Красная строка № 24 (419) от 1 сентября 2017 года

Кому придётся умереть?

Роман в письмах из истории одного несостоявшегося переселения

Переселение граждан Орла из ветхого и аварийного жилья — одно из достижений команды В. Потомского, если верить самому господину Потомскому. Орёл и область занимают чуть ли не первое место в России по объемам этого самого переселения, сказал наш губернатор Г. Зюганову. И тот верит. И, наверное, гордится. А вот граждане — не очень. Нет, мы не намекаем на обрушившийся старый дом на набережной Дубровинского. Об этом — отдельный разговор. О достижениях команды орловского губернатора в данном случае мы вспомнили в связи с другим строением. Оно пока не рухнуло, слава Богу. Но ведь и на набережной Дубровинского всё произошло не вдруг. Объёмы — объёмами, а многие люди всё ещё ждут — не дождутся, когда начнут жить по-человечески, без риска для жизни.

Кроме обитателей набережной Дубровинского ждут и в так называемом поселке Кирпичного завода. Жильцы дома № 18 до сих пор надеются на переселение в благоустроенные, бе­зопасные квартиры. В доме этом нет канализации, а печи перестали топить совсем недавно. С 2006 года жители переписываются с администрацией города по поводу своей дальнейшей судьбы. За одиннадцать лет получился роман в письмах, сам по себе очень занимательный. Его-то мы и предлагаем вашему вниманию.

Итак, август 2006 года. Мэр города Орла А. Касьянов обнадёживает жителей дома № 18:
«В ответ на ваше обращение… сообщаем, что администрация Северного района включила ваш дом в программу «Переселение граждан г. Орла из ветхого и аварийного жилищного фонда на 2002—2010 годы. Администрация города Орла рассматривает вопрос о включении территории квартала 431, где расположен ваш дом, в перечень площадок под перспективную застройку в 2006—2010 годах, которые будут предлагаться инвесторам-застройщикам на аукционах (торгах)».

Жители стали водить хороводы вокруг старого дома и упаковывать вещи, тем более что вдогонку за письмом Касьянова пришло уведомление за подписью заместителя главы администрации города В. Еремина: генеральному директору МУП ЖРЭП (заказчик) Верижникову М. П. поручено «в срок до 11.09.2006 подготовить исходные документы по данному адресу на орловскую городскую межведомственную комиссию для оценки жилых помещений муниципального жилищного фонда…». Специалисты МУП ЖРЭП (з) дом № 18 осмот­рели и пришли к выводу: «Капитальный ремонт невозможен, необходим снос…».

Прошел год. Но в письмах из мэрии пока не было ничего угрожающего. Администрация не отказывалась от своего обещания переселить людей. По крайней мере, так восприняли жильцы дома № 18 письмо ещё одного заместителя главы администрации города В. Глухова, который сообщил страждущим новые подробности кропотливой работы власти по спасению застрявших в аварийном доме: «…Разработан проект адресной программы переселения жителей города в благоустроенное жилье на 2008—2012 годы. Дом № 8 в поселке Кирпичного завода включен в проект данной программы…». Немного смутила дата — 2012. Это на два года позже, чем обещал мэр. «Ну да ладно, — решили терпеливые жители дома, — где наша не пропадала! Видать, не одни мы такие в городе, а у администрации на всех рук не хватает».

В октябре 2007 обитатели аварийного дома узнали, что финансирование программы, которая сулила им комфортную жизнь, «будет осуществляться за счет средств федерального, регионального и местного бюджетов» и что «ведётся работа по подготовке необходимых документов для получения указанных средств». Будущие переселенцы стали чесать затылки: стало быть, своими силами местная власть своё обещание не выполнит — будет ждать помощи от Москвы. А когда та помощь придёт, одному Богу известно.

В марте 2008-го — как снег на голову — ответ из Государственной жилищной инспекции Орловской области, от её руководителя И. Рыбакова: «…Дом на момент проверки аварийного состоянии не имеет… Находится в ограниченно работоспособном состоянии, общий физический износ здания составляет 60 процентов». Это, стало быть, их дом № 18!

Стали тут обитатели рыться в бумагах, нашли ту, старую, полученную в сентябре 2006-го, и никак в толк не возьмут: почему дом, «подлежащий сносу» два года назад, теперь аварийным не является? Местный климат, что ли, на него так подействовал? Превращается же древесина в болоте в уголь!

А в стенах администрации города продолжалась кропотливая работа. Перья (или лучше сказать — клавиатуры) скрипели, как старые балки.

И в июне 2012 года другой заместитель другого главы администрации всё того же города Орла — А. Бойко, отвечая на очередное «когда же?» обитателей дома, уверенно констатировал: «В августе 2007 межведомственная комиссия проводила оценку соответствия дома № 18 пос. Кирпичного завода и вынесла заключение о необходимости обследования дома специализированной организацией с целью получения заключения о техническом состоянии основных несущих конструкций… 01.07.2011 было проведено общее собрание собственников помещений жилого дома № 18, на котором было принято решение об обследовании дома специализированной организацией и о согласии собственников помещений на оплату за выполнение работ. После получения заключения… межведомственная комиссии продолжит свою работу…».

К тому времени обитатели дома уже давно перестали водить хороводы, распаковали вещи и только считали «мелочь медную с руки»: хватит ли на очередное обследование специализированной организацией?

Но деньги жителей не были потрачены зря: проведённое «за свой счёт» обследование фактически подтвердило всё то, о чём уже были сделаны бесплатные выводы осенью 2007 года, только с несколько иной формулировкой: дом «не соответствует требованиям, которым должно отвечать жилое помещение по пунктам (таким-то), раздела (такого-то) постановления правительства от 28.01.06 № 47».

В декабре 2012 года Орловская городская межведомственная комиссия признает много­квартирный дом № 18 аварийным и подлежащим сносу. Во второй раз.

Жильцы дома перекрестились: лучше поздно, чем никогда. И опять ошиблись.

…На дворе был уже июнь 2013 года, когда от главы администрации города по фамилии М. Берников пришло в поселок Кирпичного завода письмо следующего содержания: «Согласно статьи 16 Федерального закона от 21.07.2007 № 185-ФЗ «О фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства», региональная адресная программа по переселению граждан из аварийного жилищного фонда должна содержать перечень многоквартирных домов, признанных до 1 января 2012 года в установленном порядке аварийными и подлежащими сносу или реконструкции. Учитывая, что дом № 18 пос. Кирпичного завода признан аварийным и подлежащим сносу 12.12.2012 г., включить его на участие в региональной программе переселения представится возможным после внесения соответствующих изменений в Федеральный закон № 185-ФЗ».

Но Берников упомянул в этом же письме некое постановление администрации города, согласно которому переселение намечалось на конец декабря 2016. За эту дату, как за соломинку, и уцепились несостоявшиеся переселенцы. В остальное закипающий разум верить отказывался.

Но через три года, в марте 2016-го, в поселке Кирпичного завода прочитали, как приговор, строки из письма заместителя главы администрации г. Орла — начальника управления городского хозяйства и транспорта Р. Игнатушина, что «переселение жителей дома № 18… в рамках действующей областной адресной программы… на 2013—2017 годы… в настоящее время невозможно в связи с действием статьи 16 Федерального закона … «О фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства», которой установлено, что в перечень домов, подлежащих расселению, включаются дома, признанные аварийными до 01.01.2012 года».

Дожидаться поправок в федеральный закон жильцы уже не могли: мочи не было! Они обратились за помощью к губернатору В. Потомскому. На дворе был май 2016 года…

Вот так же однажды на одном из массовых городских мероприятий по случаю то ли Дня Победы, то ли Дня города одна женщина сумела прорваться к Потомскому и задала ему вопрос: можно ли прожить на зарплату в пять тысяч рублей, и почему она, женщина с высшим гуманитарным образованием, не может найти в родном городе достойную работу? И губернатор ей ответил: «Я подниму область!». Какой-нибудь популист на его месте тут же приказал бы свите: «Трудоустройте женщину!». Но наш губернатор мыслит диалектически: он сначала поднимет область, чтобы потом женщина смогла в ней трудоустроиться. Как она будет жить до того момента? Да как-нибудь проживет, поддерживая себя мечтой о светлом будущем.

Жители дома № 18 тоже просили: «Переселите нас!». Но не может же правительство Орловской области кому-то оказывать предпочтения. Ответ пришел от заместителя председателя правительства А. Ремиги: «Оказать администрации города Орла содействие в расселении аварийного дома № 18 в пос. Кирпичного завода… не представляется возможным в связи с тем, что в данную программу подлежат включению только многоквартирные дома, признанные аварийными до 1 января 2012 года…». На колу мочало — начинай сначала. Ну, а что ещё могло ответить правительство Орловской области, если закон суров? Да и область еще не поднята!

До конца понять логику местной власти лично мне помогла встреча в офисе орловского отделения партии «Справедливая Россия». Речь шла о совершенно другой проблеме. Но Т. Жильцова, помощница депутата областного Совета Р. Перелыгина, вдруг в качестве аналогии заговорила о реализации в Орле той самой программы «Переселения граждан из аварийного жилищного фонда». И вот что она сказала тогда:

— Когда запускались федеральные программы софинансирования, в частности, и программа по расселению из аварийных домов, местные чиновники, видимо, не сразу поняли, что им не чемодан денег привезут из Москвы, а от местных бюджетов потребуется финансовое участие. И в 2007—2008 годах был составлен длиннющий список аварийных домов. Не знаю, был ли такой список по области, я видела только орловский городской. Так вот, в нём, например, аварийный дом по адресу Плещеевская, 14 встречался аж два раза! То есть местные чиновники предполагали, по-видимому, что чем длиннее список они составят, тем больше денег им дадут. Но как только возник вопрос о софинансировании, сразу появился местный жесткий регламент: чтобы попасть в заветные списки, жители должны теперь провести собрание, договориться и оплатить услуги специализированной строительной организации, чтобы она провела обследование дома, а потом уже с результатами этого обследования выйти на муниципальную межведомственную комиссию… Кстати, на Плещеевской, 14 жители за свой счёт сделали обследование, но межведомственная комиссия пришла к заключению: износ 60 процентов — значит, капитальный ремонт. В конце концов, дом всё-таки признали аварийным, но уже после 1 января 2012…

«За чей счёт этот банкет? Кто будет оплачивать это изобилие?» — спросил Иван Васильевич, который сменил профессию. И, помните, что ему ответил Жорж Милославский? «Во всяком случае, не мы!». И пока так думали в Орле, у жителей дома № 18, который всё ещё не рухнул в поселке Кирпичного завода, был шанс на переселение. Как, впрочем, и у жителей с Плещеевской, и с набережной Дубровинского, и у не попавших в «объемы переселения» обладателей других адресов. Но «за банкет» пришлось платить. А в нашем регионе, как мы успели заметить, давно утвердился несколько зловещий принцип: если области приходится жить по средствам, то кому-то придется умереть.

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц