с людьми из ближайшего окружения Зюганова. В ход были пущены различные политтехнологические комбинации, цель которых состояла в том, чтобы не допустить включения Клычкова в партийные списки КПРФ.

Ведь, что бы там ни говорили о настроениях народа в Москве и о низкой популярности коммунистов в столице (а в Москве действительно, несмотря на наличие протестных настроений, поддержкой больше пользуется прежде всего различные «яблочники», сторонники Навального и гудковцы, но никак не зюгановцы), тем не менее, давно уже есть 7—8% сторонников Компартии, которые при любом раскладе будут голосовать за список КПРФ. А что это значит? Присутствуй в них Клычков, пусть даже не под первым, а всего лишь под третьим номером, — попадание в городскую Думу ему гарантировано. И совсем другая ситуация в одномандатных округах. Раньше коммунисту одержать победу в Москве в одномандатном округе было практически невозможно. В любом округе всё равно перевес был на стороне или членов правящей партии, или сторонников несистемной оппозиции, но никак не КПРФ. Так вот, аппарат московской мэрии, во многом благодаря своим закулисным переговорам с компромиссным окружением Зюганова, сумел договориться, чтобы коммунистическая верхушка, не имея возможности совсем игнорировать фигуру Клычкова, всё сделала для того, чтобы выдвинуть молодого борца за справедливость на городские выборы не по партийным спискам, а по одномандатному округу, что в принципе могло окончиться для Клычкова поражением, а значит и последующим удалением с политической арены. Больше того, аппарат мэрии придумал страховочные варианты.

Для более успешной нейтрализации Клычкова власть выдвинула по тому же одномандатному округу префекта Юго-Восточного округа Владимира Зотова, который имел не только блестящую узнаваемость, но и определённую поддержку среди бюджетников и пенсионеров, живущих в округе. Естественно, Зотов получил дополнительную мощную административную и финансовую поддержку. Кроме того, власть прямо сказала Зотову, что если он при всём при том проиграет, то может позабыть о власти и потерять многое из того, что успел нажить при Лужкове. Зато в случае победы он получит от города всё и будет купаться и в должностях, и в роскоши. Казалось, Клычков был заранее обречён, но он и тут показал чудеса и вырвал у своего оппонента какие-то доли процента, которые помогли ему вновь пройти в Московскую городскую Думу.

Не поэтому ли Клычков вскоре стал пользоваться уважением даже у части либералов? Его, к примеру, чуть ли не боготворит наша известная правозащитница и писательница Мария Арбатова. Если ей верить, практически все нынешние депутаты городской Думы, в том числе и от правящей партии, — демагоги и дилетанты, а если с кем и можно там иметь дело, то только с Клычковым. Это, мол, и квалифицированный юрист, и идейный борец, и человек слова.

Ещё один существенный момент. Где-то полгода назад один из самых известных изгнанников Михаил Ходорковский, который с комсомольских времён любил плести различные политические комбинации, заявил, что в ключевом с точки зрения политического развития России 2018 году он будет думать, кого финансово поддержать на выборах президента страны и мэра Москвы. Так вот, в выборах мэра беглый олигарх сделал ставку на коммуниста Клычкова. Многие либералы были взбешены: почему не Навальный или младший Гудков? Ходорковский свою позицию объяснил тем, что Клычков не то что достиг большей популярности у москвичей, нежели Навальный (пока всё-таки узнаваемость Навального намного больше), а именно умением чётко проводить свою линию, добиваться нужных результатов, а в чём-то и идти на компромисс (чего напрочь лишён Навальный). Не исключено, что Ходорковский всё тщательно просчитал, смоделировал и у него существуют ещё и другие резоны, чтобы поддержать именно Клычкова.

Но теперь взглянем на эту ситуацию с другой стороны. Ведь понятно же было, что публичная поддержка Ходорковским коммуниста Клычкова не останется незамеченной и в Кремле. И тут вставал вопрос: как Кремль на всё это среагирует? Когда в своё время уже сидящего в тюрьме Ходорковского попытался поддержать депутат Госдумы от КПРФ Кандауров, который когда-то возглавлял в Комитете государственной безопасности целое управление, а потом отвечал в ЮКОСе за защиту бизнеса, власть использовала эту ситуацию для очередной компрометации КПРФ. На всех федеральных телеканалах говорилось: смотрите, кто защищает кровопийцу Ходорковского! Депутат-коммунист Кандауров. И чего вы после этого ждёте от коммунистов?! Но тут, во-первых, есть одна принципиальная разница. Клычков, в отличие от Кандаурова, никогда не работал в структурах Ходорковского, как, впрочем, и других олигархов. И на него поэтому не повесишь близость с бывшими комсомольцами, укравшими у народа многомиллиардную собственность.

Конечно, нельзя было исключать другого варианта: какой-нибудь провокации. Ведь мы все помним, как Сергей Удальцов, несмотря на свои амбиции и желание стать большим лидером, всё-таки не отличался большим умом и позволил себя втянуть в историю с получением сомнительных денег от непонятных зарубежных спонсоров, за что потом и отсидел несколько лет в тамбовских колониях. В случае с Клычковым всем хватило ума не затеивать какие-либо провокации ни с взятками, ни с подкупами, а самое главное — с дискредитацией человека. Но, тем не менее, кремлёвские аналитики сделали другой вывод: Клычков весьма перспективен, имеет поддержку не только у коммунистически настроенной молодёжи, но даже у части либералов, которые не утратили способность шевелить извилинами, а значит — надо принимать какие-то другие решения: или начинать с этим человеком серьёзную работу по встраиванию его в действующую систему или, наоборот, всё делать для его удаления из этой системы.

Так как же после этого воспринимать назначение Клычкова губернатором в Орёл? Первое объяснение: Собянин и стоящие за ним группировки, готовясь к предстоящим осенью 2018 года выборам мэра Москвы, решили во что бы то ни стало оградить себя от серьёзных помех, которые мог бы им создать Клычков. Вряд ли бы Клычков смог осенью 2018-го Собянина победить, но до 35% голосов он у него бы точно оттяпал, а это лишило бы Собянина уверенности в своих силах. Я уже не говорю о том, что Клычков мог бы в ходе предвыборной кампании приготовить для Собянина целый букет сюрпризов, которые могли бы серьёзно подмочить репутацию действующего градоначальника. Вот центр под давлением Собянина и удалил опасного конкурента из столицы в Орёл.

Есть и другое объяснение. Клычков достиг определённого уровня. Чтобы выйти на новую ступень его надо обкатать на практических делах. Продвигать его сейчас в Москве (скажем, выдвинуть на должность первого зама мэра Москвы или на руководителя какого-нибудь федерального ведомства) — значит вступить в ссору с Собяниным. Чтобы избежать нового серьёзного внутриэлитного обострения, центр решил пойти на компромисс и на время доверить Клычкову отдельно взятый, не самый видный, регион. Смысл такой: вот тебе два-три года, разворачивайся во всю прыть, покажи, на что способен, а после этого можно будет поговорить и о большем. Не исключено, что Путин в конце своего последнего президентского срока, где-нибудь в 2022 году, предложит тому же Клычкову возглавить уже Москву.

Но есть ещё и третья версия. Нельзя забывать, что Клычков — член КПРФ. А что сейчас происходит в верхушке этой партии? Не сегодня, так завтра дряхлеющий Зюганов вынужден будет уйти на почётную пенсию. И кто его заменит? Понятно, что старая гвардия из окружения Зюганова (я имею в виду и Мельникова, и Кашина, и даже Рашкина) на первые роли не годится. Она тоже давно себя исчерпала и к вызовам нового времени абсолютно не готова. Есть большие сомнения в том, что эта ноша окажется по плечу какому-нибудь Новикову или Обухову. Даже относительно юный Афонин пока что-то не очень убедительно смотрится в роли коммунистического вождя.

Такова уж была многолетняя расчётливая практика Зюганова, сводившаяся к тому, чтобы рядом не смогли появиться сильные конкуренты (ставка всегда делалась на середнячков, готовых безоговорочно выполнить любую блажь своего вождя). Клычков из этого ряда выбивается. У него безусловно есть перспективы. И почему бы ему не прийти на смену Зюганову? Именно поэтому его послали на обкатку на родину вожака Компартии. Но если третья версия верна, то, значит, Зюганов будет править партией как минимум ещё два-три года. Ведь кто бы тогда стал направлять человека на регион буквально на пару недель с тем, чтобы потом его вознести дальше (хотя в нашей жизни исключать ничего нельзя; у нас есть и примеры именно такие, когда человека на два-три дня перебрасывали на другой участок работы, а потом быстро поднимали на новый уровень — вспомним, как долго проходил в губернаторах Подмосковья нынешний министр обороны России Сергей Шойгу или как долго пробыл в должности заместителя министра обороны России нынешний губернатор Тульской области).

К чему это я всё? Только к тому, что назначение Клычкова в далеко не самый стратегический регион России — Орловскую область — отнюдь не заурядное событие. За этим кроется нечто большее. Новый назначенец Путина — коммунист Клычков — ещё многим нас удивит. И к этому надо готовиться.

Вячеслав ОГРЫЗКО.
«Литературная Россия»
№ 35 от 13 октября 2017 г.

самые читаемые за месяц