Красная строка № 10 (446) от 6 апреля 2018 года

Красный мост готовится к бою

Вермишян уехал в неизвестном направлении, и теперь проблемы архитектуры и градостроительства переместились из категорий «Спасите наши души!» и «Отстоим родной город от ненормальных!» в какую-то более приемлемую для обсуждения нишу. В частности, стали собираться областные градостроительные советы (при областной власти), вполне компетентные для того, чтобы рассматривать насущные вопросы в нормальном режиме.

Один из них — реконструкция Красного моста. Если жизнь в последнее время казалась вам пресной, лишенной трудностей и приключений, радуйтесь — в ноябре выйдет срок, когда питерская проектная контора, выигравшая конкурс на работу, должна утвердить проект.

Реконструкция… Какое, казалось бы, простое слово…

На совете проектанты представили сразу три проекта, что должно свидетельствовать либо об избытке сил и фантазии, либо о разборчивости или даже придирчивости заказчика, либо о неопределенности самого заказа.

В нашем случае верен, к сожалению, третий вариант.

Красный мост служит городу так долго, что в значительной степени «утратил свои несущие способности». Фактически он в аварийном состоянии. Работы осложняются следующими обстоятельствами. Первое: ра­зумеется (как в Орле может быть иначе!), арочные пролеты моста, или то, что в них, или что-то рядом — словом, значительная часть конструкции — представляет собой предмет истории и культуры, подлежащий охране. К истории и культуре следует относиться очень бережно, однако в орловской современной традиции это отношение в большинстве случае означает полный запрет на создание чего бы то ни было нового.

Может быть, это и хорошо, памятуя «гениальные» творения покинувшего нас Вермишяна, однако в случае с Красным мостом дело оборачивается вот чем. Исторически сложилось, что мост расположен на главной транспортной артерии города, причем расположен так, что артерию эту сужает — въезд на Красный мост со стороны Гостиной улицы значительно «тоньше» вливающейся в мост дороги. Объяснять, к чему это приводит, не нужно — всякий, ехавший в этом направлении в час пик, стоял здесь в пробке.

Мост — это, прежде всего, инженерное сооружение, предназначенное для обеспечения движения. Соответственно, логично и правильно его расширить до ширины примыкающей к нему дороги, что и предложили сделать орловские архитекторы, присутствовавшие на совете.

Не тут-то было! Во-первых — пресловутый охранный статус с массой, выражаясь современным языком, «непоняток» и бюрократических «заморочек», наложенных на исконное нежелание чиновников их преодолевать. Во-вторых, и это тоже существенно, — значительное, на пять метров, расширение дорожной (транспортной) части Красного моста приводит к необходимости укреплять конструкцию дополнительными приспособлениями, делающими этот, во многом витринный, объект в центре города крайне или весьма неэстетичным.

Трудно сказать, в чем здесь дело — или со вкусом у питерцев стало не очень, или ситуация, в самом деле, такова, что иначе просто не получается. Или смета не позволяет использовать современные материалы, которые и крепки, и эстетичны одновременно.

Именно поэтому проектная организация из города высоких стандартов предложила на суд заказчика сразу три варианта. В первом предлагается реконструировать мост, не изменяя его параметров. Во втором — расширить незначительно. В третьем, самом радикальном и неэстетичном — расширить сразу на пять метров, что, по сути, дарит улице Московской на этом отрезке дополнительную полосу движения, по которой, к примеру, можно пустить трамвай, обеспечив простор и дополнительную безопасность остальным участникам движения.

Но городские власти, как оказалось, конкретного задания, которое бы объясняло проектантам, чего от них хотят, по Красному мосту не давали. Отсюда — и вариативность эскизов…

Как вы думаете, на каком из них остановилась власть? Правильно, на среднем. Психологически это объяснимо. Совсем ничего не менять при появившейся возможности что-то все же изменить, глупо — машин все больше, движение все напряженнее. Менять радикально — страшно и, опять-таки, эстетика…

Есть еще одно соображение — в ноябре, по контракту, авторы должны представить не просто окончательный проект реконструкции Красного моста, а его вариант, одобренный государственной экспертизой в Саратове. А там, по рассказам, сущие звери экспертизами занимаются. В том смысле, что очень придирчивы. Нужно готовиться, а времени в обрез.

Вот поэтому после ноября, скорее всего, будет весело. И потому будет весело, что мост при реконструкции встанет — движение по нему полностью или частично прекратится. И вот тогда скучно не будет никому.

А есть еще вопросы упомянутой эстетики, градостроительной логики и обоснованности охранных зон. Так что точите клинки. Нельзя сказать, чтобы Орел находился в опасности — худшие времена миновали вместе с орденоносным экс-губернатором и частью его свиты. Но кое-что осталось. Назовем эти проблемы концепцией… Составная ее часть — отсутствие главного архитектора Орловской области при том, что красивых слов о преображении Орла сказано уже преизбыточно, а срок пребывания А. Клычкова на должности врио губернатора перевалил за полгода.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

самые читаемые за месяц