Красная строка № 30 (425) от 13 октября 2017 года

Лакмус для губернаторов

Итак, Потомский покинул Орловскую область, в которой мы с вами живем, а он пытался губернаторствовать. Произошло то, что было бы благом, если бы оно произошло еще три с половиной года назад.

Уже тогда, к концу весны 2014 года, стало очевидным, что толку от этого едва появившегося на Орловщине «молодого управленца» — не будет. С самого начала его усилия были направлены не на реальные дела, а на разговоры о них. Всякого рода материальные подвижки, которые россыпью обещались нам в будущем, выглядели одни — фантастически гипертрофированными, другие — очевидно неподготовленными, третьи вовсе зияли несуразностями. Но они сыпались на нас, будто как раз в этих обещаниях, уверениях, клятвах и заключался смысл губернаторской деятельности. Как? Откуда? За счет чего должен политься на нас шоколад? Ответов на эти и прочие прямые вопросы не звучало даже намеком. Потом как-нибудь. Так и просилось переиначить: Потомкакнибудьский.

Зато из высокопарных речей вылупливались разного рода перлы, выдававшие в авторе бахвальство, фанфаронство, а то и не соответствующую заявленному уровню образованность. Пресс-службе приходилось, выкручиваясь, именовать перлы «фигурами речи».

Постепенно стала откровенно проявляться антинародная политика, проводимая формальным ставленником от КПРФ. Выборные процедуры в нашей области еще при его предшественнике отдавали порой подтасовочным душком, но новому губернатору было недостаточно отдельных рекордов на выборах, потребовалось создать систему, при которой весь выборный процесс, в основе своей, законодательно, превращался в фарс. В этом, нельзя забывать, ему с готовностью помогали депутаты от разных партий — областные и избранные на местах. Аплодисменты «слугам народа»! Увы, Потомский их с собой не заберет.

Как флора в субтропиках, расцвела коррупция. Об «откатах» при заключении контрактов на всякого рода работы заговорили в открытую: само собой разумеется. Вскоре действительно почувствовалось, что безопасность дорожного движения, а затем и собственно дорожные работы у нас в области в приоритете. И было бы это в самом деле здорово, кабы мы своими глазами не увидели: главное в этих работах — не безопасность, не качественные дороги, главное — чтобы работы в этих бюджетоемких направлениях велись постоянно, не прекращаясь. То там, то здесь, то снова там. Проехать из Орла в Ливны или по обратному маршруту без остановок на месте проведения работ можно было в последние годы, пожалуй, только в ненастье. Простояв на нескольких мобильных светофорах, автомобилисты вовсю пытаются нагнать потерянное время на остальных участках. Какая уж тут безопасность!? Ливенский мост — из той же оперы: главное — не построить, главное — чтобы строился. Лучше вечно.

Вот такая у нас с вами образовалась, на мой взгляд, искривленная реальность. Исключительно с целью ее поддержания повсеместно подбирались кадры, задумывались и проводились так называемые реформы. О кадрах — отдельный разговор, на месте их никто не искал. Их выписывали из Питера, Брянска, Средней Азии, Армении, откуда угодно, лишь бы были «свои», которые не вынесут «сор из избы». О том, чтобы «не сорить», — мыслей не было.

Средства массовой информации откровенно «затачивались» под функцию внушать народу мифы про хорошую жизнь и верно выбранное прозорливым губернатором направление движения. Чем всамделишный интерес народа к этим СМИ был быстренько зарыт ниже даже среднестатистического уровня. Ну не любит он, народ, когда ему лапшу — и на уши! Да еще каждый день.

Вообще-то политика любого руководителя в отношении СМИ — это своего рода лакмус. По тому, как ее проводят, можно судить об истинных намерениях людей, получивших в руки власть. Пусть они хоть пятьдесят раз повторят, будто рассматривают газеты, телевидение и радио в качестве инструмента живого взаимодействия власти с народом, пусть неустанно декларируют абсолютную открытость людям — правда это или пустые слова, будет отчетливо видно уже спустя короткое время.

Про Потомского я кое-что начал понимать еще 26 марта 2014 года, когда получил приглашение поговорить о ситуации с орловскими СМИ на «самом высоком уровне». Разговор (правда, не лично с губернатором, а с первым его замом) состоялся, но воодушевляют, повторяю, не слова, а дела. Дела не воодушевляли.

До сих пор баловням судьбы, в руки которых попадала в последнее десятилетие власть в нашей области, почему-то представлялось, что СМИ вокруг — это для них, это, как они один за другим выражаются, рупор, посредством которого можно прокричать себе какую угодно осанну. А обо всем неугодном — чтобы СМИ даже не заикались. Вот таким примитивным виделся им «диалог с народом».

Утверждаю как обладатель персональных почетных грамот от всех трех наших последних губернаторов: истинная журналистика не такова. Примерно никто из этих губернаторов не разделял моих взглядов на журналистику, но время от времени возникали ситуации, когда они вынуждены были формально признавать правоту моей позиции публично, и тогда мне доставались грамоты. И за подписью Козлова, и от имени Потомского, в период губернаторства которых мне настойчиво, но безуспешно искали подходящую статью в Уголовном кодексе, грамоты у меня есть. Храню забавы ради.

На самом деле диалог власти с народом — это тонкая, гибкая и ответственная вещь. Он выстраивается годами, целенаправленно и последовательно. Да, это порой неблагодарная работа. С одной стороны, что-то из произнесенного в таком диалоге не по душе отдельным читателям — среди них попадаются радикалы и прочие неуравновешенные граждане. С другой стороны, такой диалог не нравится чиновникам — от мелких до как раз губернаторов, поскольку, участвуя в нем, приходится не просто что-то делать, но еще и объяснять, почему ты делаешь именно это и так, а не делаешь другое и иначе. Но постепенно, в результате последовательных кропотливых и терпеливых настойчивых журналистских усилий, круг понимающих друг друга с обеих сторон расширяется. Вот в чем смысл, универсальный смысл настоящей журналистики! Только такое взаимное проникновение интересов и мнений вообще называется диалогом.

А непосредственно отсюда вытекает еще одна не мелочь. Только реально выстраивающее подобный диалог СМИ способно стать полноправным участником рыночных отношений и, как следствие, — внимание! — научиться себя содержать без бюджетных дотаций. Ни Потомского, ни его предшественника Козлова, ведомого «несклоняемым» Гармашем, этот момент не привлек. Они предпочли урывать из хилого бюджета деньги на содержание никому, кроме самих чиновников, не нужных «рупоров».

Чем не лакмус? Бюджет экономить, конечно же, хотелось. И потребность была. Но еще больше хотелось, чтобы СМИ пели исключительно про «жизнь удалась». И ради такого репертуара — черт с ним, с несчастным бюджетом!

Есть только один несомненный плюс от пребывания Потомского на Орловщине. С его помощью рядовые жители области окончательно всё разглядели в отношении марионеточного, бутафорского характера наших как бы политических партий. И именующие себя коммунистами, и «единороссы», да и все прочие, шаг за шагом в унисон проявлявшие «принципиальное соглашательство» с любыми подлостями и глупостями, инициируемыми губернатором, надолго дискредитировали себя в глазах населения.

Выхода, правда, из этого псевдополитического кокона, сплетенного вокруг нас, пока никакого не видно. Все устроено так, что партии — как бы самое важное, что у нас есть.
Хочешь — не хочешь, а периодически признавайся, за кого ты: за хрен либо за редьку. На худой конец, еще за какой-нибудь малораспространенный — потому что не очень и нужный — корнеплод. Другие варианты пристрастий крайне нежелательны: граничит с экстремизмом.

Немалая интрига заключается теперь в том, что наш новый врио губернатора, Андрей Клычков, еще не так давно, говорят, сам ходил на Болотную площадь, лично митинговал…

Впрочем, об интригах нынешнего момента занимательно поговорить отдельно. Их немало, интриг…

Сергей Краснощеков.
г. Ливны.

Лента новостей

самые читаемые за месяц