Красная строка № 34 (385) от 7 октября 2016 года

КРС-Орел-Памплона

ks_34-1

Про полеты и пролеты

Вы были в Памплоне? Будете. Знаменита она тем, что каждый год в начале июня быки там гоняют местных жителей. Зрелище настолько увлекательное, что туристы со всего мира стекаются к этой дате в Памплону толпами и сами участвуют в забеге. В самые удачные для Памплоны сезоны до 80 процентов смельчаков, удирающих от быков по узкой улице, составляют туристы. Нечто подобное ожидает в скором будущем и Орел.

Вы помните, как Вадим Владимирович Потомский обещал президенту Владимиру Владимировичу Путину завалить всю Европу крупным рогатым скотом? Про орловского губернатора можно говорить все, что угодно, но одного у него не отнять: если мужик сказал, то мужик сделал.

Но куда девать столько крупного рогатого скота? Европа нас больше не любит, не любит она больше и наш крупный рогатый скот. Стада орловского КРС роют копытами землю и мечтают о рынках сбыта, которых нет.
Выход подсказал гениальный архитектор В. Вермишян, друг орловского губернатора. Вместе они решили обратить свои недостатки в наши достоинства. Есть много орловского скота, быков. Есть «самая красивая» в мире улица Ленина. Так почему не превратить Орел в русскую Памплону?

Вам не нравятся монументальные тумбы с землей, стоящие двумя рядами, как гробы на складе, вдоль пешеходной зоны? Когда побегут быки, а перед быками люди, за этими тумбами можно укрыться от слишком резвого рога. Вам не нравится то, что принесет славу новому туристическому Орлу.

Недостатки оказались хорошо продуманным ходом. Посмотрите, как гуляют сегодня по Ленинской. Горожане и гости инстинктивно жмутся к стенам зданий, стараясь идти не по центральной части, напоминающей высохшее русло реки, а по тротуарам, находящимся в сени спасительных деревьев. Горожане будто чувствуют: сейчас раздастся рев, и быки, предводимые областной властью и местными органами самоуправления, побегут — вниз к Александровскому мосту и дальше на Комсомольскую.

Какова сила архитектурного предвидения, если событие, которое еще не состоялось, уже ощущается? Улица Ленина — это наша гордость.

Блеклая плитка на главной площади, откуда быки и работники администраций будут стартовать, плитка цвета бельма на глазу, тоже не так уж плоха. Она будто зовет к себе мастеров граффити. Будто просит: «Раскрасьте меня!». На главной площади города в День защиты детей, 1 июня, перед бычьими стартами можно проводить уроки мира. Сколько разноцветных солнышек, выполненных мелками и баллончиками, разместится на монументальном холсте!

Вам не нравится цвет плитки, будто украденной из магазина бэушного неликвида? Ну что ж… Если ваш вкус так безыскусно прост, столь обывательски примитивен, так преступно пошл, о чем с вами вообще говорить? Вы просто не доросли до звания жителя литературной столицы.

dscf7685

Посмотрите: на той же площади стоит фундаментальное «панно» со словами: «Орел — город высокого полета». Какого полета? Куда? Зачем? Это не важно. Главное — ощущение высоты, которое получаешь, глядя на текст. Сказано, что летим, значит так и есть. Зря врать не станут.

Сразу за «панно» — театр им. Тургенева. Академический, имени самого Ивана Сергеевича, «орловского» классика! Разве вас не переполняет гордость от чувства сопричастности к великому — искусству, академичности, классической литературе? Какое имеет значение, что во вместилище всех этих достоинств, на главной сцене стоят большие, почти академические, классические такие бытовые вед­ра для сбора влаги, сочащейся с театрального потолка?

Во времена крепостника Каменского дождь не был причиной отмены спектаклей. А в городе, отправленном кем-то в таинственный высокий полет, высокая культура — как в дырявой деревенской избе. На голову в ненастье течет (не капает) в буквальном смысле слова. Театр драмы — из списка «юбилейных объектов», капитально ремонтируемых к 450-летию «литературной столицы». «Юбилей» отпраздновали, деньги освоены, наступили дождливые будни.

Но стоит ли приходить от этого в уныние? Конечно, нет. Не спешите уходить с главной площади, на ней много интересного. Эта площадь — главная, самая важная, ближе всех других расположенная к власти, — будто экран, на который власть себя проецирует. Здесь все имеет особый, сакральный смысл.

Вот бывшее электронное табло, еще недавно считавшее дни и минуты до начала праздничных городских торжеств. Теперь на этом месте стационарная реклама с многозначительным текстом: «Мы стали дешевле». Речь — об орловском такси, но проецируемые властью смыслы глубже. Табло смотрит на здание, в котором расположилась областная власть, две ее раскидистые ветви. Кажется, что дешевле этой публики уже и быть не может, но реклама не согласна.

Оставим политику и вернемся к облагораживающей культуре. Кто у нас тут дальнозоркий… Какие интересные, ухоженные таблички на стене дома напротив. Возможно, находясь в высоком полете, и не до таких мелочей, но мы, бредя по чернозему, извините, заметили.

dscf7686

Стоя у подножия того же ослепшего табло и развернувшись в противоположную сторону, можно, если зрение острое, насладиться мемориальной доской, посвященной поэту Дмитрию Блынскому. Он тут жил.

dscf7681

Дело, по всей видимости, было давно, поскольку буквы на доске осыпались. Хотя, нет, не так уж и давно… Просто человек летит явно не первым классом.

Для города высокого пролёта — нормальная ситуация.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц